UCOZ Реклама
Потолки натяжные люберцы, акция на www.coplast.ru.

Открытое письмо

Татарам всего мира

Президенту Республики Татарстан г-ну М. Ш. Шаймиеву

Председателю Всемирного конгресса татар г-ну Р.З. Закирову

Президенту Всемирной татарской лиги г-же Г. Пултар

Председателю ФНКАТ России г-ну Р.С. Валееву

 

Дорогие соплеменники, уважаемые лидеры татарского народа! Пришло время расставить точки над i по вопросам, ответы на которые решают быть или не быть нам, татарам, нацией международной значимости.

 

1.     Русско-татарский вопрос

 

Международная демократия вступила в завершающий этап борьбы с мракобесием, с реальной угрозой гибели человечества, идущей от новоявленных претендентов на мировое господство. Нынешняя полоса развития мирового сообщества, как никогда раньше, во многом (если не во всем!) есть следствие пробуждения национального самосознания народов: больших и малых, в особенности вторых, как правило, находившихся (находящихся), так или иначе, на положении либо угнетенных, либо второразрядных Р¦ Р»меньших братьевв•— великих наций. Такая оценка полностью приемлема для характеристики сегодняшнего состояния татарского народа.

Естественно, это далеко не по нутру великодержавно-шовинистическим кругам титульной нации России Р¦ русского народа. Они провозглашают Р»новую революциюв•— - Р»национальнуюв•—, начавшуюся Р»с утверждения ... либерального владыки  Кирилла, что Россия, где 80 процентов населения крестит своих детей по обряду предков, является прежде всего православной странойв•—, Р»является государством православных людей, в котором живут также национальные и религиозные меньшинствав•— (Александр Ципко. Ждет ли Россию национальная революция? // Комсомольская правда, 1 марта 2003 г.). Р»Либерализмв•— названного владыки был бы более нам понятен, если бы он свое мнение о том, что в Российском государстве живут и нерусские, расшифровал словами: Р»с его (государства. Р¦ А.Б.) соизволенияв•—. А то ведь можно подумать, будто Российское государство изначально оформилось как православное, в котором изначально же жили национальные и религиозные меньшинства. Что совершенно не соответствует действительности и, следовательно, полностью меняет картину истории бытия народов России, со всеми вытекающими отсюда последствиями, императивно не позволяющими преобразовывать светское государство в православно-религиозное. Цитированный автор одного из иерархов РПЦ Р¦ Кирилла аттестует Р»действительно либеральным владыкойв•—. Потому что он признает факт проживания инородцев в России? Или, потому, что он не противодействовал (быть может?) бизнесу с беспошлинными водкой и табаком, которым, говорят, весьма успешно промышляла Церковь в бытность во власти предыдущего президента, наряду с его приближенными? Оно, конечно, что и говорить Р¦ Р»либеральнов•—. Даже очень!

Обратимся к сути постановки вопроса. А. Ципко продолжает: Р»Речь идет о перемене взгляда на Россию, о попытках титульной нации, абсолютного большинства привести свою страну, ее политическую и прежде всего духовную культурную жизнь в соответствие с ее названием. Понятно, что подобная попытка спровоцирована стеснениями, неудобствами, которые создает для русских, для большинства нынешний Р»светскийв•— порядокв•— (там же. Курсив мой.-А.Б). Какие же это Р»стесненияв•—? Оказывается, начиная с 90-х гг., вытесняются из сознания молодежи все признаки Р»русскостив•—, предаются забвению Р»национальные победыв•—, Р»национальные героив•—, Р»национально мыслящие политики и деятели культуры, наукив•— (так в тексте; видимо, автор хотел сказать о вытеснении последних (данных мной курсивом) не столько из Р»сознания молодежив•—, а из правящей элиты). Самое главное, ради чего все это перечислено, как раз в этом, но о нём Р¦ ниже.

