UCOZ Реклама
В магазине часов Watchtown.ru мужские наручные часы в этом месяце продаются со скидками.

Айзатулин Т.А.

ТЕОРИЯ РОССИИ

ГЕОПОДОСНОВА И МОДЕЛИРОВАНИЕ

Москва

 

1999

 

(c) Т.А.Айзатулин, 1999.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие автора

 

 

 


Введение. Особенная стать и формула России

Этническое и анатомическое недоразумение?

5

Глава 1. Россиеведение и геоподоснова

 

Самая известная страна

13

Активность, пассионарность и страстное состояние

18

Глава 2. Геоподоснова пассионарности и культурогенез

 

Геодезия и биогеохимия системы осей зон

 

пассионарных толчков

25

Геодинамика и система осей ЗПТ

26

Дантева геокосмология (по Борхесу)

27

Зодиакальная "периодизация" культурогенеза

 

(по идеям А.Зелинского)

27

Вифлеемский цикл в кеплеровском геокосмизме

 

(по А.Зелинскому) - русская звезда

33

Глава 3. Русский этногенез

 

Восточные славяне и номады

35

Выводы из татарского цикла

52

Заключение

57

 

 

 

Предисловие автора

 

В первую очередь автор хочет поблагодарить своих коллег и фактических соавторов С.Г Кара-Мурзу и И.А.Тугаринова, мысли и материалы которых с их разрешения были обильно использованы в этой книге. Автор у работы значится один только потому, что всю ответственность за текст в целом и все интерпретации он берет на себя.

Общая теория России, как и русский храм (церковный или научный - Alma mater МГУ им. М.В.Ломоносова), состоит из геоподосновы, культурного фундамента (основы), включающего социально-экономические блоки, идеологической надстройки и духовно-мистического венца с утонченным вознесением к небу. В таком же порядке распределены основные вклады мой и моих коллег: первого (Т.А.Айзатулина) - в первое (нижнее), второго (С.Г.Кара-Мурзы) - в две средние, последнего (И.А.Тугаринова) - в последнее (верхнее). Речь, конечно, о вкладе в объем материала. Ценность научной мысли даже не симбатна объему и своевременно не может быть определена. Мысль каждого присутствует, явно или неявно, в каждой главе, если не в каждом параграфе, и даже там, где ее нет.

 

Л.Больцман сказал, что нет ничего практичнее хорошей теории. А когда дело касается этносов, нет ничего опаснее плохой теории. Тогда она подпирает расизм и фашизм. В теории России можно было бы не касаться расизма и фашизма: Россия и они не совместимы. До такой степени, что она и они, как оказалось, не могут жить на одной планете. До 1990-х гг. Россия жила надеждой, что они как-то могут сосуществовать, пусть и конфликтно, хотя бы в разных полушариях, и сделала все, себе в ущерб и пойдя на смертельный риск, чтобы эта надежда оправдалась. Но New Ordnung ("Новый порядок" с новой конфигурацией возглавляющих его наций) объявил, что будет мировым, вновь Drang nach Osten, хоть пока и сравнительно тихой сапой, вновь аншлюс согласных чехов, виляние хвостом болгар, стойкость сербов и т.д. - фактически ничего нового. New Ordnung глобализуется, воспевая теперь уже не Deutschland, Deutschland uber alles, а Golden Billion (Золотой Миллиард). Это плохо для всех, т.к. вновь не дает возможности никому остаться в стороне.

Общая теория России должна помочь и в осознанном выборе. Может быть это ее главное прикладное значение. Но задачи такой не ставилось - это не прикладная, а фундаментальная теория. Не в том смысле, что основательная, а в том, что научная. Больше того - естественнонаучная. Хуже того - биогеохимическая в своей геоподоснове (а в той мере, в какой - химическая, алхимическая и астрологическая, она и мистическая). Казалось бы, хуже некуда. Но бывают и хуже: гуманитарные (идеологические), т.е. обслуживающие Силу ("не в которой Бог", значит, в которой не-Бог). Понимая, что вся историография, т.е. писаная история (историческая "наука") - цепочка идеологических фальсификаций, и иной она в принципе не может быть, а ее звенья нашего времени - уже откровенные циничные в своей неприкрытости фальшивки, можно было бы думать, что теорию России и невозможно выстроить. Однако это не так.

Во-первых, современные научные методологии и технологии позволяют не только выявить фальсифицированные участки нарративных текстов, но и не выявляя их, получить адекватное представление о явлении (феномене России). Во-вторых, методологии системного реализма, т.е. адекватного реальным сложностям системного использования не только научных, но всех познавательных возможностей человека, позволяют познать сложное явление, зашумленное дезинформацией практически в любой степени. С такой ситуацией сталкиваются не только в военно-оборонной деятельности - и выходят из положения. А в-третьих, кроме писаной истории, существует история неписаная, или как, признав теперь, ее называют англосаксы - оральная история.

 

 

 

 

Памяти антифашистов - Юлии

Друниной и Тимиряна Зинатова

 

Введение. Особенная стать и формула России.

 

Этническое и анатомическое недоразумение?

В 1830 году был получен окончательный вывод, подводящий итог многовековым сомнениям и исследованиям вопроса - первого из трех основных (фундаментальных) вопросов россиеведения: 1) каковы отношения классов (множеств) Россия (R), Европа (E) и Азия (A), 2) существует ли специфика (особенность) России, 3) если она существует, то какова ее суть? Вывод ошеломляет до сих пор: R З E = 0 (пересечение классов Россия и Европа есть пустое множество). Пушкин, предвидя ошеломление, настаивает на своей формуле, вразумляя современников и потомков на русском языке: "Поймите же, Россия никогда ничего не имела общего с остальною Европою; история ее требует другой мысли, другой формулы".

К выводу, что имеющиеся в европейской науке общие для европейских стран методы моделирования ("мысли", "формулы" и т.д.) не адекватны России, поскольку она обладает невыявленной пока особенностью (спецификой, самобытностью, "особенной статью"...) пришел и один из сильнейших русских геополитиков дипломат Тютчев (Умом Россию не понять). Хотя в России уже был математик (Лобачевский), физик и геохимик (Ленц), группа географов (главной науки того времени) мирового уровня, в целом российская наука не была еще готова заниматься сложными системами, и ее функцию в культурологических и социологических исследованиях исполняла (более чем успешно) русская литература. Делая при этом попутно выдающиеся открытия, например, - пушкинский язык очаровательных множеств (Пушкин как математик рассмотрен Гоголем), опередивший на 130 лет открытие менее глубокого языка размытых (нечетких, диффузных) множеств, сделанное американцем Заде и признанное существенным достижением в математике.

Ни у Пушкина, ни у Тютчева нет напрашивающегося из их вывода утверждения RМ A, на котором настаивал и настаивает Запад с той же твердостью и даже в тех же выражениях, что и у Пушкина, адекватно отражающих и напряженность споров, и трудность восприятия получающихся выводов, и призыв к думающим людям подумать и понять ("Поймите же..."):

"Поймите меня правильно: всякий русский - милейший человек, покуда не напьется. Как азиат он очарователен. И лишь когда настаивает, чтобы к русским относились не как к самым западным из восточных народов, а, напротив, как к самому восточному из западных, превращается в этническое недоразумение, с которым, право, нелегко иметь дело" (Редьярд Киплинг, "Бывший")

Общеизвестен ученый, который никак не мог бы покрыть свое великое имя позором неспособности решать такие школьно-примитивные логические задачи, имея на руках все достаточные посылки - это Д.И.Менделеев. Он же и ответил в 1905 г. на третий простой фундаментальный вопрос - коренная особенность России состоит в том, что это пограничная симбиотическая евразийская цивилизация: "Страна-то, ведь, наша особая стоящая между молотом Европы и наковальней Азии". "В России народов разного происхождения, даже различных рас, скопилось немалое количество. Оно так и должно быть вследствие того срединного положения, которое Россия занимает между Западной Европой и Азией, как раз на пути великого переселения народов, определившего всю современную судьбу Европы... и самое появление в великой европейской равнине славянской отрасли индоевропейцев. Послужив главным путем великого переселения народов, Россия содержит осевшие на местах их остатки. К Африке Россия не касается непосредственно, и черная раса не бродила по нашим степям..." "Мы, русские, взятые в целом, благодаря бога, кичливости чужды".

В общем, дальше книгу можно было бы не писать: вся основа высказана почти сто лет назад. Если бы не глупость, умело эксплуатируемая негодяями. Если бы не закон Пушкина-Маркса - закон переворотов (перестроек, реформаций, революций). Марксова, общая теорема: "Теперь мы знаем, какую роль в революциях играет глупость, умело эксплуатируемая негодяями". Пушкинская, специальная теорема: "Не приведи бог видеть русский бунт - бессмысленный и беспощадный. Те, которые замышляют у нас невозможные перевороты, или молоды и не знают нашего народа, или уж люди жестокосердные, коим чужая головушка полушка, да и своя шейка копейка".

Когда в воздухе начинает пахнуть русским бунтом и у "негодяев" начинает ныть шейка, они начинают маскироваться под "глупость" (далее оба термина используем как научные, безэтичные). Например, Джеффри Сакс: "Мы положили больного (то есть Россию) на операционный стол, вскрыли ему грудную клетку, но у него оказалась другая анатомия". Бурбулис в 1992 г не мог не похвалиться, что больного они положили на операционный стол против его воли (какая там статья УК, медики?).

Пограничная евразийская геоподоснова России обусловливает фундаментальную культурологическую особенность России ("другую анатомию", о которой известно более ста лет): это естественное ("традиционное", в отличие от искуственного западного - "гражданского") пограничное общество. Первым об этом сказал, повидимому, Хомяков, а обсудил - Маркс: ("скорее похоже на явление природы, чем на дело рук человеческих") с соответственными антропологией и мировоззрением (картиной мира), из которых, в свою очередь, вытекают образ жизни, тип хозяйствования ("экономики") и надстроечные конструкции России.

Целые научные направления, объединяемые общим названием "геодетерминизм", исходят даже из представлений о предопределенности истории и судьбы страны и народа их географией, даже геологией. Эти взгляды издавна, начиная с первых достоверно известных геодетерминистов Платона и Аристотеля, периодически то выходят на передний план (а то и доминируют, как у Монтескье и Бокля), то профанируются, дискредитируются и уходят в подполье. Они были популярны в начале века, благодаря работам австро-германской школы землеведения и антропогеографии (Зюсса, Ратцеля, Риттера), а также парижского коммунара Реклю. Их в определенной степени придерживались и три гения русской науки: Д.И.Менделеев, В.И.Вернадский и И.П.Павлов, что не может не вызывать интереса. В.И.Вернадский задумывался, особенно в 1917-1919 годы, над геоподосновой вспышек народных волнений и смут, примеряя к ним концепцию живого вещества, толчком к созданию которой послужило наблюдение В.И.Вернадским вспышки и нашествия полчища саранчи. И.П.Павлов в этом шел очень далеко и считал, что "вся жизнь от простейших до сложнейших организмов, включая, конечно, и человека, есть длинный ряд все усложняющихся до высочайшей степени уравновешиваний внешней среды. Придет время - пусть отдаленное - когда математический анализ, опираясь на естественно-научный, охватит величественными формулами уравнений все эти уравновешивания, включая в них, наконец, и самого себя".

А.Чижевский писал об астрофизических периодически действующих факторах исторического процесса (правда, не вполне убедительно, по естественнонаучным меркам) и отмечал, что попытки идентифицировать периодичности культур предпринимались в истории мировой науки неоднократно, начиная с Дж.Вико (1726 г), продолжаясь у Оттокара Лоренца (1886) и кончая О.Шпенглером (1920 г). Эти идеи, совмещенные с библейскими откровениями, входили в склад мышления людей начала века и находили отражение в художественной литературе. Сейчас мы эти "странные" строчки пропускаем при чтении - что за мистика?! Например, у Михаила Булгакова в "Белой гвардии" о "боевом 18-м годе".

Одними из сильнейших в истории науки геодетерминистами были Питирим Сорокин и Иван Солоневич. Вот как, например, формулировалась Иваном Солоневичем геоподоснова таких сложных и в значительной степени мистическо-духовных понятий, как "свобода", "безопасность", "богатство", "сила власти" и "сила государства", сравнительно - в России и США:

"Американская свобода, как и американское богатство, определяются американской географией - наша свобода и наше богатство ограничены русской географией. Безопасность США гарантирована океанами и проливами, а русская может быть гарантирована только воинской повинностью - первой из "несвобод". Так наша география диктует необходимость сильной власти, сильного государства - и от этого нам никуда не уйти".

Если с геоподосновой сравнительной безопасности России и США люди еще могут соглашаться, то с геоподосновой ограниченности нашего богатства они обычно не согласны (возможно потому, что у старшего поколения в школе уроки географии заменялись математикой и физикой, а у новейшего поколения - гомо- и гетеросексуальным просвещением). Напомним, что наш биоклиматический потенциал понижен в 2-3 раза и наш климат обусловливает в 1,5 - 2 раза повышенную энергоемкость любых производств и самого жизнеобеспечения, что сразу же, вместе с сухопутными и морскими пространственно-ледово-транспортными условиями, дает широкие и вполне обоснованные возможности спекуляциям на нерентабельности (в ее европонимании) наших производств и самой нашей жизни. Да, Россия лежит в так называемой зоне "неблагоприятной для жизни", частично - в зоне "невозможного земледелия", а частично - "рискованного земледелия". Она сплющена между зоной вечной мерзлоты, занимающей половину ее территории, и самыми северными в мире пустынями. И при этом половина болот мира - у нас. Границы России почти точно намечены на школьных картах границами плавучих льдов (исключение - безледные Кольский и Курилы, которых мир и не признает русскими и при любой возможности пытается оккупировать). Ледовая граница южного снежно-ледового окончания Северного Ледовитого океана (квазилитораль), как у Аляски и Гренландии, - вот что такое Россия, только в отличие от них, она не омывается теплыми течениями, и этим Россия больше похожа на Антарктиду, вместе с которой она и является обладательницей полюсов холода. Какова рентабельность производств и богатство человеческой жизни в Антарктиде? Принцип хозяйствования и жизни в существенно неблагоприятных для нее зонах - семейный, общинный и солидарный, т.е. противоположный "рыночному" : призводить не для прибыли, а для потребления и выживания, и жить по средствам со всей защищенностью, но и со всеми неудобствами и несвободами, "домостроевщиной" (т.е. экологично, Эйкос - дом), какие бывают в семье и какие бесят безответственных инфантилов - тех, чья конституция и энергетика, как запрограммировано за миллион лет эволюции вида, уже требуют тяжелых физических нагрузок, лишение которых, вместе с гормональной гиперактивностью и с самым стрессогенным фактором - скукой, вводит в страстное состояние, сужает сознание и начисто поражает психику. В отличие от рынка, внутри семьи понятие рентабельности, как и понятие свободы, не имеет смысла, как на рынке не имеют смысла понятия совести и справедливости (наш человек, проголосовав за рынок, продолжает аппелировать к ним - это расщепление ("шизо") сознания и души ("френо")), а общее там и там понятие любви имеет совершенно разный смысл (рынок любви у нас развернулся первым). На солидарном, семейно-общинном принципе построена вся российская цивилизация, в отличие от западной.

