UCOZ Реклама
Где купить пластиковая вагонка.

Татарское историческое общество


Совет по делам религиозных культов и верующие-мусульмане (19551965) 

Юлия Орлова


Середина 1950-х начало 1960-х годов трудный период для церкви. Это было время хрущевской оттепели и десятилетие тотального наступления на религию. 

Уже в 1950 году начинают появляться статьи о том, что религия не отомрет сама по себе в социалистическом обществе, так что следует усиливать антирелигиозную пропаганду. В Постановлении ЦК КПСС от 7 июля 1954 года О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения отмечалось, что в результате активизации деятельности церкви наблюдается увеличение количества граждан отправляющих религиозные обряды. 

Но не только атеистическая пропаганда стала орудием борьбы против церкви. Наступление велось по всем направлениям: на церковь оказывалось административное (закрытие молитвенных домов и церквей, лишение духовенства и религиозных обществ регистрации и усложнение самого процесса регистрации) и финансовое давление (обложение непомерными налогами). 

Посредником в отношениях между государством и церковью и одновременно проводником церковной политики государства являлся Совет по делам религиозных культов при Совете Министров СССР, созданный в мае 1944 года. Через своих уполномоченных Совет решал проблемы на местах. Инспекторы и члены Совета вели приемы верующих и духовенства, приезжавших в Москву. Сюда приходили за решением своих наболевших проблем представители всех конфессий. В их числе были и верующие-мусульмане, которые жаловались на оскорбления религиозных чувств верующих местными органами власти, сетовали на необоснованное закрытие мечетей и использование этих зданий не по назначению (например, под клубы, различные склады, медпункты), на снятие духовенства и религиозных обществ с регистрации; выясняли, возможно ли отремонтировать старые мечети и построить новые и т. д. 

Записи приемов ярчайшие материалы, которые отражают реальное положение церкви, настроения верующих и духовенства, показывают методы и результаты мероприятий, проводимых местными органами власти. 

Этот источник представляет собой оригинальный вид документов: это не стенограммы бесед, а воспроизведение их наиболее существенных моментов. 

Публикуемые ниже документы хранятся в Государственном архиве Российской Федерации в фонде Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР (Ф. Р-6991. Оп. 4). В документах сохранены собственные заголовки, сами документы расположены в хронологическом порядке. 

Запись приема членом Совета по делам религиозных культов т. Приходько Л. А. представителей мусульман из г. Молотова Галимова К. Г. и Пахмутова С.
7 мая 1955 г. 

Присутствовали: юрисконсульт Совета т. Сергиев Б. Г. и инспектор Совета т. Басис П. С. 

Посетители обратились к т. Приходько с устной жалобой на руководство горсовета г. Молотова в связи с тем, что мусульманам этого города в течение ряда лет отказывают по якобы совершенно необоснованным мотивам в регистрации религиозного общества. Галимов также пожаловался на то, что горсовет из двух мечетей, которые были до 1940 года в собственности мусульман, ни одной не возвращает мусульманам, а наоборот, оскорбил чувства верующих тем, что переконструировал большую мечеть и сделал из нее архив. 

Тов. Приходько сказал Галимову, что в 1918 году декретом Советского правительства все культовые здания были национализированы, после чего действующие из них были переданы верующим в бессрочное и бесплатное пользование. Так что в 1940 году эти здания были собственностью не мусульман, а государства, и в известных случаях, когда государству это необходимо, оно может изъять то или иное здание для своих нужд. Что касается устройства в недействующей мечети архива, то это не может означать оскорбления чувств верующих, т. к. это не клуб с танцами и не помещение, где разводили бы свиней и т. д. 

Тов. Сергиев: Сколько верующих в г. Молотове? 

Махмудов: Верующих много, несколько тысяч человек. 

Тов. Приходько и Сергиев прочитали затем заявление (на нескольких страницах) с подробным изложением истории вопроса об отказе местными органами власти в просьбах мусульман зарегистрировать религиозное общество. 

Тов. Приходько разъяснил после этого новое постановление Совета Министров СССР от 17 февраля 1955 года[1], касающееся открытия молитвенных зданий и порекомендовал в случае, если решения горсовета не удовлетворяют верующих, написать заявление в Совет Министров РСФСР. 