С чем бесспорно надо согласиться Р¦ это с утверждением автора о реальном положении русских, их самоощущении: Р»Сегодня настроения среди русских, несмотря на то, что их больше сотни миллионов, сродни тем настроениям безысходности и уныния, которые были распространены у вымирающих эстонцев и латышей накануне распада СССРв•—. Чем же вызваны такие Р»унынияв•—? Р»Резкое снижение продолжительности жизни и прежде всего среди этнических русских. Катастрофические масштабы пьянства и наркозависимости. Этнических русских очень беспокоит неконтролируемая и беспрецедентная по своим масштабам миграция Р¦ из бывших советских республик Закавказья. На территории, которые они привыкли считать своим убежищем, своим домом, пришло огромное количество Р»чужаковв•—. Словом, Р»русским очень плохов•— и поэтому Россия  Р»не имеет будущегов•—. Автор в этой связи надеется на то, что Р»светские кругив•—, оценив по достоинству для себя угрозы и риски растущего русского протеста против нерусской России, перестанут сопротивляться национализации Россиив•— (там же. Курсив мой.-А.Б.)     

В унисон с статьей А. Ципко, но уже направленное не вообще против Р»нерусской Россиив•—, а конкретно против татар, написано письмо (правда, ранее ципковской публикации Р¦ в октябре 2002 г.) группы представителей русской общины г. Казани В.В. Путину под громоподобным названием Р»О дискриминации по национально-религиозному признаку и о нагнетании антироссийских настроений в Республике Татарстанв•—. В нем утверждается, что Р» на протяжении двенадцати лет складывался национальный дисбаланс во всех областях жизни республики Р¦ от политики до культуры. Достаточно сказать, что в нашем регионе, где русские составляют, по данным переписи населения 1989 года, 43,3%, около 85 процентов командных должностей занимают татары ... Роль русского народа в современном обществе сведена к минимумув•— (ж. Р»Татарстанв•—, 2003, №2. С.19). Не вдаваясь в подробности и не упрекая подписантов в подмене фактов умолчанием того, что в ведущих сферах экономики, включая Национальный банк, командное положение занимают русские, хотелось бы сказать им: вам не удастся противопоставить татарстанских русских татарам. Во-первых, потому что наши русские не чета русским, к примеру, Рязани, Курска, Москвы и т.д. Даже генетически: немало среди них полукровок, просто обрусевших татар, не говоря уж о многовековом сожительстве, которое не обходится без взаимообмена национальными чертами психологии, философии и т.п. Во-вторых, у татарстанцев, независимо от национальной принадлежности, есть общий интерес: и материальный, и культурный, и политический. Ущемление центром интересов Республики сказывается одинаково на всех её гражданах. В этом кроется обреченность всех попыток натравить русских на татар (что срывалось уже не единожды!). Татарстанские русские жизнью убедились в том, что с татарами можно идти Р»в разведкув•—. Не об этом ли говорит высочайший рейтинг Шаймиева?! Да и в референдуме по суверенитету победу обеспечили русские сограждане подписантов.

Выше я обещал вернуться к главному требованию А. Ципко, полностью совпадающему с идеей-фикс группы татарстанских русских, а именно: русские Р»хотят, чтобы русских было больше среди тех, кого называют Р»элитойв•—. Собака зарыта тут. Зюганов сотоварищи не один раз патетически вопрошал: кто, где вы видите русских в правительстве России?! Того и гляди, выкинут лозунг Р»Бей жидов Р¦ спасай Россию!в•—. Пока бьют чеченцев, Россия тем временем разоряется. Будут бить остатки евреев (лучших, активных уже выжили), дела в стране еще более ухудшатся; тогда возьмутся за татар, чтобы Россию окончательно похоронить!

Спрашивается, кто же, все-таки, по национальному признаку, в России правит? Татарин там -  всего один. Остальные Р¦ в основном русские, частично украинцы, быть может, немногие Р¦ в худшем случае, давно обрусевшие инородцы. Имея в виду наш давний государственный антисемитизм, можно подозревать намек на евреев. Если так, то желательно, чтобы их было по-больше, ибо правительство станет умнее. С средневековых времен известно, что те европейские страны, в коих во главе правительств стояли евреи или хотя бы они были министрами финансов, процветали, когда же их изгоняли Р¦ разорялись. Уверен: сегодня во властных структурах всех уровней 99% - русские и обрусевшие инородцы. К примеру, в Москве на несколько сот тысяч татар нет ни одного депутата татарина; в прошлом составе правительства, кажется, был один татарин, да и тот не знал, что он татарин.