И что же? Русский опыт показал, что семейно-общинный принцип жизнеустройства может делать не только рентабельной, но и "богатой" (в достатке) жизнь даже в "почти Антарктиде". Так, устроившаяся среди льдов Белого моря на приполярном архипелаге Соловецкая религиозно-хозяйственная общинная система (включавшая монастырскую иноческую братию, скиты, пустыни и промысловые пристанища) славилась в дореволюционной России, как пишет В.О.Ключевский, богатством не только духовным, что общеизвестно, но и материальным. Правда, это одна из тех особых точек Земли, как отмечает Скопин В.В., где в казалось бы невозможных окружающих условиях и 4 тысячи лет назад процветала первобытная община (неолитическая). Так кто ж заставляет обустраиваться в "антиточках" (геопатогенных зонах)?

Геодетерминистские взгляды на судьбу России достигли "пика" в 1920-е годы у евразийцев и после них быстро ушли в подполье на полвека. Начавшееся в 1960-е годы их возрождение не было связано с немецким возрождением в 1955 г (геофизик В.Фрич, геолог И.Вальтер, медик И.Копп) концепции геопатогенных зон врачей Г.фон Поля и Олдриха Юризека (чех) 1930-х гг). Оно шло в рамках лимологии (ушедшая в подполье не только в СССР, а во всем западном мире возглавляемая В.Вернадским наука о границах и пограничных явлениях, limes - граница), в 1970-е годы оно было связано с этногеографическими концепциями Л.Н.Гумилева, продолжено неоевразийцами в 1990-е годы и ими же совместно с геополитиками начата их профанация.

Отбрасывая нелепые и сомнительные элементы геодетерминистских построений (особенно в "геополитике"), мы находим немало вполне обоснованных и логичных причинных связей между географическими и геологическими условиями (геоподосновой) формирования страны (народа) и историческим процессом при всем различии его понимания. В разные времена и в разных обществах исторический процесс рассматривают по-разному. В теократических государствах его практически сводят к истории религии, в монархиях и военно-феодальных обществах - к истории царей и войн, в "пролетарском" государстве - к истории восстаний, развития производительных сил, классовой борьбы и смены формаций и т.д. Но есть общий знаменатель этих различных проявлений исторического процесса - культура. Уже в 1920-е годы, когда концепции экологии Э.Геккеля (1866) еще не получили широкого распространения, а понятие экосистема (Тэнсли, 1930) еще не появилось, евразийцы поняли и сформулировали экологический принцип истории, культуры и безопасности, в основе которого лежат разнообразие (ныне более или менее осознанное благодаря экологическому просвещению), сукцессия (последовательная естественная смена естественных культур) и "неумолимая" цикличность (обусловленная в конечном счете универсальностью вращательных движений в космосе).

Начало этому взгляду (как и всей русской науке) положил Ломоносов: "Начинаются народы, когда другие рассыпаются: одного разрушение дает происхождение другому". А вот как этот принцип сформулировал выдающийся лингвист и культуролог евразиец князь Н.Трубецкой:

"История человечества есть история смены различных типов культур... Последовательность зарождения, расцвета и упадка культур всюду может быть установлена. Это отнюдь еще не значит, как это многие ошибочно делают, что можно приравнять культуру к организму. Значит это только, что существует ряд циклических процессов, объемлющих культурно-исторические процессы, с одной стороны, и органические - с другой. Есть некая неумолимость в самом ходе циклических процессов... Жизнь органическая и жизнь человечества (в плане культурно-историческом) продолжается всегда лишь в творчестве нового организма или другого культурно-исторического типа, отличного от уже существующих. Поэтому установление единой культуры и отсутствие разнообразия и возможности зарождения новых культур явилось бы смертью для человечества... При таких условиях мировой масштаб европейской цивилизации составляет величайшую опасность для всего человечества. Надо твердо и определенно помнить, что все попытки обновления и спасения ни к чему не приведут, доколе не будет осознано, что Европа не есть человечество и что европейская цивилизация не абсолютна".

Евроцивилизация уже уничтожила своеобразные, адекватные своей географической и этнокультурной окружающей среде цивилизации и культуры народов половины мира: двух из четырех остальных населенных континентов - Америки и Австралии, хотя их разделяли труднопреодолимые океаны. Однако она пока не смогла преодолеть пятый, снежно-ледовитый океан, заслонивший древние цивилизации Азии, как 800 лет назад не смогли преодолеть его, наоборот, азиатские покорители вселенной, также стремившиеся установить единый, свой новый мировой порядок. Этот ледовито-снежный океан, называемый Россией, имеет странное свойство: чем больше на него наседают полчища покорителей вселенной, придавливая землю, тем больше он в конце концов разливается весной и затопляет их земли. Невольно он исполняет особую биосферно-ноосферную функцию гаранта социо-культурного разнообразия мира - основы его устойчивости и существования.

В культурологии Россия и относится к сравнительно редкому классу - к так называемым пограничным культурам и цивилизациям. Пограничные культуры (российская или иберо-латиноамериканская, например) занимают особое место во всемирно-историческом процессе. Этим названием обозначаются "целостные общности, исторически сформировавшиеся на рубежах, стыках между христианским, исламским, буддистским и языческим мирами и включающие в себя (в различных комбинациях) многие их элементы". Пограничные культуры - как правило полиэтнические общности, которые естественноисторически сформировались и прошли отбор на протяжении столетий или тысячи лет в результате мирных и кровавых взаимодействий, сосуществования, союза, соединения или даже синтеза как близкородственных, так и разнородных культур. В культурологии все такие объединения, все пограничные культуры и цивилизации называют симбиозом. Это неточность. Синтетические культуры, например, русская - высшая целостность, исходные элементы которой не только не вычленимы в ней, но и просматриваются с трудом. В симбиозных же культурах, например, российской или советской, симбиоты очевидны и в принципе не только могут быть вычленены, но и могут раздельно просуществовать то или иное, правда сравнительно небольшое, реальное время.

Отсюда - научное недоразумение: европеец (или наш "европеоид"), способный видеть только исходные европейские элементы культуры, считает русскую и российскую культуру и цивилизацию азиатской или в лучшем случае - "недоделанной" европейской, а, например, существование русской науки или русской философии вовсе не признает (как будто великий народ может существовать тысячу лет без философии).

Во внутренних российских делах это имеет тяжеловатые последствия: сидящий в узловых точках системы управления "европеоид" старательно удобряет и поливает исходные евроэлементы и выпалывает ростки тут же синтезирующейся русской культуры - борется с сорняками. Все знают, какая это трудная борьба, а он, по нашим меркам, филон, любитель мелких удовольствий. Поэтому "сорняки" вдруг дают вспышку, взлет. Тогда их травят, даже засыпают щебенкой, покрывают асфальтом и укатывают катком. Проходит время, и сквозь асфальт и бетон снова прорываются ростки русской культуры, начинают пышно цвести и вдруг дают космический взлет, потрясающий мир. Главный идеолог современной борьбы с "сорняками" А.Яковлев сказал, что все это бесполезно, большевики на штык прокопали - не помогло и сдались. Даже искоренять бесполезно, дело в земле (все равно будет "быстрых разумом Невтонов" - Менделеевых-Королевых российская земля рожать) - понимает геоподоснову, хоть и академик, недаром из крестьян вышел (начисто). Он и предложил (не без подсказки, конечно) окончательное решение русского вопроса: нужен тектонический сдвиг. Сейчас нас сдвигают, русскую землю, а сдвинут Землю (это показал в 1987 г., на уроках Чернобыля, А.В.Легасов в своей концепции безопасности России "Дамоклов меч", показал и предупредил президентов и мировое сообщество - так что омницид совершается вполне осознанно).

Симбиоз это также понятие-аналог, применение которого оказалось очень плодотворным. Оно пришло из биологии и экологии. Симбиоз, буквально, - сожительство, более тесное, чем мужа с женой, это квазиорганизм. Симбиоз формируется там, тогда и постольку, где, когда и поскольку суровые реальные жизненные условия дают этой форме взаимопомощи и взаимозависимости жизни решающее преимущество перед биологическим суверенитетом; и наоборот - наличие симбиоза говорит о суровости условий на данном географическом пространстве в данный период, делающей невозможным биологический суверенитет в исторически значимом промежутке времени. При изменении условий и кардинальном смягчении среды симбиоз может очень постепенно распасться сам собою.

Радикальные реформаторы России, ссылаясь на своих американских боссов, которым не дают покоя социо-культурное разнообразие мира и "многоземельность" России (по Менделееву), уверяют нас, что сейчас произошло именно такое кардинальное, не бывалое за всю десятитысячелетнюю историю существования цивилизаций, смягчение условий, и не только климатических - во всем мире возобладали альтруизм и любовь. Однако сами американские аналитики в документах для своего правительства пишут, что с глобализацией экономики конкуренция между странами усиливается и ужесточается, выиграют в ней немногие, самые сильные нации, а "участь аутсайдеров ужасна". Из проекта Golden billion видно, какова их участь: ликвидация.

Главное отличие России (Иван Солоневич прав) от других пограничных цивилизаций, например, той же латино-иберийской, в том, что она в отсутствие естественных географических барьеров (морей, высокогорий, пустынь - на западе и на дальнем востоке, а теперь, благодаря "реформаторам", вновь удаленной от барьеров на всей своей гигантской южной границе) собственным народным телом держит границу и обеспечивает сосуществование цивилизаций, пытающихся столкнуться через ее территорию. Не совсем понятно, почему так исторически получилось, но во всей ноосфере Россия оказалась единственной пограничной цивилизацией - гарантом социокультурного многообразия на планете. За это на нее политические мошенники всегда вешали ярлык "жандарма Европы", как будто Франция или Германия могли прожить хоть день без жандарма или полицая. И с очередным появлением в сумерках Европы мирового пахана уровня Наполеона или Гитлера Европа испытывала облегчение лишь когда на ее улицах появлялся жандарм Европы, мы. Нет в России семьи-рода, чьи сыновья не легли бы в землю Европы, спасая ее "священные камни", по Достоевскому (в этом смысле не только для всякого русского, но и для татарина-тюрка с калмыком-монголоидом священна земля Европы, хранящая прах их дедов и прадедов). И тут же, облегчившись, Европа немедленно опять принималась за русофобскую клевету. Александр I даже, по утверждению Ключевского, хотел вызвать на дуэль Талейрана и Меттерниха. Организовался антирусский "наступательный союз" из 6 держав и были назначены сроки военной кампании против своих спасителей, но тут,- отмечает Ключевский,- "немезидой, карающей вероломство, явился сам Наполеон" : среди венских балов и интриг в конце февраля 1815 г пришло известие о побеге Наполеона из ссылки, и "обомлевшие интриганы судорожно схватились за Россию, за Александра". Как вся эта этнопсихологическая мелочевка лавочников и наперсточников, европейская гордость мошенников своим "умением" (которое они почитают за ум) нам знакома по нашему времени, с фултоновской речи Черчилля в 1946 г, и как от этого уже тошнит не только вольных полян-степняков, но и половину цивильных древлян русских, в целом - поклонников Запада, которым "священные камни Европы" дороже жизни своих сыновей, даже и теперь - единственных, как правило.

В критические моменты истории России преемственность ее культурного развития подвергалась угрозам разрыва, а то и обрывалась на время. Такое время, смутное время, такой момент, момент истины, Россия переживает сейчас. Поэтому не чисто научный, а острый практический интерес представляет знание об этно-культурогенезе России и "особых точках" в нем - периодическом наступлении смутного времени (как страстного состояния), историческом формировании и сущности культурно - генетического "кода" и алгоритма пограничной российской цивилизации (понятие "алгоритм России" предложено в 1991 г сотрудником Аналитического Центра РАН проф. В.К.Егоровым, но в состоявшейся дискуссии нам удалось уговорить его не применять этот термин, касающийся сравнительно простых систем, к такой сложной живой системе как Россия, однако оказалось, что он был прав - алгоритм России существует).

Это знание должно помочь предвидеть будушие события и определить границы, которые нельзя переходить в сложном современном процессе модернизации России, который тоже есть взаимодействие различных культур и столкновение различных цивилизаций, путь между Сциллой и Харибдой, между жизненной потребностью в модернизации и одновременно - в сохранении исторической связи, культурного ядра России, ее культурно-генетического "кода", разрушение которых открыто объявили своей задачей новые "реформаторы" России.

Необходимо и достаточно рассматривать российскую цивилизацию как естественноисторическое природно-социо-культурное образование, живое межэтническое единство. Этническим ядром России (а прежде - Московского государства) оказался высокоэнергичный (пассионарный) русский этнос ("великая русская раса", по Марксу). Истоки основных черт русской этнокультурной общности, которые определили вектор российской истории, уходят в глубину тысячелетий, и затоптанные (в основном, сознательно) следы их едва различимы, они более или менее просматриваются на рубеже эр, а вполне видны к XIII-XIV векам. Этим временам и уделим особое соответственное внимание для выводов и обобщений.

Восстановление смыслов реальной истории - это герменевтика, интерпретация слов и действий. Раскопка и выяснение скрытых за ними смыслов - почти археология. Современные методы, как космическая съемка, позволяют и проникнуть глубоко, и увидеть широко, и отснять мельчайшие детали, и дешифровать сумасшедшую многослойную мозаику снимков. Но у нас речь не о социальной инженерии, а о теории, без которой инженерия слепа и практичнее которой ничего нет. Древнейшие науки отработали адекватные методологии, позволяющие не утонуть в море частных фрактальных, бесконечно дробящихся подробностей, завораживающих и мистифицирующих тем сильнее, чем они мельче. География дала ариаднову нить методов масштабирования и генерализации, будем следовать также методологии системного реализма "по примеру,- как сказал великий Уильям Рамзай,- учителя нашего, Менделеева".