Тов. Сергиев присоединился к рекомендации т. Приходько и посоветовал посетителям, если заявление будет подано в Совет Министров PCФСР, исключить из него все то, что касается истории вопроса, в том числе и об изъятии мечети в г. Молотове у мусульман в 1940 году, оставив лишь то, о чем заявители просят в настоящее время. 

Галимов и Махмудов, выслушав разъяснения т. Приходько и Сергиева, поблагодарили за пояснения и сказали, что подадут жалобу в Совет Министров РСФСР. 

Записал инспектор Совета Басис
(ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 4. Д. 37. Л. 93-94. Подлинник) 

Запись приема членом Совета по делам религиозных культов т. Приходько Л. А. муллы мечети в г. Москве Муштареева И. М. и председателя исполнительного органа мечети Айсина X. 

Прием происходил 20 августа 1955 года. Присутствовал инспектор Совета Басис П. С. 

Тов. Приходько попросил Муштареева и Айсина рассказать подробно о количестве нищих, которые бывают в мечети и на кладбище, о том, что они собой представляют, т. е. кто они и что может сделать мечеть с тем, чтобы не было нищих, и что об этом говорится в шариате. 

Айсин: В мечети по пятницам нищих бывает человек 4050. Кроме татар, среди нищих имеется человек 15 русской национальности. Они трудно отличимы от татар, не разговаривают, а только протягивают руку, и им также подают как татарам. 



Из указанного числа в 4050 человек 90 процентов являются действительно нетрудоспособными это инвалиды, слепые, женщины с детьми (женщин большинство). По словам верующих, многие из них могли бы не просить милостыни, а существовать на помощь, которая оказывается государством и может быть оказана их родственниками, но они избалованы подаяниями и продолжают просить. 

Кроме мечети нищие, в меньшем количестве, посещают также татарское кладбище. 

Что касается мечети, то мы полагаем освободиться от нищих через одну-две недели путем разъяснений среди верующих в мечети и при посещении их муллой на дому, но в отношении кладбища мы ничего сделать не можем, т. к. оно никем не охраняется и всякий желающий днем и ночью может туда приходить и делать что угодно. Этим, между прочим, пользуется молодежь, живущая в домах около кладбищ, которая целые ночи проводит на кладбище, безобразит там. 

Человек десять нищих-татар, которые ежедневно посещают кладбище, не просят милостыню, но подходят к посетителям могил на кладбище и предлагают свои услуги как чтецы Корана, получая за это соответствующее подаяние. 

С этой разновидностью нищенства борьба может вестись, как мы думаем, только милицией. 

Советуясь все время с Муштареевым на татарском языке, Айсин далее сказал, что по шариату нищим считается тот, кто имеет кусок хлеба только на сегодня. Нищенство же в нашем понимании шариатом запрещено, а для бедных при Магомете и первых халифах существовала материальная помощь из средств, поступающих от сборов закята, ашура, фитра и т. д. 

В заключение т. Приходько попросил Айсина и Муштареева самим и через членов двадцатки[2] проанализировать если не всех, то хотя бы часть нищих, чтобы узнать о них, что они собой представляют, с той целью, чтобы верующим можно было бы на конкретных примерах показать, что ряд нищих на самом деле не являются нищими, а используют чувства советских людей, чтобы иметь легкий заработок. 

Перед уходом Муштареев поставил т. Приходько в известность, что в связи с болезнью жены он 23 августа выезжает в Казань. Вместо себя оставляет члена двадцатки Хасанова Абдурахмана. 

Записал инспектор Совета Басис
(ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 4. Д. 38. Л. 51-52. Подлинник) 

Запись приема ст. инспектором Совета по делам религиозных культов при Совете министров СССР т. Смирновым Н. И. представителей верующих с. Гагатль Ботлихского района Дагестанской АССР гр[ажда]н Баширова Узуна, Мухтарова Халитбека и Рамазанова Шамхала
15 февраля 1958 г. 

Представители верующих мусульман с. Гагатль Ботлихского района Дагестанской АССР граждане Баширов Узун, Мухтаров Халитбек и Рамазанов Шамхал приехали в Москву по вопросу открытия мечети в с. Гагатль. 

