UCOZ Реклама

Татарское историческое общество

Управляемая демократия: татарстанская модель в действии

Александр Двойников // специально для ИА Росбалт

31 июля 2003

Cепаратизм остался в прошлом?

В 1990-е гг. Республика Татарстан являлась одним из пионеров российского процесса регионализации, который, однако, очень часто подменялся политическим шантажом слабой федеральной бюрократии и сепаратизмом (в основном правового характера). Можно вспомнить неподписание Татарстаном Федеративного договора в 1992 году наряду с Чечней или заключение первого двухстороннего договора о разделении предметов ведения с федеральным центром от 15 февраля 1994 года.

Сегодня имидж Республики Татарстан как "пионера федеративного строительства" несколько потускнел. В ходе реализации политики "укрепления вертикали власти" в России в 2000-2003 гг. сепаратистские тенденции в формировании государства фактически были сведены на нет. Не стал здесь исключением и Татарстан. Законодательство республики преимущественно приведено в соответствие с федеральным, налоги перераспределены в пользу центра, суды и прокуратура осознали себя частью единой правовой системы России, республиканская экономика встроена в единое экономическое пространство страны.

Действия политической элиты Республики Татарстан на современном этапе во многом регламентируются политикой Москвы. Некоторые члены местного истеблишмента позволяют себе "фрондерские" высказывания в адрес федерального центра через подконтрольные средства массовой информации. Однако подобные заявления не касаются, как правило, высших должностных лиц российского государства и служат средством успокоения немногочисленных местных неформалов-националистов. Постоянное отстранение от власти влиятельных губернаторов в ряде регионов России способствует большей осторожности в деятельности республиканской элиты и минимизации рисков открытых конфликтов с федеральной бюрократией.

Через местные СМИ населению республики продолжают активно внушать идею необходимости суверенитета, говорят об экономических успехах республики, которые являются заслугой местных руководителей, о порочности политики федерального центра и т.п. Пожалуй, местные СМИ и местная кадровая политика остаются наиболее эффективными рычагами поддержания и укрепления власти республиканской политической элиты. Клановые назначения укрепляют действующую власть в плане корпоративности, при этом не позволяя ей очень часто принимать эффективные управленческие решения.

Элита и кланы

Для Республики Татарстан характерно полное отсутствие самостоятельности экономической элиты, слияние политической элиты и бюрократического аппарата, явное доминирование чиновников в сфере общества. Среди истеблишмента республики только Минтимер Шаймиев без тени сомнения может быть отнесен собственно к политикам, все остальные лишь претендуют на участие в ней, занимая высокие чиновничьи должности (например, председатель Государственного совета Республики Татарстан Фарид Мухаметшин или глава администрации г. Казани Камиль Исхаков).

В этой связи интересными представляются результаты экспертной оценки Центра аналитических исследований и разработок, опубликованные в газете "Восточный Экспресс" (N29, 11-17 июля 2003 года). В рейтинг 50-ти влиятельных персон республики эксперты поставили 24 чиновника. Представителей бизнеса оказалось всего 15, а "чистых" политиков (депутаты, избранные от республики на федеральный уровень власти, оппозиционеры) - 11 человек. Подобная структура правящей элиты в республике делает практически невозможными конфликты между "силовиками" и бизнесом, которые сотрясают сегодня федеральную элиту. Чиновники в Татарстане не просто доминируют, они еще назначают крупных бизнесменов на должности в экономической сфере.

Правящая элита Татарстана не представляет собой монолитного единства. В ее составе можно выделить различные группировки. Наиболее известными являются "группировка Рустама Минниханова" (премьер-министра Республики Татарстан) и "группировка Камиля Исхакова" (главы Казани), хотя некоторые аналитики выделяют целый ряд более мелких групп, борющихся за власть: например, "группировку Равиля Муратова" (первого вице-премьера Республики Татарстан). "Группировка Р. Минниханова" пользуется полной поддержкой Минтимера Шаймиева (фактически, это единый правящий клан), включает в свой состав практически всех наиболее влиятельных лиц республиканского руководства (председателя Госсовета РТ Фарида Мухаметшина, министра внутренних дел РТ Асгата Сафарова, главу аппарата президента РТ Экзама Губайдуллина и др.).

