Рисунок 1. Монета Септимия Севера - подобную нашли в Звенигороде.

Рисунок 2. Монеты Юрия - анонимные с именем хана Узбека, и - чеканенные на великокняжеском столе в Москве.

Рисунок 3. Св. Савва.

Рисунок 4. Границы гипотетичного Звенигородского ханства, зависимого от Москвы.

Рисунок 5. Остатки апсиды древнего (16 в) храма.

Рисунок 6. Подклет древнего (16 в) сооружения.

Рисунок 7. Дворец царя Алексея Михайловича.

Рисунок 8. Дворец царицы.

Рисунок 9. Красное крыльцо дворца царицы.

Рисунок 10. Красное крыльцо, декор.

Рисунок 11. Красное крыльцо, фото 19 в.

Рисунок 12. Интерьер дворца царицы, фото 19 в.

Рисунок 13. Дворец царицы со стороны монастырской стены.

Рисунок 14. Улочка средневековья: стена монастыря слева, дворца царицы - справа.

Рисунок 15. Преображенская церковь и звонница.

Рисунок 16. Звонница, фото 19 в.

Рисунок 17. Колокол из медных денег, погибший в 1941 г. Фото 19 в.

Рисунок 18. Троицкая церковь.

Рисунок 19. То же.

Рисунок 20. Декор Троицкой церкви.

Рисунок 21. Прясло стены в районе Северной башни.

Рисунок 22. Прясло стены в районе Восточной башни.

Рисунок 23. Фото монастыря с высоты птичьего полета.

Рисунок 24. Восточная башня.

Рисунок 25. Северная башня.

Рисунок 26. Красная башня.

Рисунок 27. Деисус на Красной башне.

Рисунок 28. Башня без названия.

Рисунок 29. Трубящий ангел.

Рисунок 30. Житная башня.

Рисунок 31. Место, где стояла снесенная в 18 в башня.

Рисунок 32. Водяная башня.

Рисунок 33. Рождественский собор.

Рисунок 34. Вид Рождественского собора сразу после постройки, реконструкция.

Рисунок 35. Декор Рождественского собора: барабан.

Рисунок 36. Декор собора: пояс.

Рисунок 37. Строительные надписи позднего периода на стенах собора.

Рисунок 38. Въездные ворота в кремль.

Рисунок 39. Гуляя по вершине вала.

Рисунок 40. Между валом (на нем мы стоим) и храмом и был дворец.

Рисунок 41. Храм Успения.

Рисунок 42. Барабан храма.

Рисунок 43. Декор барабана.

Рисунок 44. Декор: средний пояс.

Рисунок 45. Декор: верх апсид.

Рисунок 46. Вход в храм.

Рисунок 47. Стрельчатые окна и барочные колонны.

Рисунок 48. Балкончик над входом в храм.

Рисунок 49. Церковь возле храма - место прежней мечети?

Рисунок 50. Ранняя керамика с городища: полосчатый и волнистый декор, 12-14 вв.

Рисунок 51. Керамическая декоративная плитка: из Бахчисарая (слева) и из Звенигорода (справа).

Рисунок 52. Фрагменты фигурных кирпичей с городища Звенигорода.

Рисунок 53. Турецкий фаянс: из Бахчисарая (слева) и из Звенигорода (справа).

 

Звенигород: забытый улус

Татарское княжество в 40 километрах от Москвы: на месте звенигородского кремля найдены следы ханского дворца.

Посмотрите таблицу правителей Звенигорода, включая татарских царей

Как все-таки хорошо умеют у нас писать историю! Взять древность подмосковного Звенигорода; читаешь вроде бы академические по форме сочинения о нем - и слеза наворачивается, как будто перед тобой таблоиды для патриотического воспитания молодежи. Местный князь - обаятельный мерзавец; милый смешной дуралей из стихотворения Есенина, который не понимает, что его удельная песенка спета. Московский князь - суров но справедлив, он уже знает, что про него напишут в школьном учебнике истории. И - скороговоркой - пара-тройка деталей, открывающих на самом деле, что же есть Звенигород для России, что происходило в западном подбрюшье Москвы до того, как влился этот город в унылую московскую империю. Тут бы сделать авторам-академистам пару акцентов, заострить внимание; но нет.

Поводом для наших записок, не претендующих ни на полноту, ни на объективность, стало, как всегда, посещение Звенигорода, что совсем несложно совершить москвичу. Вместо того, однако, чтобы умиляться красотам, мы задавали сами себе и земле звенигородской подчас неприятные вопросы; нашли ли ответы? Пусть рассудят те, кто знает предмет лучше нас.

Предыстория

В 1999 году в Звенигороде археологи нашли римскую бронзовую монету. Провинциальный чекан, Фракия, Септимий Север (193-211 гг). Какого именно города, археологи не пишут; Фракия при Севере чеканила обильно. Я подыскал в каталоге монету Филиппополиса Фракийского этого императора, самую обычную (рисунок 1). По всей России найдено от силы десяток бронзовых римских денег. На Украине клады римского серебра исчисляются центнерами, но то - Украина, и то серебро. Находка меди говорит за то, что здесь реально побывали люди из Фракии. Древние ли звенигородцы туда ездили, фракийские ли купцы сюда - кто знает. Но что они там делали, как добирались - загадка, ясно только, что то были не славяне, которые приходят сюда лишь в 9 в.

