UCOZ Реклама

Татарское историческое общество

 

Материалы первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года о семье Гаяза Исхаки. Эхо веков (Гасырлар авазы). Р¦ 2001. - № 1-2. Р¦ С.228Р¦234.
 

Загидуллин И.К., кандидат исторических наук

 

 

В 1897 году в Российской империи была проведена первая и единственная всеобщая перепись населения. Однодневная статистическая операция проводилась повсеместно и охватила всех подданных государства. Указом императора Николая II от 19 декабря 1896 года1 днем проведения статистической проверки было назначено 28 января 1897 года.

В основу проведения всеобщей переписи было положено подворное обследование. Предстояло собрать объем сведений, по пунктам, выработанным международными статистическими конгрессами2.

 

Было разработано три варианта бланков переписи: форма Р»ав•— предназначалась для членов сельских обществ, форма Р»бв•— - для лиц, расселенных на хуторах, пристанях и в других местах, форма Р»вв•— - для горожан. Они были изданы и на языках этносов, имеющих письменность, в том числе на татарском языке.

Вся информация фиксировалась переписчиками на основе устного расспроса людей и никаких документов, подтверждающих правильность этих сведений, не требовалось.

В течение четырех месяцев после завершения статистической кампании местная администрация обязана была провести проверку переписных листов и сделать второй экземпляр документа. Затем один из бланков отправлялся в Главную переписную комиссию для подсчета и обработки. Второй экземпляр оставлялся в губернском статистическом комитете на хранение.

 

В начале XX века переписной материал был опубликован Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел в сводных изданиях общегосударственного масштаба, в погубернских выпусках3. Эти труды следует признать большим достижением правительственной статистики России конца XIX века. В них систематизированы и обобщены практически все сведения, зафиксированные в переписных документах. В погубернских Р»тетрадяхв•— материалы обобщены по уездам и городам, что позволяет провести комплексный конкретно-исторический и статистический анализ социально-экономического, демографического положения регионов в конце XIX века. Переписной материал представляет большой интерес для выявления общественного разделения труда, основных социальных и сословных групп многоэтничного населения Российской империи, его расселения по уездам и городам, уровня грамотности на русском и на родном языках, степени участия в выборных должностях местной администрации и др.

 

Многовековой национальный гнет и русификаторская политика правительства пореформенного периода способствовали усилению подозрения татарского населения к любому нововведению властей. Негативное отношение к всеобщей переписи татар-мусульман было в целом предопределено неразрешенностью национального вопроса в условиях роста национального самосознания татар. К тому же, верховная власть при разъяснении целей, задач и значимости всеобщей переписи, Р»забылав•— сообщить о конфиденциальности собираемых персональных сведений и сохранении без изменения их гражданских прав. Во многом поэтому перепись была воспринята мусульманами как завуалированное намерение самодержавной власти крестить татар, использовав для этого собранные сведения.

Большой интерес для изучения этно-социальной и общественно-культурной ситуации в татарском обществе конца XIX века представляют первичные источники всеобщей статистической операции - переписные документы. К сожалению, их сохранилось немного. Тем не менее имеющийся архивный материал служит важным источником в плане дополнения и углубления опубликованных данных всеобщей переписи населения 1897 года.

 

Под воздействием слухов о крещении большинство татарских сельских обществ Казанской губернии первоначально отказалось допустить перепись. Не стало исключением и сельское общество д.Кутлушкино (Калеево, Малая Бахта) Красноярской волости (13-й счетный участок первого переписного участка) Чистопольского уезда Казанской губернии, не позволившее в первой половине января 1897 года начать переписные работы4.

Основная часть жителей деревни согласилась на проведение переписи только после прибытия 14 января в Чистополь двух рот солдат, командированных в уезд для содействия властям. До этого времени полицейская управа, осознавая свое бессилие, вынуждена была ограничиться выявлением через своих осведомителей организаторов неповиновения в селениях. На основании статьи 29 Р»Положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствияв•— в Чистопольском уезде в ходе рейда военной команды без суда и следствия на семь суток местной полицией было арестовано 254 человека, в том числе 13 мусульман в Чистополе, 212 татарских крестьян из 26-ти деревень и 21 чувашин из 3-х селений5. Среди них было четыре жителя д.Кутлушкино. 3 марта 1897 года их дела были переданы в Красноярский волосной суд6.