Эта властная группировка контролирует большую часть экономики республики. В частности, такие структуры как "Татнефть", "Камаз", "ТАИФ", "Нижнекамскнефтехим", "Татэнерго".

"Группировка К. Исхакова" опирается в основном на потенциал промышленности столицы республики - города Казани. Она строит свою стратегию на прямом взаимодействии с федеральным центром (организация 1000-летнего юбилея Казани), при выражении полной лояльности к президенту Республики Татарстан. Наиболее известной на всероссийском уровне бизнес-структурой данной группировки является ОАО "Красный Восток".

Законодательный придаток

Несмотря на то, что по Конституции Татарстан является парламентско-президентской республикой, исполнительная ветвь власти и особенно президентские структуры доминируют в процессе принятия управленческих решений. По сути, парламент республики является "карманным", а депутаты избираются по списку, составляемому в аппарате президента Республики Татарстан. Конечно, отступления от данного списка на практике встречаются, но они, как правило, немногочисленны и лишь подтверждают общую тенденцию. При таком положении с избранием народных представителей работает фактически лишь одна "избирательная технология" - административный ресурс.

Городская администрация проводит "своих людей" по казанским округам, все остальное достается республиканской исполнительной власти. Другие избирательные технологии практически не применяются в Татарстане, деятельность политических технологов фактически невозможна, а немногочисленные независимые аналитические центры преимущественно выполняют заказы московских организаций и политических деятелей.

Государственный Совет Республики Татарстан (парламент) имеет особые характеристики. В его составе 130 депутатов. Из них 52 являются главами районных и городских администраций, 27 - генеральными директорами крупных производственных объединений, 8 - государственными и профсоюзными чиновниками. По этническому составу Государственный совет представлен: татарами - 94 депутата, русскими - 28 (при этом татары составляют 51,3% от проживающих в Татарстане, по данным переписи 2002 года); из 130 парламентариев только 5 женщин. На постоянной основе работают всего 29 депутатов, остальные лишь в дни сессий, совмещая свои депутатские обязанности с производственной и служебной деятельностью.

Долголетие на постах чиновников и глав администраций, успешная менеджерская деятельность гендиректоров зависят от воли и настроения президента М. Шаймиева по отношению к обозначенным персонам. По сути, Государственный совет является придатком исполнительной власти во главе с президентом РТ. Любой указ и предложение Минтимера Шаймиева в кратчайшие сроки "ратифицируются" парламентом. Провинившийся глава администрации или чиновник снимается по указу М. Шаймиева и, как правило, складывает с себя и депутатские полномочия.

Вся власть - в нарезке

Своими уникальными чертами татарстанский парламент обязан особой избирательной системе республики, которая действует с 30 марта 1995 года. Дело в том, что однопалатный парламент формируется весьма оригинально: 63 депутата Государственного совета избираются по административно-территориальным избирательным округам, а 67 депутатов - по территориальным избирательным округам. Заметим, что по вопросу об образования территориальных округов Центризбирком Республики Татарстан дал объяснения в виде пояснительной записки, а вот про административно-территориальные округа избирком просто "забыл": численность административно-территориальных округов никак и ничем не определена. Такая "забывчивость" конституционно закрепила норму нарезки избирательных округов, когда численность 114 округов из 130 нарушает допустимые нормы численности избирательных округов согласно федеральному избирательному законодательству.