 

 

 

Глава 1. Россиеведение и геоподоснова

 

Самая известная страна

Как позор правящей партии (и ее Академии Наук) наивно рассматривалось всеми заявление ее лидеров: "Мы не знаем общества, в котором живем". Все знают и только они с Академией не знают. Россия - самая изученная в мире страна.

Это прежде всего накопленное за тысячи лет народное знание, отраженное в фольклоре, который, в отличие от фольклора европейских стран, остается адекватным, поскольку Россия не испытала реформации, и социокультурный архетип ее народов не изменился коренным образом (как и в Китае). А тысячелетний коммунологический опыт наших народов зафиксирован в самых различных формах, от анекдотов и песенок до "практической философии общежития народов", как это называют интеллектуальные лидеры горских народов России.

Это тысячелетний духовный религиозно-философский опыт, также не аннулированный реформацией. Огромный исследовательский пласт представляет собой древнерусская (летописная), раннерусская (повестная) и нововременная Великая русская литература. Нельзя не отметить, что если в былинном эпосе с математической точностью определен социальный архетип русского народа (аграрно-военный народ - по былине о Микуле Селяниновиче), то "Слово о полку Игореве" - не просто литературный шедевр, но и исследование русского социального биотипа в экстремальных условиях (вожаческая (волчья) стая). Для России, повидимому в связи с более поздним развитием евронауки, в большей степени, чем для Запада, характерна исследовательская функция литературы в анализе сознания и архетипов общества. Российское общество было представлено во всех его срезах и под разными углами зрения (назовем в русской плоскости - Пушкина, Лермонтова, Толстого, Салтыкова-Щедрина, Лескова, Тютчева, Достоевского, А.Островского, Шолохова и Распутина и в иной - Горького, Пастернака, Солженицына и Гроссмана). Как традиционное полиэтническое общество и пограничная цивилизация Россия и ее народы исследовались Пушкиным, Лермонтовым, Толстым с потрясающей объективностью (по-другому трудно назвать) - потрясающей по сравнению с европейской (колонизаторской) литературой о "диких" народах. То же можно сказать об искусстве в целом. В Бородинском "Князе Игоре" дано несравненно более точное описание непростых взаимоотношений русских и половцев (кипчаков) и хана Кончака (как выяснилось сравнительно недавно), чем в прежней историографии. "Явление Христа народу" Иванова заключает в себе такую сильную и искреннюю идеализацию еврейского народа, что после нее тот, кто заикается об антисемитизме русских, публично объявляет себя мошенником, провокатором и врагом двух народов - русского и еврейского, неважно - идеологическим спецназовцем чьей армии он стал.

Уже в XIII в. интеллектуальные лидеры осознавшей себя в качестве особой цивилизации Западной Европы прилагали большие усилия для изучения Евразии в связи с могуществом империи Чингисхана - и как геополитической угрозы, и как возможного союзника против ислама (Марко Поло, уточнивший социальный архетип русского народа не только как военно-аграрного, но и как "неторгового народа", представил Западу богатый фактический и аналитический материал, чрезвычайно актуальный для России и сегодня - он лишь один из примеров).

Этнографическое описание России непрерывно велось в Средние века и в Новое время дипломатами, военными разведчиками, коммерсантами, европейскими учеными и религиозными (особенно католическими) исследователями. В XIX в. одним из наиболее глубоких и проницательных аналитиков, который видел Россию через культурную призму западной цивилизации, был Маркс. Он сказал о России очень важные, если не важнейшие вещи (включая - общий ключ к ее познанию, тип общества и предсказание не ее военного поражения в будущем, а "разбития вдребезги" либерализмом и "взрывчатой силой идей"). С подготовкой Крымской войны и особенно Столетней горяче-холодной войны против России (с 1905 г) научные и генштабистские исследования России, российского общества и русского народа приняли комплексный характер и стремительно расширяющийся масштаб. В отличие от пропагандистского военно-психологического материала русского направления, которым только и пользуется до сих пор русская интеллигенция, в рассекреченных ныне докладах европейских генштабов представлено понимание особенности России и самобытности русского народа, даже существовал особый раздел под названием "Своеобразие русского народа". Хотя в то время в евронауке типология обществ еще не была разработана (а опережающую ее в этом русскую науку - концепция Данилевского о культурно-исторических типах - они не знали и априори не считали наукой, так было вплоть до Менделеева), они содержали верное описание русского народа и российского общества как естественного традиционного, конечно - через призму западной цивилизации, с чем и связаны их дальнейшие ошибки, причем роковые. Например, в докладе германского Большого генерального штаба, 1913 г., как важный недостаток русского народа (сильного, поскольку на 90% он крестьянский народ) отмечена "полная неспособность правильно определить и использовать время". А русское время, в отличие от европейского, - неравномерное и колебательное (циклическое), с огибающей - временами года. И как раз, двигаясь на Россию, полную неспособность правильно оценить русское время (зиму) показали что Наполеон, что Гитлер.

Наконец, западная советология сложилась в крупную научную и военно-научную дисциплину с вовлечением огромного количества квалифицированных кадров и огромных материальных средств, превышающих средства на исследования всех остальных стран, вместе взятых. Ознакомление лишь с докторскими диссертациями об СССР и его истории, защищенными в США, показывает небывалую для наших обществоведов скрупулезность и высокое качество материала. В составе советологии возникла даже особая отрасль - кремленология, изучавшая структуру советской государственности, партийный аппарат, ЦК КПСС, Политбюро, руководителей с их физиологическими и психологическими портретами, женами, любовницами и окружением, их внушаемости и манипулируемости. О качестве этих исследований лучше всего говорит результат "холодной" (горяче-холодной) войны.

С другой стороны, в самой России XVIII в посеянная Петром с помощью немцев европейская наука немедленно дала всходы. И наряду с манипулируемыми историками взошел гений Ломоносова.

Первый в истории России ученый естественник-историк Михайло Ломоносов прежде всего поискал и нашел пероиодичность (цикличность): если в природном явлении не найдена периодичность (вращательное движение - универсальное геокосмическое движение, задающее периодичности остальным формам движения) значит оно не изучено еще даже на эмпирическом уровне и теоретические обобщения невозможны. Эту цикличность он обнаружил, посчитал главной особенностью истории России и именно о ней - первые же строчки его книги. На основании этого он посчитал уже возможным строить математическую модель России и определенно говорит об уравнениях. Тут же - отмеченная им особенность особенности: это циклы расширяющиеся. И тут же - подоплека этих циклов: борьба противоположных тенденций - "разномысленной вольности" и "самодержавства". Существенно и то, что у Ломоносова в этой амплитудовозрастающей колебательной системе внутренние ("междуусобные") и внешние ("отвне") источники и возмущения рассматриваются совместно - это естественно-системный подход, и к нему мало что добавили А.Богданов, Берталанфи, Эшби и Rand Corрoration, а также Юдин с Садовским. Вот эти первые строчки-резюме:

"Народ Российский от времен глубокою древностию сокровенных до нынешняго веку толь многия видел в счастии своем перемены, что ежели кто междуусобныя и отвне нанесенные войны рассудит, в великое удивление придет, что по толь многих разделениях, утеснениях и нестроениях не токмо не расточился, но и на высочайший степень величества, могущества и славы достигнул. Извне Угры, Печенеги, Половцы, Татарские Орды, Поляки, Шведы, Турки, извнутрь домашния несогласия не могли так утомить России, что бы сил своих не возобновила. Каждому несчастию последовало благополучие больше прежняго, каждому упадку вышшее восстановление; и к ободрению утомленнаго народа некоторым божественным промыслом воздвигнуты были бодрые Государи... Сие уравнение предлагаю по причине некотораго общаго подобия в порядке деяний Российских с Римскими... Одно примечаю несходство... разномысленною вольностию Россия едва не дошла до крайняго разрушения; самодержавством как с начала усилилась, так и после несчастливых времен умножилась, укрепилась, прославилась. Благонадежное имеем уверение о благостоянии нашего Отечества, видя в единоначальном владении залог нашего блаженства, доказаннаго толь многими и толь великими примерами. Едино сие рассуждение довольно являет, коль полезныя к сохранению целости государств правила из примеров, историею преданных, изъискать можно.

Велико есть дело смертными и преходящими трудами дать бессмертие множеству народа,... соединить тех, которых натура долготою времени разделила".

Ломоносовская теория России достаточно подтвердилась и подтверждается и в ХХ веке - в грандиозных событиях, которые потрясли мир: в Революцию, в Мировую войну и в Перестройку-реформацию. В ней впервые поставлены вопросы о потенциальном бессмертии и реализации этой потенции через смертные труды, о соединении разделенной естественной историей ностратической (борейской) языковой прасемьи, включающей на территории Евразии языковые семьи наших народов: индоевропейскую, уральскую, алтайскую, монгольскую и манчжурскую, о целости государства Российского. Последнее станет основной темой в Менделеевской теории России и ее безопасности, а безопасность России-СССР - основой Легасовской теории техносферной безопасности Советского союза и мира (катастрофа Советского союза обернется небывалой катастрофой мира, как доказал Легасов). Как подчеркивал нам Эдвард Теллер, имейте в виду: умных людей на Земле очень мало. Ум теоретический Ломоносова и Менделеева доказан открытыми ими фундаментальными законами природы, а ум практический - организованными ими производствами. Не возникает вопроса, почему нанятые на несколько лет иностранцы фальсифицируют и сочиняют заказанные "теории", почему полуобразованные безумцы, не увидевшие своими глазами ни одной закономерности в природе, обществе и человеке, не создавшие вообще ничего, крушат все вокруг, почему существует и активно действует оплачиваемая в той или иной форме агентура, она существует у всех стран, почему Чернобыльское знамение, его расшифровка и предупреждение ак. В.А.Легасова оставили всех равнодушными, почему матери и отцы потащили за руки своих дочерей в проститутки под сифилис и СПИД, а сыновей - на бойню народов, оставаясь и после их гибели в религиозном преклонении перед организаторами проституции и бойни, почему из всех конфессий в России только лидеры и представители буддизма не обмарались во всей этой грязи и крови и т.д. Вопрос в глубинной человеческой причине. Палама с Хоружим и Чижевский дали только полуответ: страсть, которая сильнее инстинкта самосохранения и сохранения рода (потомства). Лев Гумилев нащупал ее геоподоснову и сформулировал главные вопросы, в том числе - обращенные в космос.

Итак, Ломоносов дал импульс, и с начала XIX в. в России стали складываться сильные исторические, этнографические, культурологические и экономические школы, занимавшиеся россиеведением - изучением России именно как особой цивилизации. К концу века эти исследования стали комплексными - в них включились крупнейшие естествоиспытатели (Менделеев, Докучаев, Вернадский).

Тогда-то Менделеев со всей присущей ему тщательностью и прозорливостью (один его анализ переписи населения 1897 г чего стоит!) исследовал явление России, начиная с ее геоподосновы, и опубликовал около сотни статей и книг по россиеведению и российской этнокоммунологии. Он и сформулировал главную особенность российской цивилизации, которая не отличается от современного культурологического определения России как пограничной (евразийской) цивилизации, и сформулировал сверхзадачу России: "Уцелеть и продолжить свой независимый рост". Он и выявил, что сверхзадача эта не может быть решена ни монархами, ни политическими партиями, ни парламентами, ни Армией, ни иными силами - никем, кроме всех сил и средств самого народа России: "Она лакомый кусок для соседей Запада и Востока, потому именно, что многоземельна, и оберегать ее целость всеми народными средствами необходимо". Он и определил русские этнокоммунологические принципы - "русские начала" межнациональных отношений, российские принципы национальной политики и принципы поведения российских народов, обеспечивающие и им, и России в целом возможность "уцелеть и продолжить свой независимый рост", в условиях "реальной действительности, грозящей именно нам больше, чем кому-нибудь на свете действиями военного быта". Он определил и главный, фундаментальный источник опасности - вовсе не внешние (и внутренние) враги, серьезность которых он подчеркивал, а собственный - неадекватность ("несоответствие с тем, что имеется налицо", "несогласие с реальной действительностью").

На основе комплексных россиеведческих исследований в XX в. в России сложились новаторские географические, биогеохимические, экологические, культурно-этнографические и социально-экономические школы, позволившие возникнуть таким несвойственным для Запада "синтетическим" общественно-политическим концепциям как евразийство. Евразиец Г.В.Вернадский выявил в русской истории 400-летний цикл централизация-децентрализация (апогеем которой является смута), указал на опасность расчленения страны к 2000 году и на необходимость создания особой формы федерации для преодоления распада.

Наконец, с конца прошлого века в России, а затем в эмиграции интенсивно работало целое сообщество выдающихся русских философов и историков, которые исследовали источники напряженности и скрытых конфликтов, а затем и революций, в связи с "русской идеей" - генотипом цивилизации России.

Все, что происходило в России (и СССР) с 1905 г и что происходит сегодня, было не просто изучено и осмыслено еще в "зародыше", в латентном периоде, но и предсказано с высокой точностью представителями противоположных мировоззрений (П.Дурново, евразийцы, И.Ильин) как следствие определенной сознательно выбранной политики. Царь имел полную и глубокую картину состояния россйского общества, геополитической обстановки и предстоящих событий. Трудно отделаться от мысли (на нее наводят и устные истории обращений к царю), что он сознательно шел на самоликвидацию монархии и расчищал дорогу не просто большевизму (который по дневниковому замечанию кадета В.Вернадского "имел глубокие корни в народе"), а сталинизму как единственной силе, способной победить блок еврофашизма (что c позорным для такого сильного ученого опозданием, никакого предвидения, удирая от еврофашизма в 1930-е гг, признавал даже кумир евроинтеллектуалов Альберт Эйнштейн). РСДРП начинала как евроцентристская, западническая, а частично и евроагентурная партия. Как отмечал в 1905 г Менделеев, "Социалисты тут кое-чего увидали и даже отчасти поняли, но сбились, следуя за латинщиной". Большевики, понуждаемые жизненной реальностью, быстро вынуждены были обратиться от евромифологии ("латинщины") к комплексному знанию России (невзирая на политические лица носителей знания, даже - Шульгина), и оно у них в конце концов оказалось поразительно глубоким (хоть и деформированным евроидеологией индустриализма).