 

Обращает на себя внимание то, что четыре бланка из числа сохранившихся переписных листов по д.Кутлушкино напечатаны на русском языке, а остальные 280 - на русском и татарском языках. Это обстоятельство наводит на мысль о том, что в селении статистическая операция проводилась в два этапа. Первоначально почему-то использовались бланки, предназначенные для русского населения, затем - уже для татар. В этой связи нумерация документов, заполнявшаяся счетчиком по мере продвижения по дворам, дает некоторый материал для реконструкции общественной ситуации в селении, отношения к статистической операции членов сельского общества.

 

Сведения о семье муллы Гизетуллы Исхакова7 содержатся в переписном листе под № 2. Несомненно, священнослужитель одним из первых в деревне стал респондентом, что свидетельствует о его законопослушности и, возможно, понимании им истинной цели данного правительственного мероприятия.

Первичный источник всеобщей переписи позволяет сделать ряд интересных наблюдений о домашнем хозяйстве семьи выдающегося татарского писателя и общественного деятеля Гаяза Исхаки. Как известно, после завершения обучения в медресе г.Чистополя, в 1873 году, его отец - Гизетулла Исхаков - получил свидетельство, дающее ему право занимать должность имама. Представитель сельского податного сословия из бывших государственных крестьян, уроженец д.Новые Лашманы Самарской губернии женился на дочери муллы Аблулвалея - Камарии. Разница в возрасте между молодоженами составляла 18 лет.

 

Как видно из переписного документа, в 1897 году мулла имел два жилых помещения, крытые деревом, возможно, в одном из них располагался мектеб. Выясняется, что, проживая более 20 лет в д.Кутлушкино, он сохранил свою приписку податного лица в д.Новые Лашманы Самарской губернии. Не исключено, что это было связано с определенными материальными соображениями: желанием сохранить для родни положенный ему земельный надел. Члены общины выделили мулле земельный участок, о чем свидетельствует показание Гизетуллы Исхакова относительно своего Р»побочного или вспомогательного промыслав•— - Р»земледелец хозяинв•—. А Р»главные средства для существованияв•— давали подношения односельчан8 за исполнение обязанностей приходского духовного лица. Для ведения своего хозяйства в течение года он содержал работника - девятнадцатилетнего односельчанина Исмагила Мифтахутдинова (в графе о его занятии, дающее Р»главные средства для существованияв•—, записано: Р»земледелец работникв•—). Для 58-летнего муллы, единственного трудоспособного мужчины в семье, видимо, другой возможности для ведения хозяйства, как нанять постоянного работника (батрака), и не было. Старший сын муллы - 18-летний Мухамметгаяз - с 1893 года обучался в медресе Р»Кул буев•— в Казани9. Следует отметить, что в рассматриваемый период содержание мусульманским духовным лицом в своем хозяйстве работника было обычным явлением.

 

В январе 1897 года в семье Гизетуллы Исхакова проживала Р»призреваемаяв•— вдова, уроженка д.Кутлушкино 50-летняя Минзифа Асфандиярова (Минсафа Есфиндиярова). Правомерно предположить, что она одновременно являлась воспитательницей малолетних детей муллы. В ведении домашнего хозяйства только тринадцатилетняя Гайнимарзия могла в определенной степени быть помощницей своей матери. Следует учесть и то, что абыстай Камария Абдулвалеевна, как и ее супруг, занималась педагогической деятельностью10. Их старшая дочь Гайнимарзия обучалась у матери, о чем свидетельствует запись в графе переписного листа о ее грамотности (написано, что она умеет читать по-татарски и обучается дома).

 

Между прочим, в наставлениях счетчикам предписывался следующий порядок заполнения графы Р»грамотностьв•—: Р»Тех, кто умеет читать по-русски записывать словом Р»дав•—, кто не умеет читать ни на каком языке - словом Р»нетв•—, кто не умеет читать по-русски, а на каком-либо языке - словом Р»дав•—, с обозначением этого другого языка, например, Р»да, по-татарскив•—11. Как видно из переписного листа, после собственноручного исправления счетчика, правильно оформлены показания о грамотности Гизетуллы Исхакова и его дочери (Р»да, по тат.в•—), чего не скажешь о сведениях о грамотности супруги (Р»нет, по тат.в•—). Данное упущение во многом объясняется отсутствием навыков ведения делопроизводства у счетчика Степана Зямилова.

В графе Р»вероисповеданиев•— переписного документа со слов Гизетуллы Исхакова счетчик первоначально записал слово Р»исламв•—, затем, видимо, вспомнив порядок заполнения бланка, вычеркнул и заменил его словом Р»мус.в•—, т.е. мусульманского вероисповедания.

