UCOZ Реклама

Татарское историческое общество

 

НИЧЕГО НЕ БЫЛО

Двести лет российские школьники изучали по программе истории сначала Отечества, затем СССР и вновь Отечества страшные для России столетия татаромонгольского ига. Давайте попробуем понять, что же они изучали, если наконец стало окончательно ясно: никакого ига не было и в помине! Рассказывает историк Владимир МАХНАЧ

Земский староста Нижнего Новгорода крещеный татарин Кириша Минибаев, он же Кузьма Минин, действительно сделал то, что сделал. Да не вписался в величественную картину национального единения. После XVIII века о племенной принадлежности Минина упоминать перестали...

НЕ БЫЛО НИКАКОГО ИГА

-- Долгие годы нас учили в школе, что после прихода степняков на Русь опустилась многовековая тьма. Так ли было на самом деле?

-- Начнем с того, что такого термина -- «татаромонгольское иго» -- нет ни в одном историческом документе того времени. Даже близко. Термин придумали в XVIII веке, и он искусственный.

-- Раз одно из базовых положений миф, то нельзя ли теперь сказать, что не было никакой Орды?

-- Орда-то как раз была. Причем первыми, кому от нее здорово досталось на европейской части нынешней России, стали волжские булгары -- предки нынешних татар. Волжская Булгария была разорена Ордой до Руси, а результатом стало рождение совершенно другого народа -- татар, у которого ордынцы тоже числятся в предках. Только Булгария, как и Русь, не была государством кочевников, булгары, наоборот, лесовики, оседлый народ с очень старинной культурой. К тому же надо заметить, что булгары уже тогда были мусульманами, ордынцы же исповедовали «черную веру» бон. Так она официально называлась. Правда, в Орде было много и христиан несторианского толка. Положения ордынской веротерпимости зафиксированы в «Ясе» Великого Чингисхана. По неизвестной причине Чингисхан отказал в покровительстве только раввинам. Чем-то они показались ему неубедительными. Причем ордынская веротерпимость принимала некоторые странные для нас формы. Так хан Берке был ревностным мусульманином, ордынскую знать уговаривал принять ислам, а ему ответили, что, во-первых, хан, не твое дело указывать, в кого и как верить, а во-вторых, как это мы станем мусульманами? мы разве медники или сапожники?

-- Разве только медники и сапожники могут быть мусульманами?

-- Дело в том, что кочевниками ислам воспринимался как чисто городская религия. Религия городских ремесленников, а не воинов.

НЕ БЫЛО НИКАКОГО РАЗОРЕНИЯ

-- Хорошо, оставим веротерпимость. Но ведь Орда же всех разорила! Прошли огнем и мечом! Это вы не будете отрицать?

-- Да, в современном школьном учебнике истории до сих пор существует версия, согласно которой Орда разорила все города Русской земли, только Новгород и Псков отсиделись за болотами и лесами. Однако за зимнюю кампанию 1237 -- 1238 годов разорению подверглись только восемнадцать русских городов, большинство из них были восстановлены через год-другой. Никогда не была восстановлена лишь Старая Рязань. А городов русских в начале XIII века было порядка четырехсот!

-- Тогда возникает вполне закономерный вопрос: для чего же на Русь явился хан Батый?

-- Завоевывать! Но не разорять... Не уничтожать. Ордынцы никогда не жили на русской земле. И, самое главное, вообще не собирались на ней жить! Вот киевские археологи еще лет сорок назад накопали интереснейший материал -- несколько селищ, которые походя были разорены ордынцами. Но никакой органики в культурном слое, то есть, иными словами, ни останков людей, ни останков животных!

-- Что это означает?

-- Что даже прибрежной рощи в бассейне реки было вполне достаточно, чтобы крестьянин при приближении отряда ордынцев мог удалиться туда и с семьей, и со скотиной. Если же он мог уйти далеко в лес, то оказывался в полной безопасности. В леса ни один самый доблестный нукер не шел, там он терял ориентиры, ничего вокруг себя не видел, превращался из великолепного воина в беспомощного ребенка. Поэтому пострадало только городское население, причем тех городов, которые оказывали сопротивление завоевателям. Сельское же население оказалось практически нетронутым.

-- Жить ордынцы здесь не жили, править не правили. Идиллия прямо какая-то получается?