И советская власть имела к 1985 г. полный комплекс россиеведческого знания, в частности - этнологического, более чем достаточный, чтобы избежать расчленений, конфликтов, пожаров и взрывов.

Российское гуманитарное сообщество устами конференций "светил" "общественных наук" пришло к 1990-м годам к выводу, что главный вопрос сейчас - как бы выяснить: действительно ли есть специфика России, а если есть, то в чем она состоит ?. Как будто российское общество, мировое сообщество, евронаука, русская научная и религиозно-философская мысль не поставили эти вопросы сотни лет назад и фактически не решили их более полувека назад.

Активность, пассионарность и страстное состояние

Русская смута в своей психологической основе имеет страстное состояние. Начала психологии страстного состояния заложены в средние века православно-религиозным философом Г.Паламой, а развил ее наш современник математик и философ С.Хоружий. Первым эмпирически обнаружил вхождение России в страстное состояние-2000 (неадекватность, некритичность, некоррегируемость, потерю инстинктов самосохранения и сохранения рода) академик В.А.Легасов, проводя системный анализ Чернобыльской катастрофы (и на основе этого исследования он заложил Основы теории современной безопасности России и мира как неразрывной задачи).

В страстном состоянии люди в массе своей оказываются в принципе не подготовленными, чтобы ответить на поставленные кризисом вопросы, они теряют субъектность, теряют объективность и самостоятельность мышления, рассуждений и оценок, и поэтому они легко и неизбежно становятся объектом манипулирования со стороны профессионалов и профессионально управляемых организованных групп, в том числе внешних.

Еще более существенно, что возникают, углубляются и усиливаются дефекты мышления и самого познавательного аппарата. Принято считать, согласно С.Хоружему, что при этом состоянии происходит срыв в ноогенезе, проявляющийся как архаизация, т.е. быстро (столетия за год, в разных слоях населения по-разному) идет процесс, обратный эволюции разума, срывается один культурный слой за другим. Общая тенденция - коллапс. Исчезает способность к генерации научного знания и пользованию им, затем - сама потребность в нем, идет массовое обращение к религиозному сознанию (к "мировым религиям"), суеверности и язычеству, иногда с совмещением тяги к рабовладению и работорговле, включая самые архаичные формы (ямы в Чечне и выкуп), к самым примитивным культам (например, фаллическому, что наблюдается сейчас), ритуалам и камланиям (окрашенным в "модернизированные" формы), иногда с совмещением с человеческими жертвоприношениями и даже людоедством.

Происходит делогизация (показано С.Кара-Мурзой в 1992 г) и затем - десемантизация (в наше время по России показано Э.Володиным) - явление открыто Бэконом 400 лет назад (по европейским наблюдениям), в самом начале процесса культурной мутации человека (личности в индивид) и общества ("традиционного" в "гражданское"). Десемантизация является одновременно и индикатором, и фактором (фактор-индикатором) социокультурной деградации, мутагенеза и возможной последующей макроэволюции (деградация как фактор макроэволюции хорошо изучена в эволюционной биологии) через пассионарность (при определенных условиях, которые у нас существенно и целенаправленно нарушаются).

На этой стадии, стадии потери высших функций языка, можно было бы говорить о свершившейся дегоминидизации и приматизации - возврате к высшим животным (приматам), тем более, что явно происходит десоциализация и все большее преобладание социобиологической организации людей (стадности и стайности - над государственностью, общественностью, т.е. социальной их организацией). Однако это не так, пункты падения в ноогенетическом срыве не те же, что подъема в ноогенезе, хотя и лежат на одной плоскости. Маршруты различны, как различны маршруты подъема и падения альпиниста. Современное атомизированное гражданское общество срывается не в рабовладельческо-военную демократию Римской империи, а в фашизм (традиционное общество - не в первобытный, а в иной, религиозный коммунизм - православный, конфуцианский, иудейский и т.п.). То есть наблюдается архаизация как припадок (порча, в русско-философской терминологии). Происходит падение атомизированных в извращенные формы солидарности - фашизм, или любведуховно обездоленных в сексуальные извращенные формы, включая не только гомосексуализм (признанный Ассоциацией психологов США для американцев нормой одновременно с признанием ненормальностью - гетеросексуализма и неприязни к гомосексуализму), но и инцест, который был изжит на ранних стадиях перехода от биосоциумов к социумам, что было и одним из необходимых условий этого перехода и становления человека (вида Homo saрiens). Именно в социализации глубинный смысл изживания инцеста, а не в биохимической деградации потомства, о которой все знают сейчас.

Более того, "запрет инцеста" является не только важнейшим индикатором, но и "универсальным средством социальной организации". Этот запрет является порогом не только в том смысле, что он отделяет человека и человеческое общество (социум) от животного мира и биосоциума (стада, стаи и т.д.), но и в том смысле, что его обратное преодоление, как оказалось, возможно, и оно возвращает человека, дегоминидизирует его. Современная наука признает "запрет инцеста" характерным для человеческого общества и Homo saрiens как вида "в такой же мере, как и две другие "многоэтажные" структуры - орудия для изготовления орудий и фонемы, из которых строятся слова".

Это вместе с результатами комплексных сравнений человеческих культурных социумов, "докультурных" примитивных человеческих социумов (стадии людоедства) и обезяньих биосоциумов (стай и стад) по всему комплексу признаков - фонетических, хроматических, мимических и жестовых, пластических, хемосемиотических говорит о том, что и при самом благожелательном отношении стремительно падает возможность относить к человеческому роду так называемых "новых русских" (по научному - еврашей: европеизированно-американизированных русских).

То же - в представлениях о низе тела, вполне определенных в православной эстетике и детально изученных наукой ХХ века (в России - Бахтиным). Эстетика еврашей, как они сами определяют ее главную "категорию", - "задница и ее окрестности", включая не только аннальное отверстие и половые органы, но и унитаз и испражнения. Они называют ее также "унитазной эстетикой" ("Метро", N 7, 1998), но можно говорить и об унитазном мировоззрении, унитазном культе и унитазной религии - не только у еврашей, но у Запада вообще "задница и ее окрестности" заменили религию, а унитаз заменил икону. Поразительно, но этот процесс был выявлен наукой в зародыше, еще полтора века назад, когда его еще никто не видел, выявлен и отмечен Карлом Марксом.

Интересно, что они не имеют национальности и называют себя "общечеловеками", "людьми мира" и т.д. - в полном соответствии с закономерностью, установленной еще в 1922 г известным этнопсихологом начала века Д.Н.Овсянико-Куликовским: "слабоумные и идиоты лишены национальных признаков".

В 1920-е годы страстные состояния исследовал и подробно описал А.Л.Чижевский как "аномальные уклонения", "обширную область человеческого безумия, неуравновешенности и страсти" и "необычайные состояния психического возбуждения", при котором "должны заглохнуть чувства опасности, самосохранения, даже инстинкт" [c.20]. Он связывал эти состояния только с циклами солнечной активности. В.Вернадский связывал их со свойствами живого вещества вообще.

Эти описания Чижевским страстного состояния были фактически повторены в 1960-е - 1970-е гг. Л.Н.Гумилевым. Однако страстное состояние как пассионарность, их геоподоснова и роль в этногенезе открыты и исследованы именно Л.Н.Гумилевым. Прежде всего им совершен тот революционный переход от механицизма к системному реализму, который произошел в физике и химии сто лет назад. А именно переход от массы и концентрации как меры отдельных (изолированных) веществ или их механической смеси в воде к термодинамической активности веществ и ионов в реальном растворе - системе, в которой все без исключения компоненты взаимодействуют, что приводит к кардинальным изменениям как исходных веществ - например, к их электролитической диссоциации на ионы, реально "действующая концентрация" которых (активность), может резко и сложным образом отличаться от "исходной" (из-за влияния всех других ионов и молекул), так и самой среды-системы (меняется температура фазовых переходов, электропроводность, биохимические свойства и т.д.). Теория растворов стала теорией.

В экологии, оперирующей численностями, биомассой или калорийностью как мерами популяций, к этому необходимому переходу к активности подошла в 1970-е - 1980-е гг лишь советская школа математического моделирования, а в биогеоценологии (в объемном отношении - эквивалент экологии) подход только начался. Между тем В.Вернадский не только решил основные теоретические проблемы этого перехода через лимологический анализ геоподосновы, но и довел дело до инженерной практики, расчетных (рабочих) формул и примера (точно вычислив, не пользуясь никакой биологической и океанологической информацией, распределение в океане биогеохимической активности и планктона, еще до того, как экспедиция на "Метеоре" 1925-1927 гг позволила Е.Гентшелю дать первое эмпирическое описание распределения планктона в Мировом океане (а распределение активности не "измерено" до сих пор)). Однако он использовал при этом (как и Менделеев в его теории России) фактически аппарат теории размытых множеств. Хотя теория размытых множеств принципиально адекватнее таким нечетким объектам как живое вещество, экологические системы, биосоциумы и социумы с их активностями, да и проще, чем классическая высшая математика, она до сих пор (уже 30 лет со времени работ Заде) не освоена широкими слоями исследователей - гораздо легче входит аппарат информатики, с помощью которого лимологические методологии В.Вернадского тоже могут быть изложены, хоть и с определенными потерями. Удивило (но и только), что с их помощью удалось предвычислить биогеографические существенные нетривиальности, как например, глубоководные оазисы (1976 г), быстро последовавшее эмпирическое обнаружение которых стало биологической сенсацией. В полное замешательство приводит, однако, возможность через вернадистско-гумилевский лимологический анализ геоподосновы с достаточной правдоподобностью рассчитывать социальные системы и их активности, в том числе такие тонкие надстроечные как распределение научно-технического потенциала и конкурентоспособности не только в России (еще куда ни шло - естественная страна), но и в США (рукотворное явление). Хотя, конечно, В.Вернадский подчеркивал, что человек - часть живого вещества и как таковое входит в механизм земной коры. Но ведь невозможно было предположить, что до такой степени?

Всегда было ясно (всем кроме ученых), что численности народов это мера только для демографии и статистики и что коэффициенты активности народов элементарно (гораздо легче, чем в химических системах) подсчитываемы по свершившимся репрезентативным фактам, например, относительные коэффициенты активности евреев и арабов на Ближнем Востоке или русских, татар и евреев в России. Менделеев, обсуждая результаты анализа переписи населения (1897 г) и имея потребность ввести коэффициент активности (без чего уже моделирование экосистем неадекватно), но избегая этого, отметил, что кроме численности того или иного народа приходится учитывать и его относительную роль, которую он представляет как комплексную величину, складывающуюся из размыто-множественной лингвистической переменной роль-значимость в жизни страны (общества), например, значительная или немаловажная, определения роль-ролевая функция и прилагательной характеристики. Например, роль армянства очень немаловажна как народа "более шустраго" (чем грузины и татары) и торгового. В отношении евреев роль определена им странно: потенциально полезная, прилагательная характеристика: многоспособный, обладающий "юркостью", ролевая функция (опять-таки, оговорено, потенциальная): торговый и торговое посредничество.

Хорошие возможности для интенсивного научного творчества и обращения в некий высший "Интернет" (под нарами) были у Л.Н.Гумилева в лагерях. И там к нему, забившемуся под нары, пришло слово и оформление новой концепции этносоциальной активности и страстного состояния - пассионарности (как он вспоминает, "в марте 1939 года проникло в мозг автора как удар молнии. Откуда оно взялось - неизвестно"

"Антиинстикт",- повторит он посланное в этот высший "Интернет" определение Чижевского: "Это качество, по сути, - антиинстинкт; я назвал его новым термином - пассионарность (от латинского рassio - страсть)". "Вспышки пассонарности, о причинах которой говорить преждевременно, создают изменения в популяциях и ведут к образованию специфических коллективов, которые мы называем этносами"с. [197-198]. "Импульсами пассионарности (биохимической энергии живого вещества, преломленной психонервной организацией человека) создаются и сохраняются этносы, исчезающие, как только слабеет пассионарное напряжение". "Будучи явлением природы, этнос лишь связан с биологией позвоночных, но как явление восходит к биосфере в понимании В.Вернадского, т.е. к флуктуациям "энергии живого вещества, которая проявляется в сторону, обратную энтропии". (Обычно под биохимической энергией экологи подразумевают калорийность биомассы. У В.Вернадского постоянно говорится не о биохимической, а о биогеохимической энергии живого вещества или просто - энергии живого вещества). "Пассионарность как энергия - биохимическая энергия живого вещества биосферы, определяющая способность этнических коллективов совершать работу, наблюдаемую историками как их активность."

За тысячелетие, согласно Гумилеву, наблюдается возникновение 2-3 полос (зон) пассионарности, т.е. в среднем период пассионарных толчков - 400 лет. В легендах к приводимым им картам распределения пассионарных толчков в географическом пространстве и во времени указываются времена толчков, также дающие в среднем период 400 лет с разбросом ц10%. Этот период совпадает с периодом миницикла Г.Вернадского, и русский (великоросский) пассионарный толчок по Л.Гумилеву (1380 г) совпадает также по фазе с минициклом Г.Вернадского (фаза централизации-консолидации в округленно 1400 г, а децентрализаций - 1200 и 1600 гг). На основании этого его следовало бы называть минициклом Г.Вернадского-Л.Гумилева.

Время жизни этноса по К.Леонтьеву 1200 лет, а по Л.Гумилеву 1500 лет, с учетом "реликтового" его состояния, согласно Л.Гумилеву - до 1700 и даже 1800 лет. Повидимому как среднее значение следует брать 1600 лет - за это говорит и кратность 400-летнему минициклу Г.Вернадского-Л.Гумилева, а также 800-летнему мидициклу Л.Гумилева -мидициклу нашествий, обусловленному, согласно его концепции, атмосферно-климатической 800-летней цикличностью (аридизацией). Таким образом, следует говорить и о этногенетическом 1600-летнем мезоцикле К.Леонтьева-Л.Гумилева.