Вероятно, позже здесь было поселение касогов, тюрского племени Причерноморья, побежденного в 1022 году. Тогда тмутараканский князь Мстислав зарезал касожского вождя Редедю по его просьбе перед строем войск; так Божий суд решил, кто победитель, без сражения. Одного из потомков этого Редеди, Андрея Одинца, мы находим около 1380 живущим в деревне Одинцово - нынче это город.

Точное основание Звенигорода неизвестно. Считается, что те из северных городов, что имеют "тезок" на юге, основаны примерно в 12 веке, когда с югов пошли переселенцы в леса и болота Суздальской Руси: якобы из-за беспокойства от кочевников, на деле же по воле князей, желавших колонизировать далекие края. Тезки Звенигорода есть в Галицкой земле и под Киевом. Археология согласна: южане - и славяне, и наверное потомки половцев, печенегов, аваров поселились тут в 11-12 вв. Еще жива старая идея, якобы город принадлежал к Черниговскому княжеству; но это опровергнуто - он всегда подчинялся Владимиру и Суздалю. На письме Звенигород впервые упомянут в завещании Ивана Калиты (ок. 1340). Потом его Тохтамыш пограбил в 1382, о чем тоже пишут летописи, а в остальном маленький был городок, не светился.

Неазиатский тигр

И вдруг - экономический бум. Расцвет быстрый и масштабный. Строится кремль. Возводятся сразу два белокаменных собора. Только что основанный Сторожевский монастырь соперничает с сергиев-посадской лаврой. Откуда деньги? Может, развилась вдруг торговля? Но причина совсем другая.

Спасибо сыну Дмитрия Донского Юрию, ставшему в Звенигороде владетелем по смерти отца, с 1389 года. В 1399 году предпринял трехмесячный поход на Волжскую Болгарию. Не мы придумали, что именно оттуда привез Юрий колоссальные суммы - еще летопись говорит, что возвратился он "с многою корыстью", то есть с награбленным. И наши историки еще в прошлом веке связали строительство соборов звенигородских и кремля с этой спецоперацией. Но все ли осознают, что это был за поход?

О нем историки пишут неохотно - с гораздо большим подъемом повествуют они о зверствах ордынцев. Между тем это была настоящая война, жестокая и кровавая. Повод смехотворный: нижегородский-де князь Семен, заваривший кашу в княжестве, скрылся у булгар (Юрию потом придется прятаться там же). Разграблены и сожжены столица - Булгар, города Жукотин, Кременчук, Казань, Кашан. Пережившие только что набег Тимура, булгары не смогли оказать сопротивления. Летописец захлебывается - "никто и не помнит, чтобы так далеко воевали землю татарскую". Восточные авторы отмечают большие жертвы среди мирного населения, и говорят, что русские захватили огромное количество пленных. Советские историки пытались показать, что русские войска не брали города, а лишь "занимали" их, после чего, вероятно, ходили по театрам. Жукотин и Керменчук уже не восстановились. Василия Дмитриевича московского, организатора, прозвали "завоевателем Болгар", но даже Карамзина это покоробило - "до настоящих завоеваний было еще далеко", пишет он.

Момент был выбран филигранно: Тимур-Кутлук и Едигей только что ушли на войну против Литвы и Тохтамыша (это, кстати, застарелые враги московские), и разбили на Ворскле колоссальную литовско-татарскую армию. Раз Поволжье без защиты - айда туда. К месту поминали Едигея, который в 1398 году подходил к Москве, стал лагерем и требовал положенных по закону платежей в "федеральный бюджет" (впрочем, он попросил в 2.5 раза меньше, чем размер московского долга). Слабо доходила до князей, очевидно, и та простая мысль, что за поход в Булгар будет возмездие. Оно запоздало, но в 1408 году Едигей пришел к Москве. Перепуганные москвичи решили выполнить любые требования темника, лишь бы тот ушел. Взяв огромную контрибуцию, Едигей удалился; забавно, но, кажется, заплатили ее Москва и Можайск, а не звенигородский князь, который враждовал тогда с Москвой, и, очевидно, сумел выстроить дипломатическую комбинацию, типа "я враг твоего врага". Так что Звенигород съел сладкие вершки, а Москве достались горькие корешки.

Уже в 1400-м на "корысть" и, видимо, руками булгарских пленных Юрий строит кремль. И, конечно, сразу начинает чекан своей монеты. Сюжеты монет - интереснейшие, именно: мы встречаем на них имя хана Узбека (1313-1341), давно умершего, а также имя Юрия и его тамгу. Узбека поминает Юрий и в более поздних монетах, битых после захвата им Москвы, на которых сын Дмитрия именует себя "великий князь" (рисунок 2). Причем тут Узбек? Очевидно,   Юрий мнил себя наследником ордынских ханов - как же, улус волжский "взял". Узбек - великий хан, при котором Орда была на вершине могущества.

Освящение Богом власти, после суверенной монеты - второй элемент державия, и Юрий все в том же 1400 году строит в кремле Успенский собор, каменный, а потому по тем временам безумно дорогой. Его расписали знаменитые Андрей Рублев и Даниил Черный, работа которых, наверное, тоже стоила недешево, а возводили, думаю, пленные булгары-камнетесы. Конечно, возле собора строится и дворец, но в дереве, он не сохранился.