Таким образом, в 1995 году в Республике Татарстан был законодательно закреплен дискриминационный принцип нарезки избирательных округов. Так, Казанский избирательный округ N1 представляет 820 тыс. избирателей, а Елабужский избирательный округ N38 - лишь 7,7 тыс. избирателей. Сочетание двух типов избирательных округов позволяет главам администраций без особых усилий обладать депутатским мандатом Государственного совета, причем, как правило, глава администрации одновременно является и председателем местного совета народных депутатов. Нарушается принцип несовместимости постов исполнительной и законодательной ветвей власти.

Избирательные комиссии на всех трех уровнях подконтрольны исполнительной власти. Республика Татарстан стабильно фигурирует в электоральной статистике как регион с крупномасштабными фальсификациями итогов выборов федеральных и региональных избирательных кампаний. Однако, несмотря на то, что российские и международные наблюдатели постоянно фиксируют факты нарушений норм избирательных стандартов, никто из уличенных в фальсификациях членов избирательных комиссий различных уровней наказаний не понес. Налицо "татарстанский феномен": фальсификации есть, виновных нет.

Существует еще один аспект нарушения принципа равного избирательного права. Если каждый гражданин Татарстана, проживающий за пределами г. Казани, избирает двух депутатов: одного по территориальному, другого по административно-территориальному округам, то гражданин Республики Татарстан, проживающий в г. Казани, избирает трех депутатов: одного по районному административно-территориальному округу, второго по городскому административно-территориальному округу, включающему в себя районный административно-территориальный округ, и третьего - по территориальному округу.

Кроме того, практикуемая нарезка избирательных округов в Татарстане приводит к диспропорциональности представительства между "сельскими" и "городскими" депутатами: выбираемые сельским электоратом депутаты занимают 2/3 мест в республиканском парламенте, при том, что уровень урбанизации в республике составляет 72%. Такой избирательный "эксклюзив" не привлекал внимания судебной власти и прокуратуры до 2000 года.

С мая 2000 года, благодаря указам Президента РФ, началось приведение законодательных документов Татарстана в соответствие с федеральными нормами. В результате, уже через полтора года 130 из 169 статей Конституции Республики Татарстан претерпели изменения. А 19 апреля 2002 года численность татарстанского парламента была закреплена в новой редакции Конституции цифрой 50. Были отменены выборы по административно-территориальным избирательным округам. Теперь избранный депутат должен в недельный срок определиться: либо сложить депутатские полномочия, либо уйти в отставку со своего служебного поста в исполнительной власти.

Таким образом, сегодня сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, федеральные законы и новая редакция Конституции Республики Татарстан содержат иные параметры избирательной системы; с другой стороны, на практике продолжают действовать все старые параметры и сформированный на их основе парламент республики. Не решен вопрос о модели будущего Государственного совета Республики Татарстан. Местная элита предполагает сделать его двухпалатным и свести представительство партий до 25%, при этом не известно, как отреагирует на такие демарши федеральный центр.

Исчезающее малая оппозиция

Оппозиция в Республике Татарстан представлена в основном политическими партиями и движениями. Однако она носит неинституализированный характер. Это наглядно видно на примере представительства в парламенте республики. Так, в составе первого созыва Госсовета (1995-1999 гг.) было пять оппозиционеров, а в составе второго созыва (с 2000 г.) оппозиция представлена всего одним (!) депутатом. Подобное положение дел лишает оппозицию парламентской трибуны, отодвигает ее на периферию политической жизни республики. Политические партии - как местные, так и филиалы общероссийских - не могут проявить себя даже во время избирательных кампаний.

В связи с принятием Федерального Закона "О политических партиях" (2001 г.), партии в республики автоматически разделились на две группы: первая группа - те, кто имеет право участия в избирательных кампаниях федерального, регионального и местного уровней; вторая группа - те, кто имеет право участия только в формировании органов местного самоуправления.

Первая группа представлена 11-ю региональными отделениями федеральных партий: "Единая Россия", ДПР, КПРФ, ЛДПР, НПРФ, ПВР, "Развитие предпринимательства", "Яблоко", РПЖ, СДПР, СПС. Вторая группа представлена преимущественно местными региональными партиями и движениями националистической, демократической и правозащитной ориентации. Наиболее значимыми из них являются ВТОЦ, "Иттифак", "Равноправие и законность", "Татарстан - новый век", "Созидание" и др.