-- Точнее было бы назвать отношения между русскими землями и Ордой не идиллией, а отношениями вассалитета. Так, русские князья, признав власть хана, стали его вассалами, а отношения «сеньор -- вассал» в те времена были нормой. Ведь даже английский король, благодаря владениям в Аквитании, считался вассалом французского короля, что, однако, в конечном счете кончилось плохо. Не для Англии, а для Франции. Как и у нас отношения вассалитета закончились плохо для Орды, а не для Руси. Но вассалитет накладывал определенные обязательства на обе стороны, и, кстати, со всеми нормами русского законодательства Орда неукоснительно считалась. Например, выдвинулся во второй половине XII века самый сильный город Владимир, и Орда беспрекословно приняла, что великий князь сидит во Владимире. Действовало на Руси лествичное право, по которому если князь погибал, то следующий брат на законном основании занимал его место. И вот когда Юрий Всеволодич Владимирский еще в 1238 году погиб в сражении на реке Сить, то тут же Батый установил контакт с его братом и законным наследником Ярославом Всеволодичем, отцом Александра Невского, который и получил великое княжение.

НЕ БЫЛО НИКАКОЙ «ЗАПАДНОЙ» УГРОЗЫ

-- Откуда все же для Руси исходила угроза, раз кочевники с юго-востока прямой угрозы не представляли? Не были ли главной угрозой литовцы?

-- Литовцы -- молодой народ, энергичнее русских, но тогда литовцы еще не были частью Запада. Это последние язычники Европы, крестившиеся только в конце XIV века. И когда великий князь Гедимин основал Великое княжество Литовское и Русское, то это тоже были отношения вассалитета. Потому и о литовском иге говорить нельзя. Русский крестьянин как был крестьянином, так и в Литве оставался крестьянином, а боярин оставался боярином. Князь, соответственно, становился вассалом великого князя литовского, только назывался магнатом. Русские люди называли себя русскими, оставались православными. Опять же культура у русских была поглубже, чем у язычников-литовцев. Заметим, что литовский язык до середины XIX века бесписьменный, а в XIII -- XV веках в Литве пользовались русским языком, но то был западнорусский язык, со множеством латинизмов и поланизмов. Законы издавались на русском языке, договорные грамоты -- двуязычно. Христианство литовское начиналось в форме православия, но в конце концов победили католики, хотя крестоносцы для литовцев были еще более лютыми врагами, чем для нас. В литовском языке до сих пор коренные религиозные термины имеют явно восточное происхождение. Например, храм христианский по-литовски «божнича» -- от слова старославянского «божница». Уже славяне так давно не говорят. Но вот успехи Великого княжества Литовского коренились еще и в том, что славяне Древней Руси закончили свою историю как раз к XIII веку. Русов перестают упоминать в XI веке, тех русов, которые в средневековой Европе именовались ругами и про которых мы даже толком не знаем, кто они такие. Правда, тогда же началась история русских, но началась она с утраты внутриэтнической солидарности. Вот Александр Невский спасал Русь, которая вовсе не хотела, чтобы ее спасали. Надорвался и помер в сорок три года.

НЕ БЫЛО НИКАКОГО ГЕНОЦИДА РУСОВ

-- Когда черниговцы как иноземный город разорили Киев, разорили крайне жестоко, то прозвучал звоночек, если хотите -- звоночек с того света. Да, Чернигов старый соперник Киева со времен Святослава, но соперник же не лютый враг. А разорили так, как потом ордынцы не разоряли. А другой пример -- когда русские князья в соответствие с союзническим долгом выступили на защиту половцев на Калке в 1223 году, но переругались, не вступили одновременно в бой, и Субедэ разгромил их в пыль. И вот с середины XIII века Русь начали грабить все кому не лень, и потому только, что князья перестали друг друга поддерживать, а, следовательно, перестали по-настоящему защищаться.

-- Но все-таки русских князей в Орде убивали? Почему? Потому что сеньор иногда сурово разбирался со своими вассалами?

-- Вы про Михаила Черниговского? Да, потому что он ездил в Западную Европу сколачивать антиордынскую коалицию! Вот Александр Невский три раза ездил в Орду, и ничего. Ему отводили почетное место, в ряду царевичей-чингизидов стоял. Там умели уважать вассалов. Запад в этом отношении был значительно хуже. Крестоносцы просто пожиратели территории, никаких компромиссов не признавали.

НЕ БЫЛО НИКАКОЙ ВРАЖДЫ РЕЛИГИЙ

-- Я слышала, имеется предположение, что на Руси всерьез рассматривали идею крестить Орду...