Другой точкой концентрации капиталов стал Савиннский монастырь, основанный в 1398 году. Савва (рисунок 3), игумен Троице-Сергиевой лавры, был недоволен тем, что после смерти Дмитрия Донского власти не уделяли лавре внимания. Подумав, что в Звенигороде восходит новое солнце земли Русской, которое к тому же способно согреть, Савва и перебрался к Юрию. Житие Саввы особо отмечает, что он благословил поход на Булгар и предрек - "вернешься с победой". Такое дорогого стоит. Юрий по возвращении жалует монастырю земли и деньги, а в 1405, когда князь наладил свой быт, он строит в монастыре Рождественский собор из белого камня. Это был неслыханный подарок: даже в Троице-Сергиевой лавре еще не было каменного храма, его строят только в 1423-24 гг в подражание звенигородскому.

Торжество федерализма

Богатства и имперские амбиции (Узбек Второй!) толкнули Юрия на борьбу за великокняжеский стол в Москве. Он начинает ссорится с московским князем около 1420. Это не мешает ему вместе с ним грабить Среднюю Волгу в 1414 и Новгород в 1417. Сначала Юрий хотел занять стол Москвы по наследству, Василий видел наследником своего сына. "Борец с Ордой", Юрий едет за правдой в Орду. Но помощи не находит, зато Василий уговаривает татар напасть на окрестности Звенигорода. Юрий бежит в Нижний, город тогда и сейчас полурусский, потом - да, в Булгарию. Верх наивности, или цинизма - искать поддержки ТАМ. Помощи волжане не дали, потому и пришлось Юрию в 1425 году с Москвой примириться.

В 1431 Василий, тот самый предпочтенный Юрию сын Василия первого, едет в Орду, сверять политические часы. Туда же и Юрий, но хан опять на стороне Москвы, и звенигородец в 1433 году идет брать трон силой. Василий проявил, по сравнению с другими князьями московскими, даже некие элементы героизма, поскольку не бежал сразу, как это было у москвичей в обычае, а собрал войско, куда забрил даже подвернувшихся под руку купцов, но после первой же стычки все равно бежал, и был пленен людьми Юрия в Костроме. Москву Юрий занял без боя. Но вот ведь какая оказия - не сумел Юрий сделать элементарного: сплотить элиту. Служить ему никто не захотел. В итоге он сам предложил Василию вернуться на трон. В 1434 году мстительный Василий сжигает Галич, Юрий разбивает москвича в открытом бою, и в апреле 1434 снова занимает Москву. Василий рванул в Орду, но не доехал: Юрий очень кстати умер.

Наследник Юрия Василий Косой продолжал дело отца, но без огонька, и в 1436 с ним было покончено: пленен, ослеплен, умер в 1448. Другой наследник, Дмитрий Красный, еще в 1436 подписал бумагу, что, как помрет, все отдаст Москве, что и сделал в 1441.

Так за 40 лет ушла слава Звенигорода. На 40 лет хватило награбленного в Орде, чтобы изобразить из себя "тигра". Звенигород еще некоторое время побыл в уделах, но давал и отбирал его уже московский правитель. Так, дал он Звенигород серпуховскому князю Василию, а через год (в 1456) отобрал, и самого князя в тюрьму посадил. Завещал Василий Темный Звенигород своему сыну Андрею (1462 г), а Иван III пригласил к себе Андрея пообедать (1492), да вышел по какому-то делу в сени; тут Андрея скрутили, да в тюрьму, там и уморили в 1494. Но тут начинается в истории Звенигорода странный период, который как-то не вяжется с "собиранием земель" и "установлением властной вертикали". Здесь возникает ... татарское княжество.

Улус Звенигородский

Андрей схвачен на пиру, сидит в оковах, и тут же, в 1492, Иван III отдает Звенигород крымскому чингизиду Абдул-Летифу, который и владеет им спокойно до 1497. Уж не затем ли схватили сына покойного монарха Василия, чтобы очистить территорию для крымца? Что за нужда, привечать чингизида из далекого Крыма?

Начнем, однако, с предыстории, поскольку Абдул-Летиф не был первым потомком Чингиза, владевшим Звенигородом. В 1445 году Василий Васильевич, отец убиенного Андрея, потерпел поражение в Суздале и был пленен ханом Улу-Мухаммедом. Как одно из условий освобождения, Василий пообещал хану выделить для его людей на территории Руси княжество, независимое от Москвы. Видимо, сначала речь шла именно о Звенигороде, где, возможно, еще жили родственные татарам касоги. Во всяком случае, поскольку прибывший в Москву сын Мухаммеда Касим в 1446 году поселяется именно здесь. Но Улу-Мухаммеда к тому моменту убили, в волжском улусе стояла смута, и Касима в 1452 подвинули подальше, в Городец Мещерский, который татары переименовали в Хан Керман (ныне - Касимов).

Теперь о Крыме. В 15 в Крым и Московия дружили. Обоим не нравились ханы Большой Орды. С основателем династии Гиреев, Хаджи, Иван III обменялся в 1462 любовными письмами, в 1472 - заключил военный союз, который подтвердил сын Хаджи, Менгли в 1474. Правда, в тот же год, когда большеордынский хан Ахмат завоевывает Крым, Менгли выручает не Москва, а другой союзник Гиреев - Порта; турецкий султан в обмен на вассалитет и уступку части территории Крыма очищает полуостров в 1475 году от большеордынцев. На Южном берегу и на Тамани до 18 в реет османский полумесяц. В 1480 году, накануне схватки с Ахматом, Иван снова подписывает с Менгли Гиреем союз, и Мегли, выполняя договор, в 1482 году с удовольствием разграбил литовский Киев (Литва была союзником Большой Орды). В 1484-1489, когда Крым и Турция воевали с Литвой, сын большеордынского хана Ахмата, Муртоза, блокировал Перекоп, и тут помощь Москвы пришлась кстати: Иван послал своих головорезов под Сарай. То же повторилось в 1491, с большеордынцами Сеид-Ахмадом и Ших-Ахматом. В 1492 Иван заключает договор о торговле непосредственно с турецким султаном, позволявший Москве торговать непосредственно с Каффой и зарабатывать миллионы.