Они рассказали, что в с. Гагатль, насчитывающем более 500 дворов, имеется около 1 000 человек верующих, которые направили их в Москву ходатайствовать об открытии мечети. В прошлом в с. Гагатль было 4 мечети: три квартальных (на окраинах села) и одна главная мечеть, размером 40x40 м, в центре села. В 1955 году эта мечеть была отремонтирована якобы под молитвенные цели, но была занята под клуб, который часто бывает на замке. Верующие якобы не ходят в этот клуб, так как он находится в мечети. Они согласны построить за свой счет новое здание для клуба с тем, чтобы им передали здание мечети, занятое под клуб. 

На вопрос, где верующие молятся и совершают свои религиозные обряды, гр[ажданин] Рамазанов ответил, что они посещают действующую мечеть в с. Анди Ботлихского района, которая находится в 56 км от с. Гагатль. И тут же добавил, что работающим верующим ходить молиться в эту мечеть невозможно, так как на дорогу требуется много времени. У стариков время имеется, но им тяжело ходить пешком, а транспорта колхоз не дает. 

В ответ на это я сказал гр. Рамазанову, что он говорит мне неправду, так как по имеющимся в Совете сведениям группа верующих с. Гагатль летом 1957 года самовольно отремонтировала квартальную мечеть размером 10х15 м и отправляет в ней религиозные обряды. 

Представители верующих Баширов, Мухтаров и Рамазанов, переговорив между собою на своем родном аварском языке, подтвердили сказанное мною и тут же заявили, что эта мечеть очень маленькая, не вмещает всех желающих и что местные органы власти не разрешают им молиться в этой мечети, запирают ее. В с. Гагатль проживают кадий Магомед Алиев Джамал и мулла Джамилая Баисулаев, которые по просьбам верующих совершают все религиозные обряды. 

Мною обращено внимание представителей верующих на то, что самовольный ремонт группой верующих здания неоткрытой и непереданной им мечети является нарушением Советского законодательства о культах и может послужить причиной для отказа в удовлетворении их ходатайства об открытии мечети и регистрации религиозного общества. 

Одновременно с этим я разъяснил им порядок возбуждения и рассмотрения ходатайств верующих об открытии молитвенных зданий и регистрации религиозных обществ и рекомендовал о результатах рассмотрения ранее поданного верующими заявления, на которое якобы ими не получено ответа, обратиться к уполномоченному Совета по делам религиозных культов при Совете министров Дагестанской АССР т. Гасанову. 

В конце беседы по просьбе гр. Рамазанова я дал ему адрес мечети в г. Москве. 

На этом прием закончился. 

Ст. инспектор Совета Смирнов
(ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 4. Д. 88. Л. 1920. Заверенная копия) 

Запись приема ст. инспектором Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР т. Смирновым Н. И. представителя верующих мусульман из г. Грозного Чечено-Ингушской АССР гр. Лабазанова Саида Алиевича
15 марта 1958 г. 

Гр[ажданин] Лабазанов Саид Алиевич по национальности чеченец, в 1941 году окончил Ленинградский горный институт по специальности горный инженер. При этом он показал копию своего диплома. Работает в одном из управлений республики. Приехал в Москву по служебным делам и по просьбе верующих мусульман зашел в Совет выяснить некоторые вопросы, касающиеся открытия мечети в Чечено-Ингушской АССР. О себе он сказал, что он сам тоже является немножко верующим магометанином. 

В беседе со мною гр. Лабазанов рассказал, что возвратившиеся к своему прежнему месту жительства чеченцы и ингуши хотят молиться в сохранившихся мечетях, а там, где они были после 1944 года разрушены, построить новые. Гр. Лабазанов сказал, что верующие мусульмане, чеченцы и ингуши, возвратившиеся после 13-летней ссылки, считают ненормальным явлением, когда в таких городах, как Грозный, Малгобек, Гудермес действуют русские православные церкви и нет ни одной мусульманской мечети. Они хотят собрать деньги и построить в этих городах новые мечети. Советские и партийные органы на местах, в районах и в республике не разрешают верующим пользоваться для молитвенных целей сохранившимися мечетями, а также собирать деньги и строить новые мечети. На этой почве создаются нездоровые настроения среди населения. 

При этом гр. Лабазанов сообщил, что в селениях Заречное Советского района и Гуни Веденского района действовало по одной мечети. Их закрыли. Во время одной из попыток закрыть мечеть второй секретарь Советского райкома КПСС якобы был силой вытолкнут верующими из мечети. По мнению гр. Лабазанова, в Чечено-Ингушской АССР необходимо иметь штатного уполномоченного Совета по делам религиозных культов. 