-- Это не предположение, а документально подкрепленная, очень серьезная гипотеза. Ведь существует замечательный документ, вопросы Феогноста, второго епископа Сарайского. Заметьте, Сарайского, епископа столицы Орды. Феогност жил при хане Берке, мусульманине. И вот он спрашивает патриарха в Константинополе: можно ли служить дьякону, если он в бою человека убил? как следует принимать из несторианства в православие? можно ли служить на переносном, то есть походном, для кочевников престоле? На последний вопрос, кстати, патриархом дается замечательный ответ: можно, ибо ходящие люди покойного места не имеют. А еще Феогност спрашивает: можно ли крестить песком при полном отсутствии воды? Это документ, не упоминание в летописи, куда переписчиками вносились иногда настоящие несуразности. Да и крестником Александра Невского был великий баскак владимирский Амирхан. Его христианское имя тоже известно -- Захар. Просидел он великим владимирским баскаком, то есть главным комиссаром при трех ханах и при трех великих князьях владимирских. Кстати, один из правнуков Захара-Амирхана более чем известен в русской истории -- это преподобный Пафнутий, основатель Боровского монастыря. На одном раннем изображении Пафнутия -- это так называемая пелена, а не икона, которая вышивалась тогда, когда еще помнили облик Пафнутия, -- на ней видно, что у него борода растет только на подбородке. Это почти кочевник.

-- Пытались крестить Орду -- не получилось, пытались ужиться с Литвой -- не получилось.

-- Византия катилась к закату, на Балканах шли дикие распри между балканскими христианами, на Руси тяжелейший упадок XIII века. С одной стороны, за исламизацию Орды стояли богатейшие города Средней Азии, с другой -- за христианизацию, но католическую, Литвы стоял весь Запад и ордена. Плюс уже при узурпаторе Мамае начинает отчетливо прослеживаться «западный хвост»: Орда уже стала мусульманской, и нас старательно стравливали с мусульманами. Русь оставалась для Запада бельмом на глазу, то, что Константинополь не выстоит, всем было понятно уже к концу XIV века, поэтому с православием все были готовы как бы распроститься. Русь же пугала размерами, становясь наследницей Константинополя, она была бы для Запада совершенно непредсказуема. Вот поэтому так и усердствовали крымские генуэзцы, которые на Куликовом поле были на стороне Мамая. Русских же тогда поддерживали венецианцы, непримиримые противники генуэзцев.

НИКТО НЕ ПОКУШАЛСЯ НА НАШУ КУЛЬТУРУ

-- Значит, при Мамае отношения вассалитета сошли на нет?

-- Русские власть золотоордынского хана считали настолько законной, что даже именовали его царем. «Добрый царь Джанибек», например. И военные конфликты пошли тогда, когда в Орде просто не стало законной власти. Когда стало неясным: кто хан? Есть, конечно, и переломные моменты. Например, военный переворот хана Узбека в начале XIV века и последовавшая за ним исламизация Орды. Но и тут надо учесть одну деталь. Степняки не знали никакой роскоши, а им начали привозить достижения цивилизации в огромном объеме, что требовало денег, а деньги надо как-то выжимать. Приехал, скажем, князь в Орду за ярлыком, и только псарям да конюхам подарков надо сделать видимо-невидимо, не говоря уже о подношениях мурзам и самому хану. Кроме того, став мусульманами, ордынцы усвоили мусульманский термин «райя» -- податное население. Все русские стали райя, а это уже не отношения уважительного вассалитета. Но все равно, давайте представим, что победила линия Михаила Черниговского и нам бы удалось составить с Западом антиордынскую коалицию. Пришла бы рыцарская конница, побили бы они ордынцев, потом конница частично ушла бы, а те бы, кто остался, построили привычное для западных феодалов ленное владение, и мы постепенно превратились в феодальную и католическую страну. Где прежнюю русскую культуру искореняли бы нещадно. Известно три десятка икон домонгольского письма, ни одна из них не найдена ни на Украине, ни в Белоруссии, там не сохранилось ничего. Ни одной книги с миниатюрой! А Русь была не только культурнее, но и цивилизованнее любой западноевропейской страны. Мы старше были тогда! Орда же была как минимум предсказуема. Народ там был суровый, иногда жестокий, но понятный. С ними было удобно иметь дело.

НИКАКУЮ КАЗАНЬ НИКТО БРАТЬ НЕ ХОТЕЛ

-- Следовательно, отношения постепенно портились...

-- Даже когда Орда прекратила свое существование, то с ее осколками все равно можно было вполне мирно жить. И с Крымом, и с Казанью, и с Астраханью. Все испортил турецкий десант 1475 года, когда Крым попал в вассальные отношения уже не к Орде, а к Стамбулу.