В год заключения торгового союза с Портой и появился в Москве Абдул-Летиф. Очевидно, Крым надо было как-то отблагодарить. Абдул-Летиф был лишь одним из царевичей, без перспектив занять трон, вот и попросил папа Менгли его пристроить. Как отказать? Услуга крымцев по заключению договора "весила" не одну тонну золота. Что тут какой-то Андрей? Перед деньгами все отсупает на второй план. Так и сидел крымец до 1497, пока не надоело или не помер - молчат источники.

И вот ведь как повторяется история! Иван III оставил Звенигород своему сыну Юрию в 1504 году. Тот им владел, пока в декабре 1533 его не арестовали; он умер в тюрьме. А Звенигород снова отходит к татарину, правда, куда позже, и прямой связи между убийством Юрия и воцарением в Звенигороде в 1552 году астраханского хана Дервиш-Али вроде как нет. Есть косвенная. 1533-й - это время обострения борьбы за Казань и Астрахань. В 1530 году Москва достигла очередного военно-дипломатического успеха в Казани. Но там назревал переворот, действительно случившийся в 1534. Нужен был "аэродром" для приземления возможных ценных беглецов, и Звенигород был идеальным местом. Юрий пал жертвой дружбы народов.

Итак, в Звенигороде - Дервиш-Али (1552-1554). Этот чингизид сидел на престоле Хаджи-Тархана (Астрахани) с 1537 по 1540, потом его выгнали. Мечтая вернуть себе престол, он сделал ставку на Москву. Мне неизвестно, где он был до 1551 года, когда объявился в столице, но объявился кстати: в 1552 Москва расправилась наконец с Казанью, и завоевание Хажди-Тархана стало реальностью. В 1553 договорились с ногайцами, что те помогут свергнуть хана Ямгурчи, правившего в Астрахани на тот момент; Ямгурчи - ставленник Крыма, что не нравилось ни ногайцам, ни Москве (Крым к тому моменту перешел из друзей в заклятых врагов). В 1554 русские с 30-тысячным отрядом при поддержке ногайцев пошли вниз по Волге. Формальным поводом к войне было возвращение Тмутараканского княжества, которое, вообще-то, находилось на Тамани, но - тем нелепей и для врага ужасней. Быстрая победа. Ямгурчи бежит в турецкий Азак. Дервиш-Али на престоле.

Но звенигородский князек плохо кончил. Москва обложила Астрахань таким налогом, что народ забунтовал. Дервиш-Али решил не спорить с народом и перекинулся на сторону крымцев, запросив у них людей и оружие. Пришли тысяча турок с пушками. В 1556 году Москва собирает поход, и в несколько дней захватывает Астрахань, на сей раз прямо присоединяя ханство к России. Дервиш-Али убит. А как ведь жил себе в Звенигороде, как любовался русскими березками! Бывало выйдет на крыльцо, крынку молочка опрокинет, заслышит звон колоколов к заутрене, оглянется, не видит ли кто, да перекрестится... Хороший был человек, но с турками связался.

Но вернемся в 1554 год, когда Дервиш-Али отправился от Звенигорода в последний свой поход на юг. В том же году в Звенигороде поселяется новый владелец - казанский хан Едигер, свергнутый с престола Иваном Грозным в 1552 году. В Казани, разрушенной до последнего камня, убито около ста тысяч человек, но Едигер-Мухаммеда (правил с марта по сентябрь 1552) пощадили; он крещен под именем Симеона Касаевича и поселен в Звенигороде, где и умер в 1565 году. Почему его не убили? На следующий год после присоединения ханства в нем вспыхнуло народное восстание. В ханы выбран ногаец Али-Акрам, предводителем "интифады" стал некто Мамыш-Бирди. В 1553-1556 годах вокруг Казани шла настоящая война, но даже после русские не чувствовали себя твердо. В 1579 году, например, там обретена икона Казанской Божьей Матери, что можно расценить как пропагандистскую акцию, направленную на исправление умов "неверных". Столь трепетное отношение к свергнутому Едигер-Мухаммеду можно расценить как то, что Москва до последнего не исключала: придется Казанскому ханству вернуть независимость, поставив туда Едигера.

По смерти Едигера, Иван Грозный, стремясь ущемить своего двоюродного брата Владимира Старицкого, отнял у него Верею и всучил Звенигород, но потом в 1569 убил его вместе со всей семьей. Чтобы посадить татарина: в том же 1569 сюда приезжает астраханский царевич Муртаза Али, крещеный под именем Михаила Кайбуловича. Астраханское ханство, как мы помним, давно захвачено Москвой. Муртаза Али был потомком некогда правившего дома, но где он жил до появления в Звенигороде, нам установить не удалось. Как и в случае с казанцем, Муртазу держали на случай возврата Астрахани. Еще в 1571 году крымский хан Девлет Гирей сжигает Москву и требует возврата себе Астрахани. Иван близок к согласию, но в 1572 году, когда Девлет снова идет на Москву, он терпит неожиданное поражение в битве при Молодях. После этого о реванше не могло быть речи. Очевидно, Муртаза Али жил в Звенигороде или до своей смерти, или до событий 1572 года, когда он стал не нужен, точной даты мы не знаем.

