UCOZ Реклама
Искали типографии г Москвы? . Наклейки На Стекло: интерьерная печать баннеров.

Гордость уммы. Марджани

Марджани — религиозный деятель, просветитель, философ, историк. Вышеперечисленные определения не охватывают все стороны его многогранной деятельности. Марджани также и этнограф, и археограф, и востоковед, и педагог. Энциклопедичность его знаний можно сравнить с энциклопедизмом французских просветителей ХVIII века - Дидро и Руссо.

Каким же был путь Марджани к признанию, высотам, позволившим Габдулле Тукаю охарактеризовать его как "поборника свободомыслия, знания и прогресса, сделавшего первый шаг к просвещению"? Шихаб ад-дин (Шихабуддин) б. Баха ад-дин б. Субхан б. Абд аль-Карим аль-Марджани родился 16 января 1818 года (по новому стилю) в с. Ябынчи нынешнего Атнинского района Татарстана.
Предки Марджани со стороны отца и матери принадлежали к фамилиям известных имамов-мударрисов. Первые сведения по истории Шихабуддин получил от своего деда Субхана б. Абд аль-Карима, который владел арабским и персидским языками.

Дед Марджани со стороны матери, Абд ан-Насир, обучал его Кор'ану, Сунне, фикху (мусульманскому праву). Отец Марджани Баха ад-дин получил образование в Бухаре и был там одним из уважаемых людей, которого на свои меджлисы (собрания) приглашал эмир Бухары Хайдар б. Масум. С отцом он занимался арабским языком, логикой, каламом (раздел теологической науки).

В пятилетнем возрасте Марджани лишился матери, а потом воспитывался мачехой в довольно суровой обстановке. Начальное образование он получил в медресе, где преподавал его отец, в д. Ташкичу. Юный Шихабуддин не ограничивался изучением предметов, преподаваемых там, а занимался самостоятельно в домашней библиотеке. Уже с семнадцати лет он начинает преподавать в этом медресе и, будучи неудовлетворенным учебником морфологии персидского языка, составляет свой. Оба его деда и отец, будучи людьми образованными, обладая обширными познаниями по восточной истории, философии, религии, сумели привить юному Шихабуддину стремление к учению, знанию. Полученное образование не удовлетворяет Марджани, постоянно стремившегося к получению новых знаний. В 1838 году он отправляется в Бухару для продолжения образования.

В Бухаре неудовлетворенный системой обучения в медресе он, в основном самостоятельно, занимается в богатых ценными рукописями местных библиотеках. Деньги на жизнь зарабатывает обучением детей состоятельных людей. Хотя схоластическое обучение в Бухаре уже не соответствовало современным потребностям общества и не удовлетворяло Марджани, пребывание там для него не было бесполезным: он встречался с известными, прогрессивными учеными своего времени (хотя их было немного), все больше убеждаясь в необходимости изменить старую систему мусульманского образования.

В 1843 году Марджани отправляется в Самарканд — один из древних очагов культуры Средней Азии. Там он обучается в медресе "Ширдар", знакомится с известным историком кади Абу Саидом ас-Самарканди (ум.1848-49 гг.), который, как пишет Марджани, стал первопричиной того, что он "начал интересоваться исторической наукой и приступил к исследованию исторических книг".

В Самарканде, уже обладая определенными знаниями, Марджани испытывает потребность глубже познать взгляды своего предшественника и соотечественника Абу Насра аль-Курсави (1776-1812). Впервые он прочитал рукопись Курсави приблизительно в двадцатилетнем возрасте, и она оказала значительное влияние на формирование научных взглядов Марджани, в частности, на концепцию "открытия дверей иджтихада" (вынесение собственного суждения по общественно-правовым вопросам жизни мусульман при отсутствии прямых указаний или рекомендаций в Священном Кор'ане или Сунне — ред.).

Если в Бухаре формируются взгляды Марджани как религиозного деятеля, не согласного с ортодоксами лишь в системе обучения, то в Самарканде, под влиянием кади Абу Саида, Марджани всерьез приступает к занятиям историческими науками.

В 1845 году Марджани возвращается в бухарское медресе "Мир-Араб". Именно там Марджани начинает серьезное изучение культуры, истории, философии Востока. Первые свои произведения он посвятил истории тюркских народов Средней Азии.

В 1848 году, после одиннадцатилетнего отсутствия, с новым багажом знаний Марджани возвращается на родину и в марте 1850 года назначается имамом-мударрисом 1-й Казанской мечети.


