UCOZ Реклама

          

                       
НОВОСТИ ССЫЛКИ О ПРОЕКТЕ БИБЛИОТЕКА ИСТОРИЧЕСКИЙ КРУЖОК 

ПРИВЕТ ОТ ЦАРЯ БОРИСА

В России существуют несколько красных дней в календаре, символизирующих ее государственный статус. Первый праздник россияне отмечают летом - День независимости России. Второй - в начале зимы: День российской Конституции. Основная масса населения воспринимает эти праздники как не совсем понятные, но уже неизменные атрибуты российской государственности.

Одиннадцать лет прошло, как была принята Декларация о независимости России и Борис Ельцин объявил этот день Днем России. Правда, не всем было понятно, от кого стала независимой Россия, но лозунг «Долой коммунистов, да здравствует демократия!» всех убедил в правильности избранного пути. Через три с лишним года команда Ельцина разогнала российский парламент под теми же лозунгами и закрепила свою победу, приняв новую Конституцию, по которой президент России приобрел почти абсолютную власть над страной.

Для того чтобы придать ей законный статус, был наспех организован всенародный референдум, на котором за ельцинскую Конституцию проголосовали около тридцати процентов россиян. И это произошло всего через два месяца после расстрела Белого дома. В то время Татарстан, уже имея свою Конституцию, которая была принята на основании длительного и широкого народного обсуждения и референдума, отказался принимать участие в принятии российской Конституции. Но после подписания Договора с Россией вопрос о действии российского Основного закона на территории республики отпал сам собой. Все спорные вопросы, которые возникали при чтении двух конституций, должны были быть отрегулированы в Договоре между Татарстаном и Россией и в многочисленных соглашениях к нему.

Все было достаточно логично и, по большому счету, проблем у сторон не возникало. Там, где возникали спорные вопросы, например, по бюджету или службе в российской армии, стороны находили компромиссные решения. Это и был реальный федерализм в действии. Некоторые называли эти отношения «моделью Татарстана», в противовес чеченскому варианту решения федеративных отношений.

Но не зря все же опасались противники российской Конституции 1993 года, увидев в ней возможность узурпации власти со стороны президента и использования ее для построения сверхцентрализованного и, в конечном счете, недемократичного государства. Если «отец» новой российской Конституции Ельцин все еще был вынужден играть по правилам, которые он сам же выстраивал, то его преемник не был связан никакими неформальными обязательствами и мог использовать представленные ему возможности на полную катушку.

Если принятие Конституции России восемь лет назад было переходом к президентской форме правления страной с почти неограниченными правами главы государства де-юре, то добровольный уход «царя Бориса» с передачей должности президента России своему преемнику стал началом построения президентского государства де-факто.

В первые же месяцы начала своего правления Путин занялся усилением своей власти. Не было ни экономической, ни социальной программы развития России, были только слова о необходимости усиления вертикали власти в стране. И эта вертикаль, которая выстраивается сегодня а соответствии с Конституцией России, стала больше походить на каркас унитарного государства, на вершине которого единолично правит президент.

Нынешняя Конституция позволила Путину полностью прибрать к рукам Госдуму, создав ряд виртуальных партией и обеспечив им подавляющее большинство мест в депутатском корпусе. Строптивый Совет Федерации реформирован, и теперь там заседают в основном московские чиновники, набранные по указке президентского аппарата. Тем самым законодательная власть полностью приручена и беспрекословно выполняет волю президента.

Судебная власть еще со времен советской власти осталась полностью зависимой от воли Московского Кремля. И никакие реформы судебной системы в обозримом будущем не изменят это положение. Да и с чего им меняться, пытаться приобрести хоть какую-то независимость?

Проблема осталась за субъектами Федерации, Особенно остро вопрос встал с нашей республикой. Мы имеем свою Конституцию, принятую раньше российской. Мы имеем Договор с федеральным центром, имеем определенную практику взаимоотношений с Москвой, где определены области тех полномочий, которые делегированы властям. Есть доверие народа властям, есть опыт управления своим хозяйством. Конечно, не все идеально, но требовать отказа от всего этого, мотивируя несоответствием российской Конституции, неконструктивно. Да и не было причин, которые объективно указывали бы на острую необходимость в изменении принципов взаимоотношений между республикой и федеральным центром, кроме тех надуманных, которые постоянно инициируются частью недовольных то «отсутствием демократии в республике», то излишним количеством денег в бюджете республики.

Мотивация приведения в соответствие законов, принятых в республике, федеральным также, по большому счету, надуманна. Все знают, что в российской Конституции не были указаны созданные Путиным федеральные округа для управления государством российским, как и Госсовет при президенте России. Но никто же не ставит под сомнение законность этих решений, Российская Конституция не требует однозначного и полного приведения в соответствие законов субъектов Федерации с федеральными законами. Нет такой нормы. Если республики обозначены в ней государствами, то, как и любые государственные образования, в соответствии с мировой практикой, должны иметь свои атрибуты государственности, которые могут и отличаться между собой. Для этого и существуют федеративные отношения, которые могут регулироваться различными договорами, в которых будут учитываться особенности тех или иных субъектов.

Но еще более важен дух Конституции, по которой мы должны жить. Ведь сосуществование в одной Федерации различных узаконенных норм жизни и есть признак зрелого демократического государства. Не сверху нам должны навязывать законы, которые мы должны воспринимать как некую данность, а затем требовать исполнения. Демократия строится снизу.

«...Установление приоритетов интересов государства над интересами отдельных граждан» - год назад заявил Путин в Федеральном Собрании. Это и есть основа всей политической конструкции Путина. Конституция же России служит ему в той мере, пока она отвечает его усилиям по укреплению российского государства. Но нельзя забывать и крылатую фразу, сказанную одним из монархов: «Государство - это я». Сегодняшние шаги российского президента могут оказаться шагами к абсолютной монархии. И Конституция России помехой ему не будет...

Ильяс ИЛАЛДИНОВ 

(Опубликовано в газете "Восточный экспресс")

 

 

НА ГЛАВНУЮ

                                         

зарубежная недвижимость в черногории . ортопедическая обувь

Hosted by uCoz