На этом заканчивается жизнь Звенигородского улуса. Но - был еще эпизод. В 1693 году игуменья Саввино-Сторожевского монастыря Юлия дарит монастырскую Акулово сибирскому царевичу Василию Алексеевичу, а тот в тот же год передаривает его брату, царевичу Дмитрию. Дмитрий умирает в 1719, село получает его вдова Ксения, девичья фамилия - Долгорукова. Сибирские царевичи - потомки Кучума (чингизид, разгромлен русскими в 1598 году; последний сибирский царь Али бен Кучум пленен в 1604, умер в остроге в 1618); они пользовались при русском дворе большим уважением, но у Петра Великого попали в опалу.

Вот - все чингизиды, правившие Звенигородом и окрестностями. Мы даем сводную таблицу правителей Звенигорода, выделяя зеленым мусульманских владетелей.

Как жили исламисты под Москвой? Я делаю вывод: Звенигород стал "упрощенной версией" Касимовского ханства. Можно утверждать, что здесь де-факто существовало Звенигородское ханство. Отличия: Касимовское ханство было более независимо, устои татарские - крепче, владетели Касимова сформировали нечто вроде династии. Звенигород же был полностью зависимым татарским уделом. И если в Касимове татарского царя всегда сменял татарин, в Звенигороде мог и русский появиться, но все почему-то плохо кончали. И если в Касимове жил действительно царь, то тут - не более, как уважаемый человек, которому дали земли. Как уже говорилось, вероятно, после пленения Василия под Суздалем, Улу-Мухаммед вытребовал у него место для основания княжества татарского именно в Звенигороде. Но, поскольку Улу-Мухаммеда убили, и Касим явился в Москву несколько потрепанным после этих событий, его, хоть и поместили сначала в Звенигороде, но потом уломали переехать в местечко поглуше. Но, очевидно, какие-то обязательства по Звенигороду за Москвой оставались, и они соблюдались, пока было кого бояться, то есть до разгрома крымца Девлет Гирея.

Наверное, внешне организация жизни и быта выглядела в Звенигороде так же, как и в Касимове. Наверняка был дворец для татарских царевичей. При нем непременно гарем, мечеть, медресе. В Касимове татар старались поселить на некотором удалении от русских. Ниже мы приведем доказательства того, что в Звенигороде дворец татарский стоял прямо в кремле, возле храма Успения. Но - на начальном этапе, в 15 в. Позже татарам выделяли, наверное, деревни в окрестностях. На место таких пунктов претендуют следующие села.

1. Деревня Татарки, о которой имеется прямое свидетельство от 1504 года, что она "за татары". Интересно, что к тому моменту Абдул Летиф уже умер, а иного татарина в это время наши летописи не знают. Значит, он, тем не менее, был! Отсюда следует: даже в те годы, когда Звенигород числится за русским, здесь скорее всего сидел и татарин. Так, Едигер Мухаммед владел всем уделом. Несчастный Владимир Старицкий - только частью, очевидно, столицей; сменивший его Муртаза Али - опять всем уделом. Видимо, некое татарское "ядро" всегда оставалось за татарами, а вот права на столицу удела получали то татары, то русские. В 1529 году Татарки уходят Саввино-Сторожевскому монастырю. 2. Гигирево, Гирево или правильнее Гиреево - явно от родовой фамилии крымских владетелей Гиреев. В Звенигороде из Гиреев был лишь Абдул Летиф. 3. Сареево, вероятно, от "сарай"="дворец". Впервые упоминается в самом начале 15 в как деревня Сарыевское (что еще ближе к прототипу), значит, еще ранее, в 14 в, она могла быть прямым доменом ордынского хана, как ханский двор в московском Кремле или Тула. Еще в 1890 народ называл село Царево. 4. Шихово (первое упоминание - 1558 год). "Ших" - так в русских устах искажалось "шах", каковая приставка была распространенным элементом имени татарских династов; например, Ших Али, царь касимовский (первая половина 16 в). 5. Кораллово, правильнее - Караулово. Имя получила от фамилии Караулова, посла хана Ахмата Ямгурчи Караула, который в 1480 году привез от господина грамоту, да так и остался в России, крестившись под именем Симеона. 6. Солослово, где жили купцы-сурожане. Дмитрий, направляясь на битву с Мамаем, взял с собой купцов, чтобы они были свидетелями его победы; среди них были и жители этого села. Не все сурожане были крымцами, но и не все - русскими, как нас пытаются убедить. Все эти деревни, коли нанести их на карту, образуют три компактных района: возле самого Звенигорода, на юг от него, и на восток, уже почти у самой нынешней Москвы. Это и есть - центр территории Звенигородского татарского княжества, зависимого от Москвы, и два надела, данных в разное время татарам. (рисунок 4).