Мною разъяснено гр. Лабазанову о порядке оформления и рассмотрения ходатайства верующих об открытии мечетей и их строительстве, а также относительно должности уполномоченного Совета при Совете Министров Чечено-Ингушской АССР. 

Гр. Лабазанов сообщил, что у них в республике 16 марта будут выбираться депутаты в Верховные Советы СССР, РСФСР и Чечено-Ингушской АССР, что сессия Верховного Совета их республики скоро создаст Совет Министров ЧеченоИнгушской АССР, вместо существующего сейчас оргкомитета, под председательством т. Гайрбекова М. Г., который, по мнению гр. Лабазанова, хотя и чеченец, но не пользуется у них авторитетом, верующие старики ему не верят. 

В конце беседы гр. Лабазанов сказал, что он по дедам службы будет на приеме у т. Микояна А. И. и расскажет ему о религиозных делах в республике. Если после всего этого у него возникнут какие-либо вопросы, то перед выездом из Москвы он еще раз зайдет в Совет. И тут же добавил, что когда он возвратится в Грозный, то верующие старики не пойдут к нему, а будут вызывать его к себе и расспрашивать обо всем, что он узнал в Москве по вопросу открытия мечетей. Сами старики не пойдут к нему потому, что по обычаям чеченцев старики не ходят к молодым за советом, а вызывают их к себе. 

На этом закончился прием. 

Ст. инспектор Совета Смирнов
(ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 4. Д. 88. Л. 72-73. Подлинник) 



Запись приема ст. инспектором Совета по делам религиозных культов при Совете министров СССР т. Смирновым Н. И. представителей верующих мусульман г. Уфы Башкирской АССР граждан Бахтиярова З. Л. и Хайбарахманова X.
23 июня 1960 г. 

Представители верующих зарегистрированного под № 2 религиозного общества мусульман г. Уфы Башкирской АССР граждане Бахтияров З. Л. и Хайбарахманов X. прибыли в Москву с заявлением, адресованным председателю Совета Министров СССР, первому секретарю ЦК КПСС т. Хрущеву Н. С. по вопросу разрешения верующим восстановить здание сгоревшей 23 марта с. г. мечети. 

В Совет они пришли за тем, чтобы сообщить о подаче т. Хрущеву Н. С. заявления верующих с приложением тетради, содержащей более 500 подписей, и просить содействия попасть на прием лично к т. Хрущеву. 

Гр[ажданин] Бахтияров заявил, что религиозное общество насчитывает несколько тысяч человек верующих, проживающих в районе сгоревшей мечети, что верующие будут добиваться восстановления своей мечети, которая сгорела не по их вине. Действительных виновников, подозреваемых верующими в поджоге мечети, не допрашивают. Это возмущает верующих. Поэтому они, несмотря на запрещение местных органов власти, самовольно разбирают сгоревшее и восстанавливают мечеть, что верующие будут добиваться положительного решения своего ходатайства[3]. 

При этом гр. Бахтияров заявил, что, несмотря на запрещение местных органов власти, верующие самовольно разбирают и восстанавливают здание сгоревшей мечети, что они будут добиваться положительного решения своего ходатайства. 

Мною разъяснено представителям верующих Бахтиярову и Хайбарахманову, что Совет рассматривал ходатайство верующих и признал нецелесообразным восстанавливать здание сгоревшей мечети. В Уфе имеется большая действующая мечеть, в которой верующие имеют возможность отправлять свои религиозные обряды. Кому далеко, могут пользоваться городским транспортом. В связи с этим у верующих нет оснований для того, чтобы жаловаться союзному правительству и лично товарищу Хрущеву Н.С., занятому весьма важными государственными делами, волнующими миллионы людей. На этом закончился прием. 

Ст. инспектор Совета Смирнов 

Примечание: Мною по телефону было сообщено уполномоченному Совета при Совете Министров Башкирской АССР т. Каримову о том, что верующие самовольно восстанавливают здание мечети. Тов. Каримов сказал, что это не соответствует действительности: недогоревшая часть мечети разбирается, и место ее озеленяется. По моей просьбе т. Каримов выслал Совету фотоснимки сгоревшей мечети по состоянию на 8 июля I960 года. 

(ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 4. Д. 110. Л. 2728. Подлинник) 

Запись приема ст. инспектора Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР т. Смирновым Н. И. представителей верующих мусульман, жителей с. Ново-Мусино Шарлыкского района Оренбургской области граждан Даутова Хасана и Мурсалимова Хайлитдина
15 мая 1961 г. 

Гр[ажданин] Даутов Х. Х. председатель исполнительного органа зарегистрированного религиозного общества мусульман в с. Ново-Мусино Шарлыкского района Оренбургской области, гр. Мурсалимов Х. С. член исполнительного органа этого же религиозного общества. Они прибыли в Совет по вопросу мечети. 

Их религиозное общество, руководимое гр. Даутовым, самовольно без разрешения органов власти разобрало здание старой мечети и на месте стало строить новую мечеть. В связи с этим местные органы власти с согласия Совета изъяли у верующих вновь строившееся здание мечети, разобрали его и увезли в другое место для использования под культурно-просветительное учреждение. 

Представители верующих в устной форме и в письменном заявлении, имеющем 25 подписей, жалуются на местные органы власти, что они якобы нарушили права верующих. В оправдание же своих незаконных действий ссылаются на чьето и кем-то полученное устное разрешение на производство капитального ремонта мечети. 

Мною и т. Тагировым (на татарском языке) разъяснено представителям верующих гражданам Даутову и Мурсалимову, что местные органы власти поступили правильно (и с согласия Совета), так как нельзя нарушать советские законы, самовольничать. Поэтому жалоба является необоснованной. 

После этого представители верующих стали ходатайствовать о том, чтобы Совет дал им разрешение проводить молитвенные собрания верующих[4] в частновладельческом помещении. В ответ на это им было разъяснено, что хотя религиозное общество и не снято Советом с регистрации, но вопрос о подысканном верующими помещении для проведения молитвенных собраний должны решать местные органы власти и уполномоченный Совета при Оренбургском облисполкоме, куда им и следует обратиться по этому вопросу. 

Ст. инспектор Смирнов
(ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 4. Д. 121. Л. 5. Подлинник) 

Запись приема ст. инспектором Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР Смирновым Н. И. представителей верующих мусульман г. Казани Татарской АССР граждан Тимирханова С. Д., Вафина Ф. и муллы Шангариева К.
23 января 1963 г. 

Гр[ажданин] Тимирханов С. Д. председатель исполнительного органа зарегистрированного религиозного общества мусульман г. Казани, гр. Вафин член исполнительного органа этого же религиозного общества и мулла Шангариев К. быв. служитель культа в мечети г. Ростов-на-Дону, прибыли они в Совет по вопросу регистрации муллы Шангариева К. служителем культа в религиозном обществе мусульман, в г. Казани. 

Они рассказали, что уполномоченный Совета при Совете Министров Татарской АССР т. Мангуткин Ф. С. сначала согласился зарегистрировать служителем культа их религиозного общества муллу Шангариева К., разрешил ему совершить в мечети пятничное богослужение. Мулла Шангариев провел богослужение и понравился верующим. Но после этого т. Мангуткин получил из Ростова-на-Дону от уполномоченного Совета т. Ендакова отрицательную характеристику на муллу Шангариева и теперь отказывается зарегистрировать его служителем культа в мечети г. Казани. В связи с этим они приехали в Совет. 

Мулле Шангариеву мною два раза был задан вопрос о том, какие он допускал нарушения советского законодательства о культах, будучи служителем культа в мечети г. Ростова-на-Дону. В ответ на это мулла Шангариев сказал, что у него не было нарушений советского законодательства в г. Ростове-на-Дону и что т. Ендаков не делал ему каких-либо замечаний. 

Мулле Шангариеву было сказано, что религиозное общество мусульман в г. Казани большое, находится оно в столице Татарской АССР, а это ко многому обязывает служителя культа. Неправильное поведение служителя культа может наделать много хлопот и неприятностей. Поэтому уполномоченный Совета проявляет осторожность в решении вопроса о регистрации. 

Мулла Шангариев ответил, что он все это хорошо понимает и обещает честно служить верующим и родине, не допускать нарушений законодательства и выполнять рекомендации уполномоченного Совета. 

После этого мною было сообщено представителям верующих и мулле, что вопрос о регистрации служителем культа муллы Шангариева будет выяснен, и о результатах они узнают у уполномоченного Совета т. Мангуткина. 

На этом закончился прием. 