Относительную известность среди населения Татарстана имеют лишь "номенклатурные" партии и те движения, которые выполняют роль политических сателлитов "партии власти". Административный ресурс отчетливо проявляется при рекрутировании новых членов организации и предоставлении на льготных условиях помещений с офисным оборудованием для таких политических партий как "Единая Россия" и "Татарстан - новый век". Более того, известно, что каждый глава администрации обязан выполнить план по наполнению "новобранцами" партийных рядов. Квота составляет 1% от проживающего в районе населения. План выполняется с опережением графика...

В когорту оппозиционных партий в Республики Татарстан попала и "Партия жизни". Связано это с личностью сопредседателя партии Рафгата Алтынбаева, который был смещен с поста представителя республики в Совете Федерации местной политической элитой. Причиной отставки данного политика послужила серия PR-мероприятий по раскрутке "Партии жизни" в Татарстане и фигуры Р. Алтынбаева как политического лидера. Инициатива отставки исходила лично от президента Шаймиева, который увидел в бывшем главе администрации Набережных Челнов серьезного соперника на будущих президентских выборах.

Из-под пресса

Средства массовой информации в Республике Татарстан полностью контролируются местными властями. В электронных СМИ фактически невозможна критика президента республики. Единственным исключением в последнее время является ГТРК "Татарстан", которая входит в систему РТР и хотя бы отчасти неподконтрольна местной власти. Именно эта компания показала трансляцию сессии Государственного совета РТ, на которой Р. Алтынбаев критиковал республиканские власти и лично Минтимера Шаймиева.

В печатных средствах массовой информации заметен чуть больший плюрализм за счет существования неподконтрольных местным органам государственной власти и управления изданий различной политической направленности. Среди них можно выделить газеты "Провинция", "Новая Вечерка" и некоторые другие. Но они не оказывают большого влияния на политический процесс в республике в силу минимальности тиражей, непрофессионализма некоторых журналистов, низкого качества публицистики и т.п.

В республике существует довольно много газет, претендующих на некую свободу мысли и даже оппозиционность, но на деле не являющихся таковыми. Так, русскоязычная газета татарской интеллигенции "Звезда Поволжья" позволяет себе критиковать федеральный центр, главу администрации Казани или власти соседней Башкирии. Но освещение деятельности президента Республики Татарстан и его приближенных напоминает лучшие традиции коммунистической прессы времен СССР. Показателен в этом плане N27 (10-16 июня 2003 года) данного издания, где устами главного редактора дается следующая характеристика действующему президенту: "Шаймиев продемонстрировал дар талантливого оратора, и это был именно дар от Бога, когда человек чувствует биение реальной жизни, а не отражение мертвых лунных схем..."

Бывает и хуже...

Для объективности анализа необходимо отметить, что современный политический режим в Республике Татарстан не является самым жестким и недемократичным среди других российских регионов - национальных республик. Более авторитарные методы управления характерны и для Башкирии, и для Калмыкии. Президент Татарстана Шаймиев безусловно обладает определенной харизмой, а рейтинг доверия к нему среди населения республики фактически не бывает ниже 60%.

Для демократизации политического режима в Татарстане необходимо отстранение от власти правящего клана и, прежде всего, самого президента М. Шаймиева. Однако это произойдет не ранее 2004 года и невозможно без серьезных усилий федерального центра. Будет или нет заинтересована федеральная элита в демократизации российских регионов, во многом зависит от внутренних тенденций ее собственного развития, результатов выборов Государственной Думы и президента Российской Федерации, общей расстановки политических сил в стране. Но в настоящий момент тенденции нарастания авторитаризма являются преобладающими для российского политического процесса.

http://www.kreml.org/

 

 

  . . . . - -. . debts.ru.

Hosted by uCoz