Памятники

Саввино-Сторожевский монастырь. В километре от древнего города, в местности, "иже в Сторожах" (хотя по документам никакой сторожевой заставы тут не прослеживается) в 1398 основан был Саввино-Сторожевский монастырь (называются и более ранние даты, но они не верны, поскольку Савва был назначен начальником Сергиев-Посадской обители лишь в 1392, а уж после того переехал в Звенигород). Паломники, суета, "новые русские", священники в "мерседесах" - второй Сергиев Посад. Сходство не случайное. Савва, начальник Сергиевской лавры, перебрался сюда по приглашению князя Юрия. При Дмитрии Донском предшественник Саввы, Сергий, был вхож на самый верх власти, но при Василии, сыне Дмитрия, при дворе появились иные советчики (Киприан). По сергиев-посадской традиции, и Саввинский монастырь сходу ввязался в политику. Перед походом 1399 года на Булгарию Савва дал добро на операцию, которое в церковных писаниях именуется пророчеством ("возвратишься с победой, побив врагов многих"); на деле в обители наверняка участвовали в разработке похода, изучали агентурные сведения, взвешивали политический расклад. Вспомним, что и на Куликовскую битву Дмитрия подбил Сергий Радонежский. Конечно, монастырь получил свою долю: в 1405-1407 здесь строится каменный Рождественский собор (уже роскошь), монастырь получает богатейшие вклады, не говоря уже о земельных пожалованиях, освобожденных от налогов.

Но с закатом звезды Юрия падает и слава обители. Ей не забыли, что именно отсюда Юрия подстрекали на борьбу с московским князем Василием. В 16 в это - небольшая обитель, половина нынешней площади, обнесенная кирпичными стенами с башней. Остатки сооружений 16 в (фундаменты и церковь Сергия Радонежского) можно видеть на площадке перед Рождественским собором: манят провалы подвалов, своды, выложенные кирпичом (рисунки 5,6). Именно к Саввинскому монастырю относится знаменитый пассаж Ивана Грозного, который, обличая священников, писал: "А на Сторожах до чего дошли? Калитку запереть некому, и по крышам трава растет", то есть монахи ударились в такой загул, что к ночи нет ни одного трезвого, чтобы закрыть ворота.

До сих пор остается загадкой, почему царь Алексей Михайлович проникается вдруг к обители необыкновенной любовью, и за несколько лет возводит тут немыслимый комплекс, включавший новые стены, дворец свой и царицын, храмы, и даже селит 300 стрельцов, стрелявших с башен из пушек при приближении царя. Благодаря этому Саввинский монастырь - яркий комплекс этого времени. Начало строительного бума точно датировано: 19 января 1652 года, обретение мощей Саввы. Уже после революции коммунисты не придумали ничего лучше, как провести над мощами заседание районной партячейки, причем курили, матерились, кидались костями и вели себя хуже монголов.

Дворец царя Алексея Михайловича (1650-1654, рисунок 7) - едва ли не единственный царский дворец этого времени, дошедший до нас. Видавшего виды Павла Аллепского он потряс. Сто метров длина фундамента, два, а там, где грунт понижается, три этажа - для тогдашнего времени это было сильно. В нем размещались все 500 человек, с которыми царь ездил сюда на богомолье. То, что кажется нам сегодня ярким образцом русской архитектуры, на самом деле, как говорят знатоки - влияние итальянского стиля. Второй этаж много раз горел, перестраивался, в 18 в стоял без крыши, поэтому декор попроще. Столь же огромен, но куда на мой вкус изящнее дворец царицы (1650-1652, рисунок 8). Всего один этаж, но - как вписано в рельеф. Знаменитое Красное крыльцо выполнено в восточном теремном вкусе, который с легкой руки художников вроде Васнецова стал символом стиля русского (рисунки 9, 10). До революции оно было покрасивее, поскольку верх был покрашен "в шахматку" (рисунок 11). Внутри царицына дворца - музей, довольно бедный, но зайти стоит, чтобы ощутить неповторимый аромат древнего жилья. Есть дореволюционный снимок, плохого качества, но бесподобно передающий атмосферу древности (рисунок 12). С обратной стороны дворец примыкает к монастырской стене, образуя узкий проход, или "улицу", куда ходить официально нельзя (очень уж там загажено), но мы были. Поражает, как царицын дворец, кажущийся с лицевой стороны таким камерным, с "изнанки" оборачивается монументальным сооружением с мелкими утопленными в камень окнами (рисунки 13, 14).

Как всегда в "официальных" монастырях, монументальна Звонница, в нашем случае при Преображенской церкви (1650-е, рисунок 15, и рисунок 16 - фото 19 в), на которой когда-то висел колокол (1667, рисунок 17, фото 19 в), отлитый из медных денег. Алексей Михайлович попытался ввести в оборот полноценную медную монету, но за полным незнанием экономики вызвал народные волнения, "медный бунт". Мне попадались такие монеты - их на местах древних поселений можно найти прямо глазами, потому что они просто валяются - их выбрасывали сотнями. В 1941 г, обрушившись, колокол пробил все перекрытия звонницы до самой земли. Троицкая церковь примыкает к звоннице, но она - компактная, камерная, и в нее ведет крыльцо, похожее на Красное (1652, рисунки 18, 19, рисунок 20 - декор церкви, видный, когда зайдешь под церковь и окажешься с обратной стороны, у монастырской стены). Церковь интересна тем, что это - последний шатровый храм в России; в том же 1652 году Никон запретил их строить, поскольку не без основания видел в такой архитектуре чуждый восточный вкус, развившийся после взятия Казани и построения Собора Василия Блаженного, план которого, в свою очередь, был позаимствован у казанской мечети Кул-Шариф.