 

Переписные листы содержали графу, где фиксировались показания о родном языке респондентов, по которому впоследствии определялась их национальная принадлежность. По мнению современников, этот признак являлся Р»шатким показателем народностив•—12. Следует подчеркнуть, что изначально не предполагалось такой графы. Это было сделано по рекомендации последнего из международных статистических конгрессов, Санкт-Петербургского (1872 г.), обобщившего главные правила проведения всеобщей переписи и выделившего графу Р»разговорный языкв•—13. В данном случае налицо прогресс в выборе терминологии (Р»родной языкв•—). Следует отметить, что для определения иностранцев Санкт-Петербургским конгрессом предполагалась ввести графу Р»место родины, место рождения и национальностьв•—14.

 

В своей книге Р»Идель-Уралв•— Гаяз Исхаки отмечал, что во время всеобщей переписи Р»на вопрос о национальной принадлежности переписуемого тюрко-татары заявляли, что они мусульманской национальностив•—15. Это его положение подтверждают некоторые делопроизводственные материалы местной администрации и жандармерии, а также часть сохранившихся переписных документов татар-мусульман Казанской губернии.

Согласно записям в переписных листах, односельчане Гаяза Исхаки - более половины семейств д.Кутлушкино (142 переписных листов) - родным языком назвали Р»тюркскийв•—, а остальные, как мулла Гилязетдин Исхаков, признали родным языком Р»татарскийв•—. Примечательно, что в ряде случаев в этой графе после слова Р»тюрк.в•— или Р»тюр.в•— снизу написано слово Р»тат.в•—, при этом первое слово не всегда вычеркнуто. Остается неясным, действительно ли это является упущением счетчика, или все же часть крестьян назвали родным языкомР»тюрко-татарскийв•—. Кстати, окончивший Чистопольское медресе муэдзин деревни Сахабутдин Хуснутдинов указал родным языком также Р»тюркскийв•—16.

 

Исследование и подробный анализ всех сохранившихся в Национальном архиве Республики Татарстан переписных листов мусульман Казанской губернии, позволяет утверждать, что в опубликованных материалах первой всеобщей переписи проигнорированы показания респондентов о родном языке татар, благодаря которым определен этнический состав населения Российской империи. Фактически по перечню Р»инородческихв•— языков в империи, утвержденному накануне мероприятия Центральным статистическим комитетом, впоследствии был произведен подсчет населения по этническим группам. Поэтому сводные и погубернские издания материалов первой всеобщей переписи 1897 года не могут служить достоверным источником в определении национального самосознания татар мусульман. В исследовании этой проблемы первостепенное значение представляют переписные документы, хранящиеся в Национальном архиве РТ. Они являются также важным источником в исследовании татарской семьи и национальной деревни, особенностей социально-экономического и этно-культурного развития татарского общества в конце XIX века.

 

Примечания

1. Полное собрание законов Российской империи.-3-е собр. - Т.16.-№ 13544. С.

2. Котельников А. История производства и разработки всеобщей переписи населения 28-го января 1897 г. - СПб., 1909. - С.20.

3. Общий свод результатов обработки данных первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 г. В 2-х тт.-СПб.,1905; Распределение населения по главным исповеданиям. - СПб., 1901; Краткие общие сведения по империи. Распределение населения обоего пола по главнейшим сословиям, вероисповеданиям, родному языку и некоторым занятиям. - Спб., 1904 и др.

4. НА РТ. Ф.245. Оп.34. Д.25. Л.157-158, 228 об.-230.

5. Загидуллин И.К. Перепись 1897 года и татары Казанской губернии.-Казань,2000.-С.202.

6. НА РТ. Ф.245. Оп.34. Д.25. Л.284.

7. Там же. Ф.104. Оп.2. Д.4. Лл.17-18.

8. Согласно данным губернского статистического комитета за 1899 г. д.Кутлушкино состояла из 292 дворов мусульман и 7 дворов крещеных татар.

9. Мусин Ф. Гаяз Исхакый. Тормышы hэм эшчэнлеге. - Казан,1998.-С.11.

10. Известно, что в 1899 г. в д.Кутлушкино контингент учащихся в национальной школе состоял из 41 мальчика и 19 девочек.

11. НА РТ. Ф.105. Оп.1. Д.1. Л.8 об.

12. Пландовский В. Народная перепись.-СПб.,1898.-С.73.

13. Там же.-С.70.

14. Там же.-С.74.

15. Исхаки Г. Идель-Урал.-Набережные Челны,1993.-С.36.

16. НА РТ. Ф.104. Оп.2. Д.2. Л.5 об.-6.

  

 

 

Hosted by uCoz