Л.Гумилев дает обобщенную (по 40 конкретным кривым) кривую динамики пассионарного напряжения обобщенного этноса, который, возникнув, "проходит ряд закономерных фаз развития, которые можно уподобить различным возрастам человека". Интересно, что пассинарное напряжение представлено Л.Гумилевым фактически как лингвистическая переменная, т.е., как и у Менделеева с Вернадским, для нечетких систем фактически используется неизвестная им теория размытых множеств Заде. Необычность - в комплексности этой лингвистической переменной. Она комплексуется на трех "шкалах" одновременно. Между тремя "шкалами" нет функциональной или даже корреляционной связи. Все, что известно об их соотношении: они симбатны, а таблиц соответствий не дается, что трудно признать корректным. Эта методическая выдумка или находка Л.Гумилева для обобщения знаний о сильно нечеткой, даже можно сказать - о неопределенной системе явно выходит не только за приемы и методы теории размытых множеств, но и за ее методологию и даже идеологию. Но дело, видимо, в существенном отставании математики от запросов времени в русле общего торможения роста идейно-теоретического знания в фундаментальной науке вообще с 1970-х гг. В другой области, в науковедении практические потребности также заставили с 1970-х гг прибегать к аналогичным комбинациям и трюкам. Однако в таких случаях повышенна роль интуитивов и пониженна воспроизводимость методик в "чужих руках", что заставляет говорить о промежуточности такого рода моделирования между наукой и искусством (что вообще характерно для русской научной школы)

Оказывается, что гумилевская "шкала" лингвистической переменной неравномерна. Каждый уровень отличается от предыдущего на порядок (а не на равное значение напряжения), потому уровни и различимы (интуитивно и по нечетким признакам). То есть Л.Гумилев интуитивно верно использовал логарифмическую шкалу, и координаты его графиков это в действительности десятично-полулогарифмические координаты (lg E-t, где E - размытое пассионарное напряжение, а t - четкое время в годах). Таким образом, вся линейная на графиках (логарифмических анаморфозах) Гумилева фаза "подъема" lg E = 0.025t есть экспонента E = e0.058t, как и "линия развития производительных сил" (что Гумилев отрицал), демографический или ядерный взрыв, или эпидемия.

В этногенезе, таким образом, индукционный период - кажущийся, он является скрытым (неявным) экспоненциальным подъемом. Из теории тепловых, цепных и ядерных взрывов, а также - эпидемий, известно, какое огромное значение имеет знание индукционного периода для управления химическими, ядерными и эпидемическими процессами. То же становится и с этногенезом: можно любоваться пассионарностью Чингисхана с саблей через 800 лет, но кто останется в живых, захотев полюбоваться современным потерявшим инстикты самосохранения и сохранения рода пассионарием с ядерными бомбами или их техносферными химическими и бактериологическими эквивалентами?

Моделированием удается отразить все фазы этногенеза и оценить (пока в предварительном порядке) возможности привычной четкой (численной) оценки относительных и даже абсолютных значений пассионарной напряженности, единицы которой естественно называть по корню фамилии ученого, открывшего явление - гумил:

E (t) = Eo exр{t/(an-1T1)[1 - (t/T2(1 + (n-1)2/2))n]},

где T1 = 12 лет, T2 = 400 лет, a = 7, N = 3, Eo = 2,2.

Максимум (в фазе жертвенности) пассионарного напряжения обобщенного этноса оказывается порядка 10 мегагумил, но его значение может быть большим и на 1-3 порядка, то есть достигать порядка гигагумил. В фазе же "гомеостаза", в которой, по Л.Гумилеву, пассионарное напряжение как разность между биогеохимической энергией живого вещества и энергией существования равна нулю, E = Eb - Ee = 0, по результатам проигранных сценариев моделирования, Eb = Ee = 6,6 гумил. Имеют ли перепады в 7 порядков прецеденты в популяционной биологии и в экологии? Для численности бактериальных популяций это нередкость, а для их активности, особенно Nitrosomonas, ведущих нитрификацию, в начале фазы экспоненциального роста - даже норма.

Профилактика и терапия пассионарности и страстного состояния в этнологии, а также в экологии не обсуждалась. Однако она детально разработана в православной аскетике и ее общеупотребительная часть адекватно моделирована в романах Достоевского, в драматургии Островского. Это прежде всего - покаяние (в "Грозе" Островского - неудачное покаяние пассионарной Катерины, не принятое ее мужем субпассионарием Тихоном, а также исключительно грамотное злоупотребление этой терапией пассионарием Диким, страсть - деньги). Второе - странничество (также фиксированное Островским). В магической (эзотерической) профилактике, где странничество (босоногое - в контакте с землей) также занимает существенное место, предлагается в некоторые особые моменты своего пути и уставания подбирать с дороги "талисман", какой-нибудь "приглянувшийся" камушек. Потом он будет охранным.

Третье - игра (в "Грозе" - изобретатель Кулигин). Четвертое - принять страдание (в "Грозе" неявно выражено в Катерине же). Наконец - система постов, именуемая в современной эффективной американской медицине супердиетой. Из произведений Островского, Достоевского и Льва Толстого видно, как глубока и как широко, во всех сословиях русского общества, была распространена культура общеупотребительной профилактики и терапии страстного состояния. Отражен также и комплекс специальной терапии, включающий "отречение" (от богатства, от "похоти власти", от похоти просто или даже от мира), иночество, исихазм (священнобезмолвие) и аскетический подвиг, пустынножительство и отшельничество. Особое место занимала монастырская (включающая широкую примонастырскую земледельческую и промысловую деятельность) религиозно-хозяйственная общинность с деятельным обустройством земли: "Тружахуся постом и молитвами купно же и ручным делом, иногда же землю копаху мотыгами, иногда же древеса на устои монастыря заготовляху и воду от моря черпаху, и даяху торженникам на куплю, и взимаху от них всяко орудия на потребу монастырскую, и во прочих делах тружахуся и рыбную ловитву творяху и тако от своих потов и трудов кормяхуся". Хлеб добывать в поте лица своего - по завету Христа. Или по науке: конституция человека, сложившаяся за миллионы лет эволюции вида, требует напряженной физической нагрузки. Однако этот, православно-христианский, образ жизни - землеустройства и кормления от своих потов и трудов - характерен вообще для церковной общины, вне которой русских практически не было, то есть и в целом - для русской территориально-хозяйственной общины. В целом русская культура "Византийской дисциплины", в значительной степени уже утерянная, признается теперь и вне России "единственным противовесом теории всеобщего мелкого удовольствия". Конференция в Рио-де-Жанейро, 1992 г, почти открытым текстом сказала, что для мира в целом нет альтернативы культурам этого типа, то есть экологичным культурам естественного (традиционного) общества. Менделеев считал, что в гармоничное (человек-культура-природа) общество гораздо легче ("скорее легче") добраться, "исходя из исторически крепкого общинного начала, чем идя от развитого индивидуализма к началу общественному".

Свое высокое новое слово сказала и русская наука педагогика. Лобачевский в его знаменитой ректорской речи "О важнейших предметах воспитания" (1828) дал новую философию страстного состояния, которая до сих пор осталась неоцененной учеными. Как всегда, он был вне морализаторства и не ставил вопрос о собственно профилактике или терапии страстного состояния. Более того, он видел в нем, как и в наслаждении жизнью, нечто ценное для жизни, которое, в частности, "напоминает, что мы живем". По Лобачевскому, следует не обеднять жизнь, не подавлять страстные состояния, а через соответственное и заблаговременное воспитание с детства канализовать их в благородные русла. И эту проблему он связывает (как и Ломоносов) с проблемой реализации потенции человеческого бессмертия (преодоления смерти). Эту упорную линию русской мысли не менее упорно не хочет видеть евронаука, включая русских евроученых. Вот великие мысли и слова Лобачевского, его неплоская геометрия жизни: "Будем же дорожить жизнью, пока она не теряет своего достоинства. Пусть примеры в истории, истинные понятия о чести, любовь к отечеству, пробужденная в юных летах, дадут заранее то благородное направление страстям и ту силу, которая дозволяет нам торжествовать над ужасом смерти".

 

Глава 2. Геоподоснова пассионарности и культурогенез

 

Геодезия и биогеохимия системы осей зон пассионарных толчков

"Пассионарный толчок - микромутация, вызывающая появление пассионарного признака в популяции и приводящая к возникновению новых этнических систем в затронутых ею регионах. Наблюдается на поверхности Земли в виде полос шириной порядка 200-400 км и длиной примерно 0,5 окружности планеты, пролегающих под различными углами к меридиану и широте... на таких гигантских по размаху и геодезически правильных полосах не могла начинаться одновременно "классовая борьба" или происходить мгновенное распространение генетического признака из одной точки... Из всех предположений после их подробного анализа было выбрано одно: толчки имеют космическое происхождение, так как никакими земными причинами не удается объяснить их линейную форму и огромную протяженность на поверхности Земли... зарождение новых этносов происходит не в каждой точке на линии пассонарного толчка... обычно это бывают места стыка различных ландшафтов"

Из этого текста видно, что оси зон пассионарных толчков (ЗПТ) - не локсодромия (линия на поверхности земного эллипсоида с постоянным румбом, т.е. образующая везде один и тот же угол с пересекаемыми меридианами), однако и не следует, что это ортодромия (греч. - прямой путь) - кратчайшая трасса между двумя точками на земном эллипсоиде (которая лежит на дуге большого круга - пересечении земной поверхности с плоскостью, проходящей через центр Земли).

Но такие же эффекты - "линейная" форма, огромная, иногда наблюдаемая континентальная и трансконтинентальная протяженность, изохронность, горизонтальная всепроникаемость - возможны и от эндогенных импульсов - "ворчания в утробе Земли", по М.Булгакову, а также, разумеется, - от комбинаций экзогенных и эндогенных импульсов. Если же оси ЗПТ глобальны, то эндогенность импульсов более вероятна, а если они к тому же практически ортодромны, то не только эндогенность доминантна, а вообще все дело, в конечном счете, как становится очевидным, в ядре Земли - и тогда, возможно, прав геофизик-мобилист Олег Сорохтин, утверждавший к ужасу биологов, что видообразование индуцировалось из ядра Земли.

Теперь по-новому можно взглянуть на смелую совместную статью сирийского (сирийки) и русского геологов (Трифонов В.Г., Эль-Хаир Ю.) о геоподоснове библейского мифа о Содоме и Гоморре. Чего стоит одно их замечание: "Складывается впечатление, что геологическая активность стимулировала здесь эволюцию человеческого общества". Ими была показана связь геологической активности, соединений серы и библейских событий, причем, параллельно Гумилеву, подчеркивалось, что человеческие истории могут служить достоверным индикатором геологических событий.

Глобальная экстраполяция гумилевских осей ЗПТ обнаруживает их две особенности - биогеохимическую и геодинамическую.

Отметив, что энергетической основой пассионарности является биохимическая (биогеохимическая) энергия живого вещества и что оси ЗПТ выглядят как следы бича на поверхности Земли, пересекающие горные страны и доходящие до границ континента, Л.Н.Гумилев предположил, что они продолжаются в океане. Это важное (т.к. в океане можно найти глобальное продолжение осей ЗПТ), чрезвычайно сильное и смелое предположение. Поскольку этносов в океане нет, необходимо считать, что Гумилев признавал пассионарность общим свойством живого вещества, а не только его наинегэнтропийнейшей части - человечества, естественно самоорганизовавшегося в этносы, или же, что пассионарность он считал частным (человеческим) случаем более общего явления - чрезвычайной биогеохимической активности живого вещества.

И действительно, мы обнаружили эти продолжения: все экстраполяции осей ЗПТ проходят через 22 известные в океанологии сероводородные зоны в пограничных областях континенты-океан, которые являются зонами резко повышенной биогеохимической активности. Собственно, лишь с этим открытием натуралист может признать гумилевские оси ЗПТ реальностью и с этим открытием он должен признать их за реальность: полное недоверие натуралиста (очень строго относящегося к своим экспериментальным данным) к историческим материалам и их обобщениям гуманитариями обоснованно и распространилось на Л.Гумилева. В последнем случае, как оказалось, необоснованно.

 

Геодинамика и система осей ЗПТ

Связь осей ЗПТ с геодинамикой О.Г.Сорохтина обнаружилась в 1991 г. Две особые точки-антипода - пересечений экстраполяций гумилевских осей ЗПТ, они же - практически сорохтинские "антиподы"-проекции мантийных потоков от ядра Земли к ее коре: одна точка это область треугольник Афар - Мертвое море (сероводородсодержащее) с ненормально глубокой впадиной Земли (-402 м, ближайшая по глубине Турфанская впадина у Тянь-Шаня - лишь -154 м) и библейско-знаменитой горой Сион, на стыке континентов. Противоположная ей точка-антипод на земном шаре - район острова Пасхи в Тихом океане, который на картах выглядит находящимся к юго-западу от первой точки, а в действительности (на глобусе) находится почти строго на южном (почти меридиональном) направлении от нее (пересекая Антарктиду).

Среднеарифметическое из временных интервалов между девятью гумилевскими сериями вспышек пассионарности, как отмечено выше, дает время миницикла Г.Вернадского-Л.Гумилева (период) около 400 лет. Поэтому, минуя Бэкона, который вникал в социальную психологию смутного времени (в Европе 1600-х гг) и говорил о десемантизации и об идолах рыночной толпы смутного времени, обратим внимание на Кеплера, обнаружившего 400-летний миницикл в небесном явлении, которое вошло в библию как предвестник христианства и в жизнь России - как судьбоносная богородческая звезда. Но прежде все же - на Данте, описавшего, хоть и туманно, глубинное строение Земли с геосферами ("кругами") - т.е., повидимому, земной коры с почвенным покровом, осадочным чехлом, базальтовой и гранитной сферами, поверхности Мохоровичича, верхней и внутренней мантии, железного ядра; две совершенно особые точки-антипода - проекции мантийных потоков с глубочайшей впадиной в северном полушарии и возвышением (островом-горой) среди океана в южном полушарии, на которые мы обратили внимание только сейчас, вникая в геодинамику О.Сорохтина и в геоподоснову пассионарных толчков и этногенезов по Л.Гумилеву. Откуда же Данте взял эти представления и почему впадинный геодинамический узел пассионарных толчков он связал с Адом и с пребыванием на дне "воронки" (в вершине конуса Ада) в теле Земли Люцифера? Не должны ли мы в мистическом смысле рассматривать пассинарный толчок как исчадие Ада и страстное состояние как промысел Люцифера?