Проблема взаимоотношений татар с русскими имеет место быть. Как в Татарстане, так и за его пределами. Не потому, что имеются трения между этими народами, а потому, что есть в том и другом народах провокаторские элементы, которые хотели бы греть свои поганые руки на тлеющем огне естественных противоречий, проистекающих из языковых, религиозных, духовных и прочих различий, раздувая его (огня) нагнетанием надуманных противоречий. На самом деле глубинная причина лежит в перманентном, не проходящем веками неблагополучии общероссийского бытия народа. Правящая бюрократия, не умея, не желая, если хотите Р¦ природно неспособная вывести общество из тупика неблагополучия, куда сама же и завела, периодически пытается отвести народный гнев от себя на инородцев. Р»Благов•— на службе у нее всегда под рукой достаточно лизоблюдов в околоинтеллектуальной тусовке, умело направляемой церковными иерархами. Раньше этой гнусностью забавлялись черносотенцы с дворниками, теперь Р¦ профессора-политологи, журналисты и прочие. Не говоря уж о профашистских объединениях и их лидерах в Государственной думе.

К сожалению, испокон века у русского народа единение с властью, как правило, наблюдалось лишь в войнах с иноземными захватчиками и вообще с другими народами. Этого же состояния правящая бюрократия стремилась добиться, натравливая русских на инородцев (чеченцев, евреев, малых мусульманских народов Кавказа и Крыма); ныне наблюдаются попытки пополнить этот список татарами. Идеи реванша возобладали в связи с тем, что короткое время (с начала 90-х гг. почти до конца ушедшего столетия) татары чуть было не добились более-менее равноправных отношений с правительством.

Да, русским, как и всем другим народам России, плохо. Но не потому, что кто-то обижает Р»старшего братав•— с его РПЦ, которая сама кого хочешь обидит. Не потому, что где-то, в чем-то исчезает Р»русскостьв•—. Не исчезнет до тех пор, пока они останутся ведущей нацией, а они таковы по определению. В силу своего численного превосходства, да и по культуре, по меньшей мере, не ниже других народов России, а в чем-то все еще и выше. Русским плохо по причине, о которой мечтающие о Р»национальной революциив•— и не вспоминают. Скорее всего, потому что Р»сытый голодного не разумеетв•—. О Р»русскостив•— всего и вся талдычат те, кто тусуется в Р»Савояхв•—, обсуждая и вырабатывая средства оболванивания народа, но не те, кто каждодневно перебивается с хлеба на воду. Народу плохо потому, что им уже много веков правит временщик Р¦ господствующий класс бюрократии, которая, с усердием, достойным лучшего применения, ныне строит государственно-монополистический криминальный капитализм. И русские ничего с ней поделать не могут, потому как у них нет субъекта развития в лице многомиллионного среднего класса собственников. Состоя в своем большинстве из пролетариев физического и умственного труда, они не ответственны за свое бытие, их опекают Р»благодетелив•—: чиновники и работодатели. Потому они издавна пили и пьют сверх меры, а теперь и наркоманией захлестнуты. И так будет, пока не станут самодостаточными гражданами родного гражданского общества, фундамент которого сами и составят в качестве среднего класса собственников. Другого не дано.

Россия, русская нация нуждается не в Р»национальной революции, а в радикальной социально-политической реформе, суть которой, во-первых, в превращении всех граждан в реальных собственников национального богатства, во-вторых, в преобразовании бюрократического государства в демократическое, в котором не народ служит бюрократии, а чиновник служит народу.

Но эта задача Р¦ общероссийская, которую нам, татарам, не решить. Мы можем, в лучшем случае, содействовать её решению. Вот об этом и мое обращение к соплеменникам: помочь себе и России, прежде всего Р¦ спасением татарского народа от ассимиляции, от потери им своей национальной идентичности. Россия во главе с правящей бюрократией Р¦ на пути к окончательной деградации своих народов. Первый клан российской бюрократии погубил царскую империю; второй клан Р¦ советскую империю; третий Р¦ доканывает посткоммунистическую Россию. Мы, татары, не должны надеяться на русское Р»авосьв•—: дескать, как-нибудь вытянем, выйдем из бюрократической трясины. Возможно, своим активным сопротивлением деградации, практическими конкретными мерами по оздоровлению нации поможем всей стране выкарабкаться из тупика, куда всех нас загнало Российское государство.