Примечание. Уполномоченный Совета т. Мангуткин по телефону сообщил, что в связи с отрицательной характеристикой, присланной т. Ендаковым, соседи возражают. Зам[еститель] председателя Совета т. Рязанов В. Ф. по этому вопросу 23 января 1963 г. говорил с т. Ушаковым П. А. и просил его выяснить все обстоятельства и сообщить. Об этом 24 января 1963 г. по телефону сообщено т. Мангуткину. 

Ст. инспектор Совета Смирнов
(ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 4. Д. 137. Л. 67. Подлинник) 



Запись приема ст. инспектором Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР т. Смирновым Н. И. председателя исполнительного органа религиозного общества мусульман г. Казани гр. Тимирханова
12 ноября 1963 г. 

Гр[ажданин] Тимирханов председатель исполнительного органа религиозного общества мусульман г. Казани прибыл в Москву и зашел в Совет, чтобы рассказать о делах в религиозном обществе. 

Он рассказал, что служителем культа у них служит мулла из г. Троицка Челябинской области Рахматуллин, который какое-то время служил в Московской мечети. Верующие муллой довольны, но он менее авторитетен и не так влиятелен на верующих, как был покойный мулла Муштариев, который крепко держал верующих в своих руках, управлял ими и они слушались его. Сейчас этого нет. 

Последнее время в религиозном обществе начался шум и ссоры среди верующих. Небольшая группа верующих во главе с пенсионерами Сайфутдиновым Фатахутдином, Галимовым Ахметханом и Мазитовым Абдуллой добиваются смены руководства религиозного общества. Первый из них хочет быть председателем исполнительного органа. При этом Тимирханов сказал, что если они будут руководить религиозным обществом, то через год у мечети не будет денег. По настоянию этой группы 11 членов двадцатки подали заявления о выходе из нее. Кроме того, 4 члена двадцатки умерло. Из числа лиц, подавших заявления о включении их в двадцатку, райисполком 5 человек отклонил. Сейчас двадцатка состоит из 22 человек. 

Далее гр. Тимирханов рассказал, что в связи с тем, что руководители названной группы и часть верующих стали выступать против меня, я подал заявление об освобождении от должности председателя исполнительного органа. Это заявление мулла Рахматуллин зачитал в мечети перед верующими. Они не возражали. Но уполномоченный Совета т. Мангуткин и райисполком не дали согласия на его освобождение. 

Группа названных бузотеров ежедневно приходит в мечеть и мешает работать. Неоднократно составляли акты о хулиганском поведении их. Начальник отделения милиции и райисполком уже неоднократно предупреждали их, но они не унимаются. Они подали заявления и были на приеме у председателя Президиума Верховного Совета Татарской АССР, в Совете Министров ТАССР, обкоме партии и у уполномоченного Совета. Собираются поехать в Москву. 

Кроме этого, гр. Тимирханов сказал, что через год окончит медресе в Бухаре гр. Саттаров 1929 года рождения, что он большой фанатик, что верующие его уважают, но по своим взглядам и поведению фанатика, не считающегося с законодательством о культах, Саттаров не подойдет на должность муллы в г. Казани. Как быть с ним, они пока еще не знают. 

Религиозное общество в 1963 году перевело на текущий счет отдела международных связей мусульманских организаций 12 тысяч рублей. На днях вышлет Совету два альбома с надписями на татарском языке и один экземпляр на русском языке. 

Во время беседы гр. Тимирханов рассказал, что религиозное общество мусульман г. Казани получило от муфтия Хиялитдинова альбом О жизни мусульман в Советском Союзе в количестве 100 экземпляров по 8 руб. 50 коп. за один экземпляр. Альбом им очень понравился, в нем хорошие снимки, краски, печать и бумага, но нет под снимками подписи на татарском и русском языках, а только на узбекском и каких-то других языках. Это не нравится верующим, и они не хотят покупать этот альбом. 

Мною было сказано гр. Тимирханову, что этот альбом не следует распространять среди верующих, что он дан религиозному обществу мусульман г. Казани для подарков иностранцам, посещающим мечеть. Гр[ажданин] Тимирханов подтвердил, что мечеть в г. Казани часто посещают иностранцы, совершающие поездки по Волге, и другие, и что альбом им приходится для подарков. 

Ст. инспектор Совета Смирнов
(ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 4. Д. 137. Л. 1617. Подлинник) 

Запись приема ст. инструктором Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР т. Смирновым Н. И. представителя верующих мусульман г. Магнитогорска Челябинской области гр. Юсупова Н.
19 августа 1964 г. 