В 1867-68 годах Духовное собрание мусульман Поволжья и Приуралья назначило Марджани на должность ахунда и мухтасиба Казани (одна из самых почетных религиозных должностей региона), что явилось несомненным признанием его деятельности со стороны руководства мусульман. С официальными светскими властями у Марджани также устанавливаются позитивные контакты. Он выполняет отдельные поручения казанской губернской власти: следит за изданием текста Кор'ана в казанской типографии (впоследствии выпускает книгу, посвященную истории и принципам издания Кор'ана в России), организует сбор денег для кавказских народов, пострадавших от землетрясения, составляет отчеты о рождении, бракосочетании, смерти мусульман для государственных учреждений, участвует в судебных заседаниях при произнесении клятв мусульманами.

Со временем имя Марджани становится известным далеко за пределами Казани: в 1870 году выходит в свет его книга "Назратуль-хакк", своими новыми для своего времени и среды религиозно-реформаторскими идеями, принесшая автору широкую известность не только на родине, но и на мусульманском Востоке. Он становится видным идеологом религиозного реформаторства, продолжившим и углубившим в новых исторических условиях традиции своих предшественников А. Курсави и А. Утыз-Имяни. Религиозно-реформаторские взгляды Марджани, включали концепцию "открытия дверей иджтихада", а также обращение ко временам Пророка Мухаммада (Кор'ану, Сунне, словам муджтахидов) для "очищения" Ислама от позднейших наслоений, реформу преподавания в медресе.

Возврат к временам Пророка Мухаммада он мыслил как "обновление веры". Его "возврат к прошлому" заключался в том, чтобы, "очистив" Ислам от позднейших наслоений, сделать его доступным для понимания в новой социокультурной ситуации, возникшей в Казанском крае во второй половине ХIХ века. Но в глазах консервативно мыслящих религиозных деятелей такой подход не был "возвратом к прошлому".

"Назратуль-хаккый фи фардийятиль — ыша' ма лям ягиб аш-шафак" ("Обозрение истины относительно обязательности ночной молитвы до наступления сумерек") — один из наиболее известных своих трудов Марджани написал не столько для объяснения неверности положения о необязательности ночной молитвы в Казанском крае, сколько для того, чтобы изложить свое новое понимание основных положений вероучения, реформаторских по сути.

"Назратуль-хакк" получил широкую популярность не только в Поволжье, но и на Ближнем и Среднем Востоке. Этот труд Марджани высоко оценивали известные мусульманские ученые Индии того времени Садик б. Хасан аль-Кинауджи и Абд аль-Хай аль-Лакнави, сирийский ученый Джамал ад-дин ад-Димашки, тунисский — Шейх Мухаммад Байрам.

70 - 80-е годы ХIХ века — это время близкого знакомства Марджани с русской культурой, учеными-востоковедами Казанского университета. Марджани хорошо знал профессора И. Ф. Готвальда, академика В. В. Радлова, профессора Казембека, первого востоковеда среди женщин О. С. Лебедеву и многих других русских ученых. Через своего ученика Х. Фаизханова он устанавливает сотрудничество с В. Вельяминовым-Зерновым и шейхом ат-Тантави — известными петербургскими востоковедами.

Марджани первым из мусульманских ученых был избран в Общество археологии, истории и этнографии при Казанском университете, активно участвовал в его деятельности. Его фигура в белой чалме и зеленом чапане часто привлекала внимание русских ученых на заседаниях этого Общества. В 1877 году в Казани проходит IV Всероссийский съезд Общества, на который съезжаются около 300 ученых из многих городов России и ее пределов. 13 августа на съезде академик Радлов прочитал на русском языке доклад Марджани по истории Булгара и Казани. В 1884 году этот доклад на татарском и русском языках был опубликован в материалах съезда.

Педагогическая работа Марджани — еще одна страница его просветительской деятельности в широком смысле этого слова.

13 сентября 1876 года в Казани открылась Татарская учительская школа с восьмилетним обучением. Школа готовила учителей начальных классов из татар. Преподавание велось на русском языке, исключая урок шариата. Марджани первым из татарского мусульманского духовенства согласился на предложение инспектора школы В.Радлова преподавать в ней вероучение. На открытии школы он выступил с приветственной речью, в которой призывал татар к обучению в этой школе. В течение девяти лет Марджани преподавал в Татарской учительской школе, входил в педагогический совет. Однако в результате разногласий с инспектором и некоторыми учителями вынужден был оставить преподавание. За эту деятельность консервативные круги мусульманского духовенства называли Марджани миссионером, еретиком, вероотступником.

В своем медресе Марджани многие занятия ведет по собственной программе.
В 80-х годах ХIХ века радикально расширяется собственно научная деятельность Марджани, на передний план выходят занятия философскими и историческими дисциплинами. В этот период Марджани работает над рукописным биографическим словарем "Вафиятуль-асляф ва тахийятуль-ахляф" ("Подробное о предшественниках и их приветствиях потомкам"), который включает 6057 биографий ученых, писателей, философов и общественно-политических деятелей мусульманского Востока.