 

2.     Татарам быть!

 

Резюмируя сказанное выше, сделаем вывод: вообще-то говоря, речь идет об окончательном низведении татарской нации из государствообразующего статуса в разряд национальных меньшинств типа малых исчезающих народов Севера и Дальнего Востока. Оговорюсь: отнюдь не намерен хоть как-то унизить помянутые народы. Я просто констатирую сегодняшние реалии. Представляется, что ими упущен момент возрождения; мы же еще не дошли до состояния, за которым неминуемо последует схождение с этнической карты мира. Мы не склонны примириться с подобной судьбой. Мы должны попытаться вернуться на круги своя, то есть процветания. Всего несколько веков назад нас было примерно столько же, сколько и русских. Но усилиями русского государства нас, Р»басурманв•—, в соответствии с заветом Петра 1, Р»уменьшалив•—, теперь мы составляем примерно двадцатую долю русского народа. Несмотря на не плохие генетическое здоровье и рождаемость, сравнительно позднее приобщение к алкоголю, табаку и т.п. Значит, задача состоит только в том, чтобы очистить наше жизнеустройство от всего того, что калечит нацию. Нам должно подтвердить, что мы Р¦ народ с языковым и социально политическим статусом общемирового значения.

Россия в целом находится на переломном этапе своего развития. Ей придется смириться с потерей имперскости: не они первые и, к сожалению, еще и не последние Р¦ кое-кого еще ожидает такая же перспектива; хотелось бы надеяться, что в недалеком будущем. Русский народ, в основном, занят переходом из одной социально-экономической системы в другую. Татарская же нация еще озабочена восстановлением своего единства и подтверждения своей национальной идентичности, являющихся решающим условием сохранения нации, как таковой. Лишь так можем приостановить ассимиляционный процесс, ускоренный коммунистическим режимом и поддерживаемый нынешней властью.

Территориальное и правовое положение татарской нации: есть расположенное на исторической Родине свое Р»государствов•—, хотя и больше формально, чем фактически. Тем не менее, в нем заложено будущее, как государственного центра нации. Большинство татар (примерно Р¦ три четверти) - за пределами Республики Татарстан, частью на своих исторических территориях (Рязанская, Пензенская, Пермская, Саратовская, Самарская, Волгоградская области, Башкортстан, Удмуртия, Мордовия, Мари Эл, Чувашия и др.). На этих территориях, как правило, татарское население, расселенное компактно, имеет свои местные органы власти, подчиненные региональным властям. Значительная часть татар Р¦ в диаспорах по всей России, СНГ и дальнем зарубежье, где своих органов власти не имеет; там с недавних пор были созданы национально-культурные автономии, объединяющие, обычно, только активы общин (не массы); действуют (если действуют?) они на общественных началах.

Нравится кому или нет, но мы Историей обречены на совместное существование с русскими. При всем желании разойтись друг с другом, без ущерба катастрофического характера, мы не сможем. Но и жить в прежнем стиле политики и практики Российского государства с вполне и давно определившейся тенденцией на вытеснение татарской нации с этнической карты страны и мира, мы также не можем. Следовательно, неотложно необходимо искать и найти такой способ совместного существования, который бы устраивал обе нации на началах сохранения национальной идентичности тех и других, развития их национальных культур и языков. Способ этот, думается, - национально-культурная автономия, совмещенная с территориально образованными национальными республиками (областями, округами, районами) в местах их компактного проживания, вкупе являющаяся субъектом Российской Федерации. Государственная власть этого субъекта Федерации, составленного из двух частей, во главе с президентом осуществлялась бы законодательными и исполнительными органами, сформированными параллельно для каждой стороны, действующими в пределах своей компетенции, объединяющимися на специальных сессиях для решения общих вопросов национально-культурного развития, а также проблем рыночных отношений внутри нации.

В общенациональном масштабе объединиться территориально, пожалуй, мы никогда не сможем. Но сохранить национально- культурное единство и язык мы обязаны и сможем. Благо есть разработанная и почти реализованная в условиях добольшевистской российской демократии нашим международного масштаба деятелем Р¦ Садри Максуди Конституция татарского народа. Будучи транснацией, к тому же со своим Р»государствомв•—, в нынешних условиях строительства гражданского общества, мы имеем возможность реализовать идею Р»Большого Татарстанав•—.