Стены монастыря (1650-1654, длина - 760 м, высота - 8 с гаком, толщина - почти 3 метра, рисунки 21, 22, рисунок 23 - фото монастыря, сделанное с высоты птичьего полета; благодарю сайт Звенигорода) величественны, крепки и опровергают тезис о монастырских укреплениях как чисто декоративных. И хотя специалисты по военной фортификации отмечают ряд очевидных конструктивных нелепостей, их надо отнести за счет неискусства этого застойного времени. Коли даже бойницы были, чтобы по ногам стрелять, какая уж тут декоративность, какой уж тут, как пишут, "образ небесного Иерусалима!" Да и на башни можно было взгромоздить пушку, и из нее палить при виде самодержца. Когда-то было 7 башен, одну разобрали в 18 в. Обзор начнем с мощной Восточной башни (рисунок 24). Столь же крепка Северная башня (рисунок 25). Между ними находится монументальная Красная башня (рисунки 26, 27), украшенная иконами. Через нее когда-то входили в монастырь, сейчас вход проделан в другом прясле, башня стоит запертой. Идучи от Восточной башни, встречаешь небольшую башенку без названия (рисунок 28), на которую водружен трубящий ангел - расхожий сюжет на монастырских шпилях 18 в (рисунок 29), и на углу - Житную башню: как видно из названия, в ней хранили продукты (рисунок 30). На прясле, ведущем от Житной, была как раз та разобранная башня, вместо которой сейчас - уступ стен, маскирующий отсутствие фортификационного сооружения (рисунок 31). Наконец, возле ворот - Водяная башня (рисунок 32). Единственное сражение, которое выдержали эти стены - в 1760 году с крестьянами, которые, доведенные до отчаяния новыми налогами, возложенными на них монахами, подняли бунт и были расстреляны войсками.

Рождественский собор - это жемчужина (рисунок 33). Заложенный по основании обители в 1398 в дереве, он уже в 1405 перестраивается в камне. Строили из белого камня, монументально: толщина стен до полутора метров. Архитекторы реконструировали первоначальный вид собора (рисунок 34). Декор - сдержан, но изящен (рисунок 35, 36). На стенах - многочисленные надписи, высеченные в камни, о поновлениях и ремонтах, судя по стилю, не древнее 17 в (рисунок 37). Первая роспись - 1433-34, говорят, мастера были из круга Андрея Рублева. В 1548 г возводится придел Саввы, уже из кирпича, проводится ремонт, немного исказивший облик храма. Конечно, его поновляли и в 1649-1676, и позже, в 1677-1687, когда в монастыре шел строительный бум. Специалисты говорят, что в соборе нет того изящества, как у Успенского собора; но тот - княжеский, и ориентирован, как мы позже увидим, на варяжские образцы, а этот - монастырский, отражает вкусы монахов и показывает зарождение нового, московского стиля.

Археологический контекст. Территория монастыря ухоженная, поэтому подъемного материала нет. Но, если спуститься к реке, так, чтобы монастырь нависал, глядя на вас с горы, в размывах дороги, в ямах, которые роют для добычи песка, видно, что культурный слой довольно богат. Наверное, здесь был примонастырский посад. Немногочисленные и мелкие остатки красноглиняной керамики с плохим обжигом и множественными примесями могут относиться к 15 в. Больше обломков, в том числе крупных, горшков из серой глины, со слабопрофилированными венчиками, которые могут относиться к 16-му, или в крайнем случае к самому началу 17-го, поскольку московской чернолощеной нет вовсе. Это значит, что посад в этом месте прекращает существование около 1650-го. В источниках есть указание на то, что часть хижин была снесена якобы из-за угроз паводка; на самом деле, я думаю, это сделано быть для того, чтобы домишки не портили вид к реке: стоя возле Водяной башни, царь видел прекрасную панораму, которую не должны были заслонять жилища подданных.

Кремль. В России, там, где поработали древние воды разлившихся в мезолите рек, встречаются огромные холмы, на одном из которых, отвесном со всех сторон, да еще укрепленных валами, князь звенигородский Юрий и соорудил настоящее орлиное гнездо. Пока поднимешься - с самой пологой стороны - дух сведет, а местами просто обрыв. А на верху - ровная, обширная, квадратная в плане площадь гектаров 10, на которой - современная деревня, храм Успения, видимый издалека, красивый, как нечто воистину Божественное, и - огороды, там, где стоял княжеский дворец.

Валы городища поднимаются метров на 10-20, от внутренней стороны, а с внешней, где естественный обрыв - метров на 50. Смотришь вниз - густой лес, отвесный склон, голова кружится. Пройти валами по периметру всего городища нельзя, они наполовину срыты. Различаются следы ворот (рисунок 38), через которые и сейчас ведет проезжая дорога. Всего в кремле было 4 башни, и только одна проездная. Валы были насыпаны на бревечатой основе, усиленной глиной (рисунок 39). Глиной покрыли и внешнюю сторону вала, при осаде ее поливали водой, и она становилась скользкой, как каток. На валах главная находка - обожженная глина, которой обмазывали деревянные стены, чтобы бревна не погорели. Бревна положены были на булыжную вымостку, следы которой тоже видны. Несмотря на то, что Юрий пожалел денег на каменное строительство, он не проиграл - взять такую крепость было невозможно, на что собственно и указывает военная удачливость этого князя, так не сочетающаяся с его политическими провалами. Место, где стоял дворец, хорошо различимо и сейчас, если смотреть с валов - как квадратная проплешина (рисунок 40).