Гр. Юсупов Норсафа сказал, что он рядовой верующий мусульманин из г. Магнитогорска Челябинской области, что он как зажиточный крестьянин в 1931 году был переселен в Сибирь из Татарской АССР. Он приехал в Москву к родственникам и якобы по просьбе мусульман зашел в Совет, чтобы узнать, целесообразно ли им ходатайствовать о возвращении молитвенного дома и о регистрации религиозного общества. 

При этом гр. Юсупов рассказал, что в 1957 или 1958 году верующие мусульмане г.Магнитогорска купили у гр. Касима Мусина дом и приспособили его для молитвенных целей, за счет пристройки расширили его площадь, подняли потолок, сделали две двери, построили уборную. После этого они беспрепятственно молились в этом доме два-три года. 

В 1961 году местные органы власти закрыли этот молитвенный дом, изъяли его у верующих и переоборудовали под магазин. Верующие теперь молятся в своих домах, а в большие религиозные праздники в хорошую погоду проводят моления на кладбище или в домах своих единоверцев. Муллы нет. Обряды совершают пожилые люди, умеющие читать Коран. 

Мною было дано соответствующее разъяснение гр. Юсупову о нецелесообразности ходатайствовать о возвращении верующим жилого дома, самовольно приспособленного ими под мечеть, в котором третий год находится магазин, а также и о регистрации религиозного общества, так как верующих немного, служителя культа и помещения для молитвенных целей не имеется. 

Записал ст. инспектор Совета Смирнов
(ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 4. Д. 148. Л. 19. Подлинник) 



Запись приема ст. инспектором Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР т. Смирновым Н. И. представителей верующих мусульман из села Татарский Байтуган Клявлинского района Куйбышевской области граждан Батретдинова Ислама и Богоутдинова Нормухамеда
28 января 1965 г. 

Гр[ажда]не Батретдинов И. и Богоутдинов Н. сказали, что они являются бывшими членами двадцатки снятого с регистрации религиозного общества мусульман в с. Тат[арский] Байтуган. В здании мечети организован и работает медпункт. Представители верующих считают, что мечеть закрыта неправильно, так как в селе имеется более 300 верующих, которые подписывали заявление по этому вопросу. 

Религиозное общество снято с регистрации по решению облисполкома и с согласия Совета. Об этом я сообщил представителям верующих и зачитал им документы. Они заявили, что местные органы власти обманули облисполком и Совет. 

Вместе с этим они просили разрешить верующим провести богослужения в уразу и в религиозные праздники Уразу-байрам и Курбан-байрам в каком-либо частном доме. 

Мною было рекомендовано представителям верующих по интересующим их вопросам обратиться к нашему уполномоченному при Куйбышевском облисполкоме т. Трофимову Н. А., которому будет направлено и заявление верующих, имеющее 27 подписей. 

Записал ст. инспектор Совета Смирнов 

Примечание: Отвечая на письмо Совета (вх[одящий] № 328 от 12 февраля 1965 г.), т. Трофимов подтвердил, что местные органы власти поспешили с закрытием мечети и дали неправильную информацию. 

Просьба верующих о разрешении проводить в праздничные дни богослужения в частном доме руководством Куйбышевского облисполкома (зам. предс[едателя] т. Снегирев) удовлетворена. 

Ст. инспектор Совета Смирнов
(ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 4. Д. 171. Л. 12. Подлинник) 



--------------------------------------------------------------------------------

[1] В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР № 259 от 17 февраля 1955 года решения по ходатайствам верующих об открытии молитвенных зданий принимают Советы Министров союзных республик по согласованию с Советом по делам религиозных культов при Совете Министров СССР. Совету также предоставлялось право зарегистрировать фактически действующие, но не зарегистрированные религиозные общества, имеющие молитвенные здания (ГА РФ. Ф. Р-6991. Оп. 4. Д. 1. Л. 39). 

[2] Для того чтобы религиозное объединение было зарегистрировано, в его составе должно быть не мене 20 совершеннолетних граждан из числа местных жителей. 

[3] Так в оригинале. 

[4] Далее зачеркнуто: в подысканном верующими помещении.


Журнал "Отечественные записки"

№ 5 (14) (2003)

Hosted by uCoz