Татарский народ дисперсно расселен давно. Это свойство нации было усилено в период правления коммунистов. Они, территориально формируя  государственное устройство СССР, резали по живому телу татарской нации, оставляя за пределами её Республики миллионы татар (кстати, в большинстве случаев Р¦ приграничных). До Советской власти, а также при ней, нация, теснимая властью, эмигрировала с родных мест в чужие края, как внутри России, так и за её пределы. Примерно также обстоит и с другими российскими народами. Поэтому для России с её перемешанным населением, в частности, с большими вкраплениями русских, татар и других во все инонациональные регионы, самым верным решением проблемы государственного устройства была бы федерация или конфедерация, субъектами которых стали бы нации, а не территории, то есть национально-культурные автономии. Но такое строительство, начатое татарами в 1917 г. (Садри Максуди), большевиками было отвергнуто и порушено. Они создали союзные и автономные республики под лживым тезисом о наделении их государственностью.

В условиях перехода к рынку с его демократией, союзным республикам удалось реализовать идею государственности; автономиям же Р¦ лишь попытаться её осуществить. Татарстан в этом преуспел более других. Наша задача ни в коем разе не отказываться от республиканского статуса Татарстана, не взирая на любой степени давление Москвы. Памятуя, что: 1) он позволил сохранить кое-что из существенно национального, 2) стал неким базовым очагом, опорой в возрождении нации. Республика должна стать центром Р»Большого Татарстанав•—, под которым разумеется единение с ней татар, компактно и дисперсно расселенных вне её территории.

Сохранив Республику Татарстан, мы должны добиться таких договорных отношений с Москвой, при которых делегирование полномочий осуществлялось бы снизу вверх, а не сверху вниз, как это имеет место быть в настоящее время. Нация сама должна решать, на каких началах ей строить свою национальную жизнь. Естественно, не ущемляя интересы других народов, в числе которых недопустимы великодержавные устремления. Все противоречия, которые по сей день наблюдаются во взаимоотношениях татар с русскими, проистекают из великодержавных потуг России, из политики и практики ассимиляции татар, их территориального и национально-конфессионального дробления, ущемления прав в сфере образования, вторгаясь в тысячелетнюю национальную письменность Р¦ более древнюю чем русская, навязывая то латиницу, то кириллицу, нарушая историческую преемственность в культуре, лишая нацию исторической памяти и т.д.  

ххх

К вопросу о национально-освободительном движении татар. Причину его успеха или неуспеха надо видеть в степени единения народа со своей властью. Именно об этом говорит демократизация, как самой жизни, так и отношений Татарстана с Москвой, начиная со второй половины 80-х до первой половины 90-х годов 20-го в. включительно и её резкий спад в последующем. В первый период народ и власть действовали в едином порыве, власть не чуралась национального движения; затем она приняла все меры, чтобы его притормозить ... и добилась того, что оно сейчас еле Р¦еле теплится.

Есть такая всемирно-историческая закономерность: нация может достигнуть самостоятельности (независимости) только при одном Р¦ непременном условии: единении всех её социальных и политических структур. Самые свежие примеры достижения такого единства и освобождения из-под российского колониального гнета: поляки, финны, прибалтийские народы (последние -  уже второй раз).

Извечная российская социальная болезнь Р¦ противостояние власти и народа. Их единство, как уже сказано выше, наблюдалось и было действенным лишь в войнах против других народов. Нынешнее противостояние, как следствие ограбления власть имущими народа, норовит перерасти в степень Р»белого каленияв•—, последствия которого непредсказуемы. Р»Русский долго запрягает, да быстро ездитв•—.

Думается, у русской политической элиты сегодня, как и прежде, нет социально-экономического свойства возможности единения с своим народом. Такого рода возможностей маловато и у татарской политической элиты. Зато у нее, как и у самого татарского народа, есть общий интерес суверенизации национальной жизни. Здесь власть и народ должны и могут выступать в едином напоре. Что же касается противоречий меж ними, то они Р¦ дело второе, разрешаемое, в той или иной мере, потом, после достижения независимости в главном. По принципу Р»свои люди сочтемсяв•— (не в Р»островскомв•— смысле), без вмешательства третьей стороны, интересы которой, обычно, не тождественны интересам обеих сторон.