 

Дантева геокосмология (по Борхесу)

"Вселенная Данте обусловлена астрономией Птолемея и христианской теологией. Земля - неподвижная сфера. В центре северного полушария (дозволенного людям) - гора Сион... Южное полушарие покрыто водой, не землей, и запретно для человека. В центре его - гора Чистилища, антипод Сиона... Под Сионом (но намного шире его) открывается и идет к центру земли перевернутый конус Ада, разделенный на суживающиеся круги, подобные ступеням амфитеатра. Кругов 9, их топография ужасна, состоит из руин; первые пять образуют верхний Ад, последние четыре - нижний - город с красными башнями, окруженный железной стеной... в вершине конуса - Люцифер, "червь, который пронзает землю"... Гора Чистилища - остров, где один только вход; по бокам громоздятся террасы, соответствующие смертным грехам; на вершине расцвел сад Эдема. Вокруг земли - девять концентрических сфер; первые семь соответствуют планетам (небеса Луны, Меркурия, Венеры, Солнца, Марса, Юпитера, Сатурна), восьмая - небо Неподвижных Звезд, девятая - хрустальное небо, называемое также Первым Двигателем. Оно окружает Эмпирей, где открывается Роза Праведных, несоизмеримая, вокруг точки, которая есть Бог..."

 

Зодиакальная "периодизация" культурогенеза (по идеям А.Зелинского)

У большинства народов мира начало года было связано с весенним равноденствием. "Не удивительно,- отмечает А.Зелинский,- что совершенно особое значение, как живому откровению неба, придавалось знаку Зодиака, в который вступало Солнце в переломный момент. Не зависимо от того, влияет ли космос на человека (а он влияет), сама вера огромных масс людей в это становится существенным фактором истории. Древняя символика Зодиака настолько переплелась с культурными традициями народов, что его невозможно изъять ни из поля зрения исследователя, ни из сферы культур, не исказив их существенно".

Видимый путь Солнца (эклиптика) подразделяется на 12 зодиакальных знаков, каждый из которых составляет 360o:12=30o звездного неба и каждый из которых точка весеннего равноденствия проходит в ее прецессионном движении в направлении, обратном видимому движению Солнца (т.е. против часовой стрелки) за 2160 лет. Будем считать эти 2160 лет годом А.Зелинского, а соответственный цикл - макроциклом А.Зелинского, т.к. Леонтьево-Гумилевские 1600 лет жизни этноса - мезоцикл. Для того, чтобы обойти весь круг эклиптики (360° ), равноденственной точке надо 2160х12=25920 лет - Великий год (Magnus annus), или "Платонов год". Это самый "длинный", гиперцикл Платона. С астрономической точки зрения такое возвращение есть "восстановление" или апокатастасис, как это трактовалось астрономами и мыслителями древности. Знаменитый вавилонский астроном Бероз (Berosos, III в. до н.э.), согласно Сенеке, считал, что через каждый период прецессии (Magnus annus) наступают мировые катаклизмы.

Таким катаклизмом, повидимому, можно считать последнее (вюрмско-висленско-валдайское) оледенение. Еще до завершения отступления ледника и потепления климата на территории Передней и Южной Азии существовал общеборейский (общеностратический) язык, который впоследствии, с наступлением эры Льва, в протонеолите, разделился с переселением борейцев в последнюю культурно-этническую волну после отступления ледника и потепления в Северной Евразии на языковые семьи современных народов России, согласно доказательствам, представленым научной школой В.М.Иллича-Свитыча, особенно Долгопольским А.Б.: индоевропейскую семью (славянская, летто-литовская, романская, иранская и армянская группы), кавказскую семью (картвельская, абхазско-адыгская и нахско-дагестанская группы), уральскую семью (угро-финнская и самодийская группы), алтайскую семью (тюркская, монгольская и тунгусо-манчжурская группы), семито-хамитскую семью; борейское происхождение эскимосо-алеутской и палеоазиатской групп вероятно, но еще не доказано. Датировка основана, главным образом, на существовании общих борейских корней, указывающих на холодный климат (лед, буран, несколько названий снега), на рыболовную культуру, соответствующую мезолиту (например, общеностратическое: рыболовная сеть `tul` - сохранилось во всех наших языках,а также в египетском tul`> dul`> djul`> djur> dju`> Зu` - ловить рыбу и др.), на дуально-родовую (фратрийную) организацию семейно-брачных отношений и общества (общеностратическое: женщина другой фратрии `kalu`, откуда индоевропейское `glow` [греч. galows, рус. "золовка", уральское `kalu` [финск. kalu, удмуртск. "кали" - "сноха"], тюркское `galin`[древнетюркск. kalin - "жена сына", татарск. "келен" - "сноха, невестка", казахск. "келин" - "сноха, невестка", отсюда, видимо, - "калым"], картвельское `kal` [груз. kali - "женщина"], семитское `kalla-tu` [ассиро-вавилонск. kallatu - "невеста, невестка", древнеевр. kalla - "невестка, невеста"]), на "конструкционный" материал - позднемезолитическую-протонеолитическую (X-IX тысячелетие до н.э.) плетенку, обмазанную глиной, - материал для изготовления как емкостей, так и первых искусственных жилищ. В то же время в борейском словаре не обнаруживается корней, связанных с гончарным ремеслом (и с животноводством), которое появляется несколько позднее - в начале неолита (хотя от глиняной плетенки до глиняного горшка рукой подать).

Если известный нам порядок зодиакальных знаков восходит, вероятно, ко времени VIII в. до н.э. и связан с вавилонской культурой, то сама система древнее на несколько тысяч лет, необходимых для объединения блуждающих светил в систему через бесчисленные наблюдения, обнаружение неравномерности в движениях планет относительно звезд и, наконец, периодичностей в мире космоса. Потому что, если в природном явлении не найдена периодичность, - это значит, что оно не изучено. Сумму такого точного накапливаемого знания возможно было неискаженной хранить и передавать во многих поколениях только письменно. Древнейшие (клинописные) тексты датируются VI-IV тысячелетиями до н.э.: находки в Чатал-Хююке (Малая Азия), Каменной Могиле (Приазовье), Эль-Кас и др. То есть зарю истории цивилизации, подготовившую ее вспышку, следует относить еще к охотничье-рыболовским и скотоводческим, а не земледельческим хозяйственным культурам, как принято, ко времени вступления точки весеннего равноденствия в знак Близнецов (около 6480 г до н.э.). Антропологически и культурологически важно, что это уже эра конца людоедства, которое несовместимо с культурой и цивилизацией ни в какой их форме.

Однако и в Вавилоне, и в древнем Египте первым знаком Зодиака, из которого исходил календарный счет, считался знак Тельца (знак алеф, позднее, в древнегреческом алфавите - его начальная буква альфа, добавленная греками, навсегда потерявшими свой алфавит, в заимствованный ими у финикийцев безгласный алфавит). Сведений о счете по Близнецам нет. Следовательно, вспышку земной цивилизации надо относить ко времени вступления точки весеннего равноденствия в знак Тельца, около 4320 г. до н.э. Из клинописных текстов на тысячах кирпичей, извлеченных из вавилонских холмов Эль-Кас, Амрам-бен-Али и др, известны дохалдейские аборигены этого времени, построившие потом города Ур (Бытие 11:28), Вавилон (согласно Библии, Нимрод - сын Хуша), Кадеш, Эреж, Арку и др. и, повидимому, придумавшие клинопись - аккадский народ (kds-народ, белые кадеши: (a)k-kds, местная богиня-берегиня Кудшу, древние мигранты из них в русские земли - кудесники и северная богиня-Берегиня, угро-финские - Кадо-Вадеш, волжско-тюркские - белые булгары кудаши) "язык которого не имел никакого сходства с еврейским или арабским, но с ясными признаками тюрко-татарского происхождения". В III тысячелетии до н.э. аккадский царь Саргон и предпринял повидимому первую в человеческой истории попытку завоевания мирового господства и создания "нового мирового порядка". Именно с той поры и до сегодняшнего дня они не могут угомониться.

В какой форме и как - не известно, но с этим народом за 3000 лет до н.э. соединился так называемый протохалдейский (также несемитский) элемент. Эра Тельца - расцвет халдейской культуры и царств Аккада и Шумера. Это эра успехов картографии (но до ее математической основы и топографии еще далеко), гидротехники и гидротехнологии, связанной с ними астрономии (для предсказаний разливов рек), астрологии и составления первых зодиакальных созвездий, животноводства и мотыжного земледелия в субтропическом климатическом поясе на мягких (поддающихся деревянному "инструменту") увлажняемых сверхплодородных почвах речных долин, огражденных от непрошенных гостей труднопроходимыми горами, пустынями и морями и, благодаря этому всему, - появления и сохранения избыточного (сверх собственно прокормочного) сельскохозяйственного продукта, сделавшего выгодным не поедание и убийство пленников, а обращение их в рабов (в "живых убитых", как они именуются в "официальных документах"), - социально-экономическая основа расцвета жречества и появления чиновничества и "внутренних силовых структур", т.е. - возникновения рабовладельческих государственных образований по долинам Нила, Евфрата, Тигра, Инда и Хуанхэ - возникновения цивилизаций Древнего Востока. Она ознаменовалась также обожествлением властителей (фараонов) и сооружением для них первых пирамид в Египте.

Уже с этого периода, за 4 тыс. лет до н.э. по морским и речным путям, включая Днепр, Дон и Волгу, шли на север культурные и мелкопереселенческие волны, в том числе преследуемой части знати и жрецов. И в эту же эру происходит обособление и расселение в Западной Евразии и начинается история индоевропейцев - общих предков славян, германцев, римлян, греков, сарматов и др. иранцев, армян, кельтов, индийцев (индоарии, всех индоевропейцев неточно называют арийцами). Территория: североморье-балтика, включая югоскандинавию, до всего Дуная по его контуру (Дунай потом - римская устойчивая граница - лимес) и северная половина Греции, на восток южная граница - черноморская, анатолийская, каспийская, Балхаш, клин до Енисея, отсюда на запад северная граница - Мугоджары, Ока, Финский залив, Ботнический залив. Таким образом, мешаясь с автохтонами, они стали евразийцами. Севернее их уже располагалась потесненная ими уральская языковая семья. Редукция по археологии и языку указывает на то, что эти индоевропейцы были скотоводы и земледельцы (индоевропейские слова: коза, овца, корова, свинья, скот; молотьба, пахота; колесо).

Уже к середине IV тысячелетия до н.э. в рамках индоевропейской языковой общности на востоке ее ареала формируется трипольская культура, вписывающаяся в лесостепную область родины праславян (от Нижнего Дуная до Среднего Днепра) и знаменующая зарождение в лесостепи земледелия. В Северной Евразии в это время оставлены следы, от Петрозаводских до Байкальских петроглифов и раскопок, говорящие о переходе от мезолита к неолиту и расцвете неолитической охотничьей, а затем и рыболовческой культур (сложный лук, ассортимент стрел, приручение собаки, каменные и костяные рыбы-приманки и т.д.).

Антропологически и культурологически важно, что эра Тельца - это еще эра человеческих жертвоприношений. С Тельцом как символом Солнца был связан священный бык Апис в Древнем Египте, который также отождествлялся с Осирисом. Семиты, пришедшие к закату Тельца из Аравии, приняли халдейскую культуру и образование и постепенно забрали власть в свои руки. Позднейшие властители называли себя в письменах "царь Сумира (Шумера) и Аккада"

Шли века и Солнце древневавилонского Тельца закатилось. Некогда величественные царства Шумера и Аккада пришли в упадок, и на их месте возникло Вавилонское государство с тем историческим Вавилоном, который на протяжении почти двух тысячелетий (от Хаммурапи до Александра Великого) был одним из выдающихся центров мировой культуры и связующим звеном между Западом и Востоком. Это первая в истории пограничная цивилизация, типологически подобная российской, также пограничной цивилизации, и именно в этом качестве она представляет для нас особенный интерес. Между тем до сих пор уловлена только поверхностная (внешняя) аналогия - для использования в идеологических, военно-психологических и просто "ругательно"-русофобских и -россофобских целях: Россия - столпотворение языков и народов, новый Вавилон, туда ей дорога. Этим неявно, а теперь часто и явно в пример ставится Германия и одухотворенная ею суверенная Прибалтика, т.е. уничтожение иных (даже не инородческих) языков, этносов, культур - соответственно тютчевскому Бисмарку "железом лишь и кровью", а русская практика и попытка ("попробуем", по Тютчеву) спаять единство народов "любовью" или хотя бы "дружбой" (Дружба Народов) подвергаются со стороны евроагентуры, т.е. всеми средствами массовой информации, насмешкам и издевательствам.

Двенадцать лет обучения и стажировки Пифагора в Вавилоне, от жрецов которого он выучил теорему Пифагора и освоил педагогические принципы (а также - в Египте) лишь отмечаются в истории математики и культуры, но не подвергаются научному исследованию. Знаменитая милетская (ионическая) школа античной натурфилософии (буквально граница между Европой и Азией: малоазийское побережье Эгейского моря заселилось греками в VIII в. до н.э. после "нашествия" на Среднюю и Южную Грецию варварских северогреков-дорийцев, в результате которого навсегда и потерялся собственный греческий алфавит), давшая, начиная с Фалеса, толчок древнегреческой, а с ней - и европейской, культуре, родилась в непосредственном географическом контакте еще варваров греков с культурными центрами ближнего Древнего Востока - Вавилоном, Кадешем, Мемфисом, до которых было рукой подать. Результаты этих контактов известны благодаря греческим письменным источникам. Однако в научной литературе практически не отражены представленные в устной истории культурные волны (в т.ч. вместе с носителями культуры) из этих центров на север и далеко на север по рекам черноморского и каспийского бассейна.

Хронологически начало этой эры приблизительно приходится на переход точки весеннего равноденствия из знака Тельца в знак Овна (около 2160 г. до н.э.).

Знак Овна занял место Тельца и стал воплощать в себе его функции. Это соответственно отразилось в мифах и религиозно-космогонической символике Древнего Мира (в символике народов Древнего Востока он выражал идею пламени, огня и света).

Именно Овен (Агнец), а не Телец - жертвенное животное Библии. Эта смена Знаков Зодиака, смена эр - рубеж чрезвычайного культурного и антропологического значения: Овен (Агнец), как жертвенное животное, заменяет собой в Вавилоне и других культурных странах того мира человеческие жертвоприношения. Это эра рабовладения.

Именно за этот культурно-антропологический рубеж, в эру человеческих жертвоприношений пролетает всякий раз Европа при ноогенетических срывах и пытается увлечь на собой Россию, что частично стало удаваться в революциях 1917-1918 гг (ритуал цареубийства - бесспорно оно) и 1993 г.