Храм Успения (рисунок 41). Построен, как считает большинство, в 1400 году, то есть сразу после похода на Болгар, на награбленные там деньги, и, возможно, руками пленных булгар, искусных в каменном зодчестве. Попытки передатировать храм более поздним временем меня не убедили. Храм был построен в дереве скорее всего в 1388, когда появляется звенигородская епископия, и он стал ее центром. Некоторые полагают, что он заложен в камне изначально, однако, на какие деньги? Русь была разорена Тохтамышем в 1382-м, и только болгарские вливания позволили ей встать на ноги. Специалисты видят в архитектуре чисто княжеские черты - так феодалы строили для себя, а не монахи. Мощная глава (рисунок 42), украшенная сдержанным декором (рисунок 43), покоится на кубическом основании. Декор тянется лентой, разрубая куб надвое (рисунок 44), он окаймляет также верх абсид (рисунок 45), и тут видно, что резьба пострадала, наверное, при перестройках. Ворота в храм - вполне русские (рисунок 46), стрельчатые окна - варяжские, а колонны - поздние, после 18 в (рисунок 47). Внутри храм действующий; я зашел, застал репетицию церковного хора, и не приметил ничего существенного, в том числе и фресок Андрея Рублева, которые, говорят, тут остались. В 1918 году в сарае возля монастыря запросто нашли три огромные иконы кисти Андрея Рублева, которые ныне можно видеть в Третьяковке под названием "звенигородский чин"; однако, они слишком велики для этого храма, как и любого другого в Звенигороде, и до сих пор непонятно, откуда они.

Самое странное в храме - это как оформлены ворота, через которые ныне заходят богомольцы. Еще поставили в 19 в "по старым чертежам" (рисунок 48). Ну Бахчисарай! Откуда? Не сомневаюсь, что, в тот момент, когда на площадке возле храма возвышался дворец татарского владетеля, и были перестроены эти воротца по восточному вкусу. Выше мы говорили о том, что возле дворца должна была находиться мечеть. Подле храма стоит небольшая церковка, о которой мы не нашли никаких упоминаний в источниках (рисунок 49). Она и могла быть построена на месте прежней мечети.

Археологический контекст. Как уже говорилось, на части городища, как раз там, где стоял дворец - огороды, что дает широкие возможности для осмотра грунта. Раскопки тут велись не раз. Из самых ярких находок - гончарное клеймо, как говорят, 12 в, с изображением трезубца, из чего делались выводы о принадлежности Звенигорода первоначально черниговским князьям, ныне отвергнутые. Общее впечатление от керамического материала - он очень пестрый. Бросается в глаза преобладание красноглиняной керамики, что несвойственно подмосковным памятникам. Наиболее обильны ранние находки. К 14-15 вв можно отнести 16 фрагментов красноглиняной, плохо прожженной и отмученной керамики, представленной мелкими фрагментами. Того же времени или чуть ранее - 5 фрагментов черной, плохо отмученной керамики, по единственному профилю горлышка видно, что оно было довольно крутым; выделяется фрагмент с остатками волнистого декора (рисунок 50). К этому же времени относим маленький белоглиняный фрагмент, очевидно, импортный. 23 фрагмента красноглиняной керамики, также с довольно крутыми профилями венчиков, в принципе похожие на первую группу красноглиняной керамики, но более качественные, можно датировать первой половиной 16 в. От конца 16 - первой половины 17 века - 6 фрагментов простой серой керамики. От развитого 17 в осталось 9 фрагментов черноглиняной лощеной (московской) керамики, от 18 в - всего два фрагмента тонкостенной красноглиняной керамики с коричневой поливой. Таким образом, видно, что с началом 17 в число керамического материала резко падает; очевидно, здесь прекратилась княжеская жизнь, дворец был разрушен, осталась небольшая деревенька, да в храме теплилась жизнь.

Но самые потрясающие находки я приберег на потом. Найдены четкие доказательства существования на городище дворца татарских владетелей, оформленном в восточном стиле. Это, во-первых, красноглиняная декоративная плитка с густой зеленой поливой, совершенно схожая с таковыми же из Бахчисарая (рисунок 51). Бахчисарайская плитка датируется широко, от 16 до 18 в. На том же рисунке мы для сравнения даем обломки плиток из Бахчисарая, найденные нами прямо на задах ханского дворца. Во-вторых, это характернейшие обломки кирпичного фигурного декора, совершенно схожие с таковыми из развалин татарских текие Касимова (рисунок 52). Очевидно, дворец был или деревянным с кирпичными и керамическими фрагментами, или целиком кирпичный, но впоследствии разобранный, что менее вероятно. Наконец, в-третьих, это обломок белоглиняной турецкой тарелки (рисунок 53), покрытой бесцветной поливой, с подглазурной росписью голубыми небрежными полосами. Обычно такая посуда датируется в Крыму 16-17 вв.

Итак, мы поставили точку. Мы нашли татарский дворец возле православного храма. Мы разобрали по косточкам, как жил этот красивейший, небольшой городок в опасном соседстве с Москвой. Мы поняли, как обманчивы привычные исторические схемы. Что дальше? Познание не знает конца. А наш текст, увы, с ним хорошо знаком.

Евгений Арсюхин

Наталия Андрианова

лето 2002

Авторы благодарят городской сайт Звенигорода, откуда они почерпнули немало информации и взяли старые фотографии города. Рекомендуем.

Hosted by uCoz