Вот что следует нам понять: несмотря на то, что Р»прихватизацияв•—, осуществленная властью, больно ударила по народу, надо встать выше сиюминутных интересов. Иначе нам не добиться свободы в пределах Российской Федерации, которая и не состоится в качестве таковой, если мы, татары, и другие народы будем прозябать во внутринациональных драчках, испокон века используемых сильными мира сего (Р»Разделяй и властвуй!в•—) при угнетении других народов.

В этой связи о лидере татарского народа последних 10-15 лет М.Ш. Шаймиеве. Общественная молва его упрекает в содействии обогащению сыновей и вообще своего клана. Возможно, что оно так и есть. Р»Белых воронв•— в бюрократии бывает редко, потому как Р»себе дорожев•—! В условиях перехода к рыночным отношениям российская номенклатура ринулась в воровство государственного добра. Многие, наверное, на вполне легитимных основах, коль скоро, сами и инициировали принятие угодных им законов. Но Шаймиев не разорил Республику, в чем-то и поднял, проявлял заботу о малоимущих, пенсионерах, участниках ВОВ и т.п. Как может, сопротивляется десуверенизации Татарстана.

К великой печали, период его правления во многом Р¦ время упущенных возможностей и прежде всего форсированного преобразования народа в средний класс, что дало бы фактическую суверенизацию Республики. Другого, однако, лучшего лидера не было. Боюсь, его и сейчас нет. Согласимся, чуть перефразируя, с мудрой французской пословицей: Р»никто не может сверх того что можетв•—. Шаймиеву спасибо и на том, существенно отличающемся от результатов деятельности многих его коллег по руководству другими регионами России. Единение власти Республики с народом неотложно необходимо и возможно.

Хочу обратить внимание деятелей обеих сторон Р¦ и власти, и национального движения - на одно обстоятельство, с моей точки зрении, препятствующее их единству (не касаясь содержательной стороны их деятельности). Имею в виду радикалов, с той и другой сторон. Их вред в национальном движении очевиден, не требующий особых доказательств.

Не меньший вред причиняют те, кто Р»ошиваетсяв•— около власти, демонстрируя свою, якобы, тесную связь с ней, выполняя функции цепной собаки, нападая по поводу и без оного на наиболее уважаемых людей нации. Эта категория людей считается в общественном (обывательском) мнении приближенной к властям, в роли неких Р»советниковв•—. Хотя таковыми они, не обязательно, являются, как это, например, стало известно относительно одного борзописца-пачкуна, много лет афиширующего себя в этом качестве. Нельзя позволять кучке скомпоновавшихся в около Р»научнов•—-журналистских кругах отморозков терроризировать нацию. Надо их бойкотировать. Нам нужны не те, кто разжигает конфликты внутри нации, послужившие в свое время, быть может, главной причиной утери нами государственности, а Закиры Рамиевы, Садри Максуди и им подобные, объединяющие нацию культурой, просвещением, меценатством.

Национально-культурная автономия татар. Она уже прошла две попытки её создания: первый раз завершилась трагедией, второй раз Р¦ ныне переживаемый фарс.

После гибели казанского ханства и других татарских государств первая попытка восстановления единства татар была предпринята, как уже упоминалось в 1917 году, в буржуазно-демократических условиях, под эгидой Временного правительства. Была создана автономия со своими Милли Меджлисом и Национальным управлением, долженствующими законодательно и исполнительно обеспечивать национально-культурное развитие народа. Большевики, придя к власти, упразднили автономию. Вторая попытка осуществлена, опять-таки, в почти демократических условиях посткоммунистического режима коммунистами второго призыва, то бишь Р»демократамив•—. Обкарнав социал-демократическую идею, приняли закон и подарили национальным меньшинствам автономию, которая Р»на тебе Боже, что нам негожев•—.