В эру Овна в Европе из общего индоевропейского массива выделяется славянская языковая семья, племенные союзы которой (тшинецко-комаровская культура XV-XII вв до н.э.) занимают территорию от Одера до Среднего Поднепровья и от Припяти до северных Карпат. Их хозяйство основано на оседлом земледелии и скотоводстве, дополняемых охотой и рыболовством. Уже применялась бронза (среди основной массы каменных орудий труда), а в X-VII вв до н.э. формируется западное (лужицкая культура) и восточное (чернолесская культура) славянство (праславянство) и затем появляется железо. С выплавки железной руды, согласно немецко-англо-саксонской антропологии, начинается высшая ступень варварства (которое переходит в цивилизацию с изобретением и применением буквенного письма). Современник первой ступени железного века Плиний оставил запись, свидетельствующую о том, что древние мудрецы вполне поняли двоякую суть "научно-технического прогресса" и цивилизационного процесса:

"С помощью железа строят дома, раскалывают камни и совершают еще многие другие дела жизни. Но с помощью того же железа совершаются войны, убийства и грабежи, и не только ручным способом, но даже на расстоянии при помощи летающего оружия, бросаемого метательными машинами, швыряемого человеческой рукой и снабженного оперенными крыльями. Это я рассматриваю как наиболее преступное изобретение, выдуманное человеческим умом, потому, что в целях причинить человеку смерть еще более быстро мы придали железу крылья и заставили его летать..."

И так до крылатых ракет.

Пашенное земледелие становится ведущим типом хозяйства. Аграрно-территориальная организация ложится в коммунологическую основу формирующегося этноса, и основной ячейкой прарусской жизни станет территориальная сельская община, а не кровно-родовая община ("почва", а не "кровь"). Антропологически и культурологически важно, что в почве этой общины не прорастает рабство: инородец (пленный или пришлый) не обращается в раба, а получает русскую землю (необработанную) и русскую бабу (также необрабатываемую, например, пересидевшую). И этот засеваемый пришлым семенем комплекс рождает русского, антропологический тип которого никого не волнует, будь это хоть негроид, единственный расовый тип, который из-за географических причин, по выражению Менделеева, "не бродил по нашим степям" (лишь один позднее "забрел" и вот вам - не африканский раб на плантациях, как еще в прошлом веке в США, или презренный gastarbeiter как в конце нашего века в Германии, а всеобщий любимец наших народов, по Аполлону Григорьеву, "наше все" - Пушкин; это исключительно принципиальный этнокоммунологический пример, начисто разоблачающий "клеветников России", как правило, - явных или замаскировавшихся расистов, недавних или нео-рабовладельцев).

О первых контактах со степными кочевниками той поры - с киммерийцами почти ничего не известно, хотя о самих их известно немало. Это древнейшие из известных племена, населявшие южно-русские и южно-сибирские степи и лесостепь по крайней мере за 3000- 2000 лет до н.э., антропологически сходны с западноевропейским кроманьонским типом (кроманьонцу 20000 лет) - по-европейски выступающий нос, но более широкое лицо. Киммерийцы упоминаются в анналах Ассурбанипала в контексте войны Кимиру и Ассирии, примерно в 1600 г до н.э. их стали сменять скифы, известны малоазиатским грекам в 1200-1300 г до н.э. как участники Троянской войны, и Ахилл называется то киммерийцем, то скифом. Геродот и К.Птоломей называют два киммерийских племени: Невров и Будинов, в переводе-разъяснении Геродота Будины - "лесные жители".

В восточных источниках в перечне сыновей Афета (Афиета, Афьата, Иафета), сына Ноя (братья - Сим и Хам) вместо имени Кимар стоит Тогар (Тогарма, Тугар, Тохар), и европейские ученые, включая Гумилева, признают их синонимами, не понятно почему. В знаменитом ответе хазарского кагана Иосифа (Х в) кордовскому еврею Хасдаю, опубликованному в XVIII в Исааком Акришем в Константинополе (цит. по С.А.Плетнева. Хазары. Наука. М.,1986, с. 7, 14), которое открывается этническим определением хазар, Иосиф заявляет, что хазары происходят "из рода Тогармы, сына Иафета". В древнееврейской традиции Тогармой (Тогаром) именовали все тюркские народы. Если придерживаться ее, то первыми кочевниками были тюрки Тогары-киммерийцы, которых (через 1600 лет - время жизни этноса) сменили иранцы скифы и сарматы, их - тюрко-монголы гунны, а гуннов - тюрки болгары, хазары и половцы-кипчаки, а уж их татаро-монголы. У Тогармы, согласно сведениям Иосифа, было 10 сыновей, среди них Хазар и Булгар (а также Угуз и Савир-Сибир), от которых пошли хазары и булгары (а также огузы и савиры-сибиряки), то есть от Кимара-Тогармы пошли все тюркские народы. Современные татары-булгары знают, что среди их глубинных корней - Кимар (зафиксировано и у Халикова) и что они одного происхождения с евреями-хазарами.

Разумеется, без конфликтов не могло обойтись, но если бы они были крайне острыми, их след остался бы в памяти народов - но таких следов, как и горьких следов совсем "недавних" конфликтов с булгарами (уже зафиксированных в исторических документах), нет. Следует считать, что отношения были в целом мирные, возможно - союзнические и симбиотные.

В отношении вторых контактов - со скифами (иранцами) - известно, что они проходили без крупных военных столкновений и приняли форму симбиоза. Причину этого принято видеть в том, что их эконом-географические ниши (земледельцы и скотоводы) были различны и даже взаимодополяющими (комплементарными). Несомненно это имело значение, но не было единственной и даже по-видимому главной причиной мирного сожительства: с практически полным аналогом скифов - сарматами (также иранцами и скотоводами) возникли серьезные осложнения. Сколотские (скифо-праславянские) "царства" (союзы, симбиозы, братства, протодержавы) были частично уничтожены, частично разорены, население поредело и его жизненный уровень понизился. Во втором веке до н.э. население интенсивно мигрировало на север - в лесную зону Верхнего Поднепровья, балтских племен, и верхней Оки (формирование кривичей, поклонников бога Криве) - и на северо-восток (формирование радимичей), к угро-финам. Восточно-славянские племена (уже вполне славянские по языку) начинают уже достаточно контрастно разделяться, как это позднее зафиксирует Нестор в "Повести временных лет", на племена лесостепи (мудрые и "смысленные" поляне) и лесной зоны (древляне, радимичи, вятичи, кривичи и др. - живущие "звериным образом"). Эта, более поздняя - Несторская наметка этнокичливости, однако, не развилась в русских, что имело решающее значение в последующих этноконтактах, симбиотизации и российском суперэтногенезе вокруг русского этнокультурного ядра. Совершенно точную формулировку этого русского свойства как главного этнокоммунологического свойства дал Д.И.Менделеев: "Мы, русские, взятые в целом, благодаря Бога, кичливости чужды". Этнография, сформировавшаяся в рамках евроцентризма, до сих пор преднамеренно игнорирует эту важнейшую этнокоммунологическую характеристику, поскольку сам "латинянин кичлив" (Менделеев). Он оперирует лишь понятиями этнотолерантности или расизма. Л.Гумилев убедительно показал значение также понятия "комплиментарность" (и особенности славяно-скифских и славяно-сарматских отношений можно описать в понятиях комплиментарности и негкомплиментарности соответственно, однако интерпретационной силой это понятие пока не обладает). Разница не теоретическая, а существенно прикладная: кичливость, как и спесь, можно (и нужно) сбить (что русские и проделывали неоднократно с теми же латинянами на радость российских "азиатов", стоявших за широкой русской спиной).

К рубежу нашей эры из балто-славянской общности уже четко выделился славянский мир, который простирался от Балтики до левобережья Днепра и включал Валдай и верхние течения Оки и Волги, то есть оба сердца - и будущего древнерусского этноса и будущего великорусского этноса.

 

Вифлеемский цикл в кеплеровском геокосмизме

(по А.Зелинскому) - русская звезда

На рубеже нашей эры точка весеннего равнодействия переместилась из знака Овна в знак "Небесных Рыб". В древнешумерийской мифологии была легенда о рыбочеловеке, принесшем из океана первые знания древним людям Шумера. С глубокой древности у халдейских мудрецов и вавилонских звездочетов, а также в средневековой иудейской традиции, созвездие Рыб связывалось с представлениями о Мессии.

"Если созвездие Рыб считалось "Созвездием Мессии", то явление последнего должно было астрономически совпадать с вступлением равноденственной точки в этот знак. Здесь была своя логика, и если астрологи и прорицатели могли спорить, кого именно следует принимать или не принимать за Мессию, то это нисколько не влияло на тот факт, что приход последнего ожидался именно в указанный период,- отмечает А.Н.Зелинский. И ожидаемый Мессия явился.

"Звезду Магов", которая вела волхвов с Востока к месту рождения Мессии - Вифлеему, "Вифлеемскую звезду", как доказал Кеплер, опубликовавший специальную работу, следует искать в созвездии Рыб. Отметив, что так называемое "Великое соединение" эллинского Юпитера и иудейского Сатурна в знаке Рыб имело место в 7 г. до н.э., он сделал вывод, что оно и есть та самая "Звезда Магов". Знаменитый хронолог Людвиг Иеделер также пришел к выводам Кеплера: "Звезда Волхвов" была не отдельной звездой, а сближением Юпитера и Сатурна на расстояние, меньшее видимого поперечника Луны. Это сближение Юпитера с Сатурном, как вычислил Кеплер, происходит каждые приблизительно 400 лет, в нашей эре, округленно: в 0, 400, 800, 1200, 1600 и 2000 гг. Нельзя не обратить внимание на то, что это имеющий особое значение в судьбе России микроцикл Г.Вернадского-Л.Гумилева - цикл великих русских смут и страстного состояния, децентрализации, распада, предательств, поражений и деградации, за которыми быстро, в два поколения, следует пассионарный взлет и расширение территории - в среднем в три раза. Т.е. теперь к концу эры рыб, 2160 г, 1/6 часть суши х 3 = 1/2 часть суши? Видит Бог, никто из нас этого не хочет и, наоборот, мы раздаем "задарма" огромные свои жизненные пространства. Но может быть это и есть русский провокационный способ на популяционном уровне, поэтому не осознаваемый персонально (и персонально неприемлемый), способ-алгоритм: "Берите, валяются, наши земли - ваши... а вот теперь ваши земли - наши". По этому алгоритму прошел татарский цикл 1200-1600. Захват, извиняемся, присоединение земель происходит исторически мгновенно.

Повидимому этот 400-летний цикл правильно будет называть микроциклом Г.Вернадского-Кеплера-Л.Гумилева. В астрологическом смысле это сближение Юпитера и Сатурна уже не будет играть такой большой роли, т.к. "мы выходим" из знака Рыб (в знак Водолея) в 2160-е годы. Означает ли это, что и в мистическом смысле Вифлеемская звезда, давшая пассионарный толчок зарождению древнерусского (прарусского) этноса и переселению его, после 200-летнего инкубационного периода, на будущие русские земли, ландшафт которых и сформировал русских, перестанет играть ведущую роль в русской судьбе, а значит и в судьбе России - не известно. Но многие полагают эти годы временем конца христианства. Ведь именно Рыбы стали одним из наиболее универсальных символов христианства, они есть также символ потопа и крещения одновременно: потопа как конца ветхого человека и крещения как возрождения человека к новой жизни. Кроме того, ранними христианами слово Рыба (по-гречески: IXOYE - ихтис) рассматривалось как криптограмма из пяти начальных букв греческой фразы: "Иисус Христос Божий Сын Спаситель", и они писали ее на стенах римских катакомб - этому А.Зелинский придает определенное значение.

Не удивимся, если экологи зафиксируют в это время кислородную (сероводородную) катастрофу и массовый замор рыб глобального масштаба, и даже видим гигантские зоны на карте, где это произойдет - особенно в восточном секторе Тихого океана от берега Америки, где кислородный баланс на пределе (в среднем 3,02 мл О2/л), а имеющегося органического вещества (в среднем 1,22 мг С/л, на окисление которого с учетом нитрификации требуется 2,96 мл О2/л) достаточно для его практически уничтожения: падения до 0,06 мл/л, а заморы рыб происходят при концентрации кислорода ниже 0,5 - 1 мл О2/л и образование их убийцы - сероводорода - при 0,1 мл О2/л. Эта гигантская катастрофа произойдет, когда биогеохимическая активность микробиологических сообществ возрастет хотя бы на порядок. Действительно, это место - "продолжение", т.е. экстраполяции оси ЗПТ в океане, о котором подозревал Л.Гумилев, и которое подтвердилось - это гигантская меридиональная полоса потенциально высокой геологической активности. "Пассионарный толчок" повысит активность микроорганизмов далеко не на один порядок - с порядка 10 гумил до порядка мегагумил. Ускорение биохимического потребления кислорода может невольно вызвать неграмотная хозяйственная деятельность человека в океане (а к тому неуклонно идет: быстро растет эта деятельность и одновременно ликвидируется сильнейшая в мире - русская океанологическая школа, пока единственная в мире, способная вполне осмыслить проблему) и преднамеренно - военная деятельность против США (к чему тоже идет) с преддесантной сероводородной зачисткой всего тихоокеанского побережья.

Микро и макроциклизм были для мудрецов Востока, для Платона и платоников на Западе, для народов традиционных обществ Востока (Китая, Индии, Японии и др.) и России символом вечного возвращения как вечного обновления, стремлением к универсальному осмыслению картины мира как единого целого, в которой Человек и Вселенная никогда не рассматривались изолированно друг от друга и в которой дела человеческие неизбежно находили свое отражение в Космосе, а космические явления - в делах человеческих. Эта картина мира, как и сам способ традиционалистского мышления, геоцентричны и антропоцентричны, что имеет глубокий мистико-символический и духовный смысл: "геоцентризм здесь не физический, а духовный, земля духовно центральна...".

Циклизм и космический холизм совершенно чужды современному техноморфному мышлению и мировоззрению технократических обществ. Однако оказалось, что это отчуждение лежит в глубинной основе системного кризиса современной цивилизации, общеизвестные самые внешние проявления которого - неразрешимые глобальные проблемы, прежде всего - проблемы "четырех Э" : экологии, энергетики, экономики и этнологии. И традиционалистский способ мышления стал интересен для людей конца второго тысячелетия нашей эры и будет еще интереснее для людей конца эры знака Рыб.