К "Вафиятуль-асляф" Марджани написал введение — "Мукаддима", которое тоже было издано. В нем ученый описывает историю зарождения наук на Востоке, дает их классификацию, подкрепляя ее ссылками на высказывания видных деятелей мусульманской культуры, рассматривает основные религиозные школы, направления в Исламе. По сути, это не только исторический, но и мировоззренческий труд, посвященный различным аспектам и проблемам духовной культуры Востока.

В этот период издаются наиболее значительные произведения Марджани, среди которых: "Хаккуль-ма'рифа ва хуснуль-идрак" (“Истина познания и красота постижения”), 1880 г. — сочинение о мусульманском праве (фикхе), в котором ученый, в частности, излагает свои социально-политические взгляды; "Мустафадуль-ахбар фи ахвали Казан ва Булгар" (“Кладезь сведений о делах Казани и Булгара”), 1885 г., 1 том — исторический труд о Волжской Булгарии и Казанском ханстве; "Китабуль-хикма аль-балига аль-джанийя фи шархиль-акаид аль-ханафийя" (“Книга о зрелой философии, помогающей объяснить учения ханафитов”), 1888 г. — сочинение, в котором Марджани излагает свои религиозные взгляды. Умственный просветительский потенциал Марджани многократно увеличили его путешествия 80-х годов по России и странам Ближнего и Среднего Востока. В поисках материала для исторических исследований Марджани посещал древние развалины Булгара, татарские, русские, чувашские, мордовские села. 31 августа 1880 года он из Казани отправляется в паломничество, в ходе которого посещает Стамбул, Измир, Александрию, Каир, Суэц и другие центры мусульманской культуры.
В Стамбуле он знакомится с автором сборника "Чагатайские и османские языки" Кудратуллой аль-Кандузи и с известным ученым Ахмадом Джаудат-пашой, снимает копии с надписей купола мечети султана Салима. В Каире навещает ученого Махмуд-бека аль-Фаллаки, снимает копии с надписей стен мечети Мухаммада Али-паши.

Просветительские идеи Марджани охватывают в 70 — 80 годы ХIХ века самые различные стороны обновления общественной жизни татарского народа, включая в себя мысли о необходимости получения татарским населением светского образования, усвоения прогрессивного наследия прошлого (античной, арабской мысли) и настоящего (русской и западноевропейской культур). Ученого заботят и вопросы воспитания национального самосознания татарского народа, беспокоят его благосостояние, социально-экономическое и политическое положение. Считая просвещение самым мощным орудием прогресса, ученый пытался вызволить свой народ из "спячки".

Мировоззрение Марджани, синкретически соединившее в себе религиозное реформаторство и просветительство, отразило диалектику развития этого периода в истории татарского общества. Оно эволюционизировало от религиозного реформаторства — периода его творчества до 70-х годов — к просветительской идеологии 70 — 80-х годов ХIХ века. Ученый стремился ответить на многие вопросы, которые поднимало развивающееся по буржуазному пути татарское общество: "обновить веру", поднять социально-политический и культурный уровень татарского народа, приобщить его к современной цивилизации.

Религиозные взгляды Марджани проявляются в критике вопросов каляма (направление в исламской теологии). Калям культивировался в татарских медресе в ХVIII-ХIХ веках, его знание считалось обязательным для учеников: он был включен в программу обучения и считался одним из основных предметов. Поэтому обращение к каляму Марджани было объективно обусловлено своим временем. Необходимы были реформа медресе, преобразование преподавания.

Наиболее подробно проблемы каляма Марджани изложил в "Китабуль-хикма аль-балига...". Это религиозное сочинение, в котором Марджани комментирует основные положения догматики ханафитов, согласно ему, неправильно интерпретированные некоторыми учеными. "Бог со всеми своими свойствами необходим, вечен, бесконечен, никем не создан, ни в ком не нуждается, Его атрибуты неотделимы от Его сущности", — пишет Марджани.

Марджани — предвестник джадидского движения в России, и именно он заложил его основы — реформу преподавания в медресе, усвоение татарским народом передовых достижений мировой культуры и науки. Марджани написал более 30 произведений, большая часть которых была издана в основном на арабском языке. Только некоторые сочинения написаны на татарском языке арабским шрифтом. Не все произведения, написанные ученым, еще обнаружены. Например, "Рисалятун фи масаилин-нахв" ("Трактат о вопросах грамматики"), "Ат-тахрират аль-муфрада" ("Отдельные редактирования").

Идейно-философские взгляды Марджани, его деятельность в качестве педагога, религиозного деятеля, историка, просветителя, философа останутся заметным явлением в отечественной истории.

Айдар Юзеев

Ислам.ру

Hosted by uCoz