Воистину верна мысль, что, когда Бог кого-то хочет наказать, он лишает его разума. Созданная татарами в 1917 г. автономия положила было начало формированию Российской Федерации, субъектами которой стали бы нации, а не территории с населением во главе с национальной бюрократией, стремящейся отделиться от Москвы во что бы то ни стало, не считаясь с тем, что История уже сделала невозможным Р»разводв•— российских народов. И народам, вставшим на путь отделения от России, предстоит пережить в течение длительного времени невероятные трудности самого разного толка и прежде всего в межнациональных отношениях с русскими и русскоязычными людьми, проживающими вместе с ними. Будь у нас государственное устройство, предложенное тогда татарами, Россия никогда не ополовинилась бы, как это случилось сейчас. Вопрос об отделении какой бы то ни было нации просто не мог встать на повестку дня. Нынешнее государственное устройство России с его централистской тенденцией и лжеавтономиями, полагаю, послужит окончательному распаду страны, поскольку никоим образом не способствует решению не только национального вопроса, но и вообще отрицает нормальные взаимоотношения центра с местами. Российская бюрократия издавна промышляет тем, что рубит сук, на котором сидит.

Рассчитывать на то, что данный состав Государственной думы (впрочем, как и будущие составы, если не переменится правящий класс) примет закон о национальных меньшинствах, соответствующий задаче их сохранения и развития, не приходится. Наличие в ней и даже в её руководстве деятелей откровенно черносотенного типа Р¦ тому вернейшее подтверждение. На парламентских слушаниях (июнь 1995 г.), на которых я выступал с докладомР¦проектом Закона о национальных меньшинствах, я настаивал на необходимости принятия работающего закона, реально защищающего интересы народов. И Р¦ что особенно важно для наших народов Р¦ значимого не только для нерусских народов России, но и для всех наших соотечественников за рубежом. Я выдвинул аргумент о том, что такой закон мог бы стать образцом для других государств, в которых, как минимум, 25-30 млн. русских и русскоязычных, ставших там Р»второсортнымив•—, нередко даже Р»негражданамив•—. Но законодателям было на это наплевать. Вначале Р»социалиств•— Рыбкин, потом Р»коммуниств•— Селезнев предпочли принять абсолютно непригодный проект закона, разработанный дурной памяти Миннацем, с которым ныне ни те, кто должен жить и работать по нему, ни те, кто должен обеспечивать его действие, не знают что делать. Примечательна позиция Конгресса русских общин (КРО), никак не реагировавшего на ни на процедуру выработки этого закона, ни после его утверждения. А ведь ему не безызвестно, что невозможно требовать нормальных условий для существования зарубежных соотечественников, не создавая таковых для инородцев в своей стране. Но он, думаю, озабочен не столько достижением демократических условий существования для них, сколько тем, чтобы они поддерживали и развивали в себе националистический дух, который, известно, подогревается худшими условиями бытия. Тайный, Р»шитый белыми ниткамив•— замысел великорусских националистов иметь в таких государствах в их лице свою Р»пятую колоннув•— ...что не может не сказаться и уже сказывается в их положении, довольно, к сожалению, печальном.  

Итак, нам нужно думать о том, как сохранить и развивать свою национальную идентичность сегодня, сейчас, не откладывая дела в долгий ящик. Ждем вот уже около пяти столетий ... Первый и, быть может, самый лучший вариант продвижения решения наших проблем Р¦ это обращение в ООН, международные организации. Но это путь долгий, связанный с проволочками, бюрократия торжествует и там. Нам ждать недосуг.

Наступила решающая пора в нашем развитии. Москва атакует, буквально, по всем направлениям. Теперь нонсенс говорить о какой бы то ни было суверенности Республики Татарстан и дееспособности национально-культурных автономий. Мы должны свершить третью (последнюю!) попытку восстановления единства нации на государственном уровне. С этой целью Всемирный конгресс татар, Федеральная национально-культурная автономия совместно с Всемирной татарской лигой должны создать Организационный комитет по формированию Всероссийскх Милли меджлиса и Национального управления. Предметом их деятельности в единении с органами власти Татарстана стало бы  законодательное и исполнительное обеспечение национально-культурного развития татарской нации на пути вхождения наших граждан в рыночные отношения в обще-внутри-национальном масштабе.

Современники должны задаться вопросами: Р»если не мы, то кто же?в•—; Р»если не сегодня, то когда же?в•—.

История, потомки нам не простят бездействия!

Пришел момент истины.

Профессор Агдас Хусаинович Бурганов

Москва, 17.03. 2003 г.

Hosted by uCoz