И никто не собирался брать Казань ни при Иване III, ни при Василии III. Фактически русскими царями казанскому хану предлагался вассалитет по примеру касимовских татар, которые давно уже были на русской службе, даже чеканили собственную монету. Вот смотрите, Золотой Орды не стало в 1480 году, Казань была взята в 1552 году. Семьдесят лет из семидесяти двух были потрачены на то, чтобы удержать Казань, но там к власти пришла крымская династия, то есть протурецкая. Турецкого агента на казанском троне Москва стерпеть не могла. И так уж сложилось, что политически мы наследники Золотой Орды. Но для того чтобы быть наследником, по крайней мере надо проявлять не меньшую веротерпимость и культурную толерантность, нежели в державе Чингисхана. Вот в 1552 году Казань взяли, а в 1611-м казанские татары сели на коней и поехали в ополчение Пожарского. Значит, русские в Казани вели себя ничуть не хуже, чем когда-то вели себя пришедшие на Русь монголы. Потому что иначе начинает работать принцип «враг моего врага -- мой друг». Грамотнее было бы ударить в спину, ведь в Москве сидит польский гарнизон и вообще пора окончательно разобраться, а вышло все наоборот.

НИКАКАЯ МЫ НЕ ЕВРОПА

-- Существует ли, на ваш взгляд, взгляд историка, сейчас какая-нибудь внешняя угроза для России? Или разговоры о такой угрозе также из области мифологии?

-- Угрозы действительно существуют, причем угрозы на цивилизованном уровне и исходят они исключительно с Запада. Это не означает, что Запад принципиально нам враждебен, что не может быть с Западом нормальных отношений, но для того, чтобы они стали нормальными, надо прочно стоять на прежних позициях: мы как были, так и остаемся по-прежнему страной восточно-христианской культуры и цивилизации. И на этом основании строить свою политику. Вот никакой особенной угрозы с юга нет, все мусульманские народы, кроме турок-османов, значительно старше нас. У них не та фаза, в которой начинаются агрессивные экспансии. Турки же наши ровесники. Другое дело, что как Запад портил нам отношения с Ордой, так и сейчас Запад пытается испортить нам отношения с мусульманскими соседями. Что особенно заметно на Кавказе. Конечно, мы не можем принять мусульманского взгляда на христианство, отношение к Христу как к Исе, как к Пророку христианина не устраивает. Но есть моменты вероисповедания, где у христиан и у мусульман практически нет расхождений: это моменты эсхатологические, представления о конце времен. Запад-то эсхатологию подзабыл, но мы еще нет.

НИКАКОЙ ИСЛАМСКОЙ УГРОЗЫ НЕТ

-- А как же истерия вокруг ислама? Как с ней-то быть?

-- По сведениям из мусульманских источников, за десятилетия большевистского режима были убиты, заморены тем или иным способом от шестидесяти до семидесяти тысяч улемов, то есть ученых-мусульман, которые имели право преподавать вероучение. Значит, не осталось почти никого. И не надо пугать исламским фундаментализмом, а надо сожалеть, что у нас нет настоящего исламского фундаментализма. Мы как-нибудь договоримся, как договаривались веками. Да, бывали конфликты, но христиане и мусульмане уживаются со времен халифов: в Египте, где каждый седьмой христианин, в Сирии, где каждый пятый христианин, это древнехристианская земля, среди палестинских арабов двенадцать процентов христиан. И нет у нас никакого конфликта с волжскими нашими мусульманами. Все конфликты на постсоветском пространстве советского же свойства. С чего они начались? С позорнейших для мусульман коллизий, с избиения и изгнания из Узбекистана турок-месхетинцев. Это уже трижды позор: мусульмане били мусульман, сунниты -- суннитов, тюрки -- тюрок. Это расплата за безобразия советского времени. Есть такая фраза, если бы я ее сказал, меня, наверное, съели бы вместе с тапочками: «Русский лучше всех знает, что нужно мусульманину». Но это сказал мусульманин, писатель и просветитель, мулла Каюм Насыри, казанский татарин. Нам необходимо помнить, что стравливать нас будут всегда.

-- Кто же будет нас стравливать? Тоже Запад?

-- Классический ранний евразиец Владимир Ильин писал примерно так: Запад нам простил бы Кремлевские соборы и оптинских старцев, но Запад никогда не простит того, что у нас есть и паровозы в Сормове, и пароходы в Николаеве и Одессе, что у нас все то же, что у них, но при этом -- Кремлевские соборы и оптинские старцы.

Фаина ОСМАНОВА

На фотографиях:
ИВАН III В КРУГУ СЕМЬИ. КОНЕЦ XV В. РУССКИЕ И МОРДВА ВЫСТУПАЮТ ПРОТИВ ТАТАР. МИНИАТЮРА XVI В.

Опубликовано в журнале "Огонек"

 

В материале использованы фотографии: автора

 




дом из бруса оцилиндрованное бревно

Hosted by uCoz