Библейско-Кепплерова Вифлеемская звезда определяет (коррелирует, сопровождает?) основную составляющую алгоритма Руси-России, включая ритм основных этапов этногенеза, как 400-летний миницикл Г.Вернадского-Кепплера-Л.Гумилева:

0-400 - (рождение) скифский период, 400-800 - нордический (северный), 800-1200 - византийский, 1200-1600 - татарский, 1600-2000 - период вестернизации, 2000-2400 - период, по всей вероятности, остернизации.

 

 

 

Глава 3. Русский этногенез

 

Восточные славяне и номады.

Славяне-прарусичи не называли себя ни славянами, ни тем более русскими (как современные татары не называли себя татарами). Одно из их широко распространенных названий - анты (значит - "союзники"): так их называли иранцы и тюрки. Восточные славяне-прарусичи, действительно, были союзниками иранцев (скифов), а многочисленные памятники и клады VI-VII вв свидетельствуют, что они жили здесь смешанно, вместе с кочевыми народами Восточной Европы - аварами (по-русски обрами, потом внезапно сгинувшими, этносом, возникшим из приаральских племен хионитов и вар), аланами (праосетинами) и победившими здесь и сменившими гуннов болгарами (прататарами казанскими и московскими и прачувашами). Они и именовали восточных славян антами, т.е. своими союзниками (что не исключало серьезных столкновений временами и подчинений), с которыми образовывали разные формы общежития (этнокоммунологические формы) и государственности.

При всем разнообразии форм со стороны русских по крайней мере отсутствовала германская форма, по Бисмарку: "железом лишь и кровью" - уничтожение элиты, культуры и языка побежденных народов с быстрой и полной их ассимиляцией (из 30 славянских племен, в т.ч. жившего на территории нынешнего Берлина, не сохранилось ни одного).

Поскольку в теории государственности (в этнокоммунологии меньше) до сих пор господствует евроцентризм, все инокультурные формы рассматриваются как неполноценные вариации Римской империи. Так появились "империи" кочевников и среднеазиатских скотоводов с императором Чингисханом и императором Тамерланом, "квазиимперия Астраханское ханство" и "смешанная империя" Арабский халифат. Хотя в самих названиях этих смешных империй и императоров подчеркивается форма государственности или общежития народов - халифат, хан и ханство, Чингисхан (это "чин" Темучина), а то и дважды подчеркнутое ханство - Астра-ханское, ведь если бы и трижды - не прошибить евроцентризм.

Те или иные имперские формы господства одного народа над другим обычно возникали после военной победы и покорения побежденных, завоевания и присоединения их территории, периферийного включения в иерархию своей системы, в которой сильнейший народ держит метрополию. Эти формы идентифицируют по многим различным признакам, обычно формальным (большая площадь территории, полиэтничность, включенность покоренных народов и государственных образований, наличие метрополии с господствующим народом-покорителем, эксплуатирующим покоренных и удерживающих их силой и т.д.). Общим и существенным для них, однако, является неравноправие, несправедливость и бессовестность по отношению к покоренному народу. Это признаки политико-административные, экономические и социальные, но универсальным ценностным критерием является смерть и поэтому наиболее показательный военный признак - выставление мужчин присоединенных народов в авангард авантюрных и сверхрискованных военных действий против превосходящего или очень сильного противника, т.е. выставление их на уничтожение. Так в 568 г аварский хан Баян, посылая на Византию десятитысячные войска болгар-кутургуров и антов, полностью подчинившихся аварам, цинично заявил Юстиниану II: "Я таких людей посылаю на Римскую землю, потеря которых не будет для меня чувствительна, хотя бы они совсем погибли". В то же время от легких походов, сулящих богатую добычу, болгары были отстранены, а в качестве постоянной получили тяжелую и опасную обязанность защиты границ.

Такая же подставка инородцев (татар) на истребление, а также уничтожение знатных родов некоторых побежденных народов, практиковалась Чингисханом (Орда и эль - имперские формы?). Много ли выиграли от этого оба "имперских" народа - авары (обры) и монголы? Оба народа на этих территориях сгинули (а бесследная гибель обров даже вошла у русских в поговорку).

Болгары, обосновываясь на самых разных территориях (в приазовье, на Дунае, на средней Волге и др.), не создавали империй (и квазиимперий), элей (il), царств, ханств и каганатов. Максимальным приближением был кургур, нечто вроде конфедерации племен, созданный и руководимый в VII в патрикием (по Константинопольскому ярлыку) Кубратом. Л.Гумилев называет это государственное образование Болгарской державой. Возможно, он прав, в том, что это была держава (а не империя, хотя Л.Гумилев особо не разделял эти формы). Но все-таки это был кургур или конфедерация: сразу после Кубрата она развалилась, а державы, в отличие от империй, конфедераций и кургуров, не разваливаются быстро и, бывает, наоборот, возрождаются еще более сильными, например, Российская держава после развала 1917 г. быстро восстановилась в виде Советской державы и далее - сверхдержавы, а Австро-Венгерская империя развалилась быстро и окончательно.

Болгары, обладая сильным государственническим чувством и везде, где только можно, пытавшиеся создать свое государство, ни державного, ни имперского сознания не имели и вообще не знали и не знают, чего они хотят и даже - чего не хотят (что редкость). А Казанское ханство было создано уже после гибели Волжской Булгарии и в результате опыта оккупации татаро-монголами и слияния с их остатками.

Восточные славяне-русские также не практиковали имперские формы государственности, и в источниках - древнейших, древних, ранне- и позднесредневековых, а также в исторической, публицистической, мемуарной и художественной литературе нового и новейшего времени - не попадаются сведения о том, чтобы они в боях прятались за спины союзников, своих иноверцев ("наших поганых"), инородцев и нацменов. А вот обратное - четко прослеживается: русские почитали за честь быть в авангарде при наступлении и в арьергарде при отступлении и далеко не всякие "иные" удостаивались такой чести и вообще права на военную службу. Этот индикатор (в основе которого универсальный ценностный критерий - смерть) показывает явно предпочтение не имперским, а державным (самодержавным или советодержавным) государственым формам и симбиозно-союзным, даже братским внутренним этнокоммунологическим формам (формам общежития народов России).

Это предпочтение вошло в русский социокультурный генетический код и с ним - в культурный код российской цивилизации. На его основе шла дальнейшая самоорганизация при дальнейшем росте масштабов, до субконтинентального и континентального уровня - великодержавных государственно-политических и союзно-коммюнитных этнокоммунологических форм в ближнем окружении, наконец до глобального уровня - сверхдержавных государственно-политических и коэкзистных (сосуществовательных) этнокоммунологических форм в дальнем окружении.

Древняя русско-славянская этнокоммунология была разнообразнее булгарской. Она равно включала, разумеется, и ассимилятивные отношения (комбинированно: длительно - мягкие и импульсно - жесткие), особенно с угро-финами, и племенные союзы, и симбиозы, в том числе - череcполосные. Но имперские и царские формы были для русских также совершенно не характерны до татаро-монгольского нашествия. Не образовывались также конфедеративные и королевские формы. Типичными были княжеские и великокняжеские формы, последние - тяготевшие к державности. Проведем лингвистическое моделирование (попробуем на язык): "за державу обидно" - звучит; "за империю обидно" - не звучит, хотя слово это попадается в литературе на порядок чаще, чем слово "держава".

Лишь в XIII в. Русь была насильно втянута в подобие имперских отношений, став улусом Золотой Орды, и вполне, творчески освоила их, преобразовав в особые отношения и принципы, которые Менделеев назвал "русскими началами" и придерживаться которых советовал всем российским этносам, учитывая уроки истории. При всем этом, платя дань-налоги в "центр"-орду, обращаясь туда за назначением-ярлыком, арбитражем и полицейской помощью против собственных смутьянов, удельной и патриотической оппозиции, Русь избежала, изначально благодаря Александру Невскому, типичного для империй положения покоренных народов - колониального или провинциального наместнического положения при метрополии, избежала серьезного данничества юношами для военной службы в "общеимперских интересах" и даже (за сравнительно небольшим исключением) поставок воинских подразделений. Наоборот, начиная с конницы Неврюя, выделенной сыном Батыя Сартаком своему побратиму - Александру Невскому, шли поставки татаро-монгольских воинских подразделений русским князьям - "империя наоборот", какой стала потом Российская империя, - уже в этих зародышах.

Совершенно уникальная этнокоммунологическая симбиозная форма заложена Александром Невским и Сартаком - братство. Не просто союз, а буквальное братство (с процедурой братания). Ведь через семь веков дважды была попытка воспроизвести братание с агрессором, с евроагрессором - в первую мировую войну и в первые дни Великой отечественной войны, когда наивные русские кричали из окопов своим "братьям по классу" о братании. 400-летний опыт вестернизации России дал ответ: не только братство, но и ее дружба с Западом невозможны, они не совместимы с рынком, т.е. с гражданскими обществами. Даже рынок любви бывает, но ни рынка дружбы, ни рынка братства не бывает. Потому во всей европропаганде, "демократической" и "патриотической", это братство было одним из главных объектов высмеивания, желчности и ненависти.

Уникален и институт служилых татар, созданный ни кем иным как Дмитрием Донским (о чем редко кто знает, одна из бесчисленных тайн русско-татарских отношений). Служилый татарин-князь должен был являться на русскую войну со всеми своими "уланами, мурзами и всеми казаками". Служилые татары - не национальная и не этническая категория (правда, по Гумилеву, стереотипно, она может быть и этническая), а именно служебная категория. Чиновники той поры, как и современные, не различали нацменов и по большинству, татаро-монголам (т.е. половцам-кипчакам, булгарам, ордынцам, позже - ногаям и т.д.), записывали в служилые татары не только татар, но всех принимаемых на службу тюрков, монголоидов и угрофинов, особенно много было черемисов (удмуртов) и чувашей, а также - мордвы и марийцев.

Уникально создание (и системная утилизация) татарского Касимовского ханства в составе Московского княжества - начала опыта особых форм российского федерализма. В 1452 г. по воле Василия III (Темного, ослепленного дядьями с братьями и спасенного вместе с семьей и матерью великой княгиней татарскими царевичами Якубом и Касимом) сын Улу-Мухамеда царевич Касим оседает в Мещере со своими татарами (казанцами и ногаями, впустив потом "астраханцев и даже крымских татар") и создает Касимовское царство (ханство).

Тенденции к этому - не просто широко практиковавшееся наемничество или мамлючество, а массовое приглашение "на жительство" целого племенного объединения половцев и затем татаро-монгол, в разной форме - были достаточно распространены. Это пробовалось или даже практиковалось многими государствами Восточной Европы, Юго-Западной Азии и даже Северной Африки. И татарские остатки содержатся там до сих пор. Однако это были или временные акции для определенной военной кампании или полуавтономные рассасывающиеся конгломераты, но не встраивались в свою территорию их государстенно-территориальные образования.. Московский вариант, заложенный благоверным князем Александром Невским, продолженный Дмитрием Донским, развитый Василием Темным и завершенный их потомками - акт серьезного исторического творчества русского народа с огромными последствиями для судьбы России, а с этим - всей Евразии. Главное в нем - укрепление и верная по наитию гения князя Александра Ярославича и/или божьему промыслу идентификация и генерализация дальнестратегической задачи русского этноса и Святой Руси как единственного оплота православия, а значит - христианства и современной культуры, задачи, которую удалось на вербальном уровне зафиксировать (сформулировать) лишь через 600 лет - Д.И.Менделееву: "Уцелеть и продолжить свой независимый рост". И задача была выполнена в казалось бы невозможных условиях окружающей среды, "между молотом и наковальней", конечно, не без существенных издержек. На которых и сосредоточили внимание внешние и внутренние вольные и невольные неприятели России, благодаря ей и оставшиеся в живых, и именно потому навсегда возненавидившие ее - психологическое явление по отношению к благодетелю, изученное и адекватно промоделированное, особенно в сценарии "Смердяковщина", Достоевским. Сравнивая со смердяковствующими соседями, находившимися даже в более благоприятных условиях и, разумеется, имевшими такую же цель - не погибнуть, а расти, видим ретроспективно их "системно-методологическую" ошибку, можно сказать - незнание ими методологической основы древнейшей науки - географии, которую ведал Александр Невский и его прямые и духовные потомки, а именно: генерализации. Относительно мелкие цели и групповые интересы, не соответствующие генерально-целевому масштабу, не подвергались соответственному цензированию и отбору (со стороны народа, "демоса" - и никто иной делать это адекватно не может), а потому выпячивались (вот жизнь! разгадай ее - именно Россия демократична и потому выжила, выросла и помогла выжить соседям-демократам, рахитствующим и погибавшим потому, что там никакой демократии не было при всей ее видимости). Как если бы на физ-географической карте "дорогая моя Москва-река" наносилась крупнее и заслоняла собою главную реку (географический термин) физико-географической страны - Волгу. При ближайшем рассмотрении оказывается, что благодаря русской выдержке генерализации уцелели не только ее теперь внутренние народы и их государственные образования, обреченные на исчезновение - даже такие сильнейшие как татары (включая булгар) и Татарстан, но и Восточно-европейское зарубежье, даже такое сильное и пассионарное, как поляки и Польша - что бы они сами сейчас ни говорили. Для проверки достаточно честно промоделировать на компьютере (аналогично игре для юношества "Цивилизация", но, конечно, серьезнее) польскую судьбу с 1939 года с единственным изменением условий - отсутствием русского народа. И дело не в знаменитом тосте Сталина, коварстве Черчилля или сумасшествии Гитлера, а, можно сказать, - в этногеографии.

Уникально и все взаимоотношение Василия Темного (и Ивана III), особенно на фоне взаимоотношений со своей буквально ослепительной родней, не только с татарским принцем Касимом с его эскадронами, но и в "целом" (если можно так о нем говорить) с "имперским" татарским (татаро-монгольским + кипчакским + булгарским) народом, из которого оба князя втянули в Русь всех главных татарских пассионариев с их родней и эскадронами, а следующие князья и цари довершили это фактически великое переселение пассинарствующего народа, этот квадратичный, а точнее - кубичный эффект (воспроизводящийся, повидимому сознательно, в наши времена в США и дающий им могущество, в том числе теперь за наш счет): этническая зачистка конкурента, которому оставляются лишь субпассионарии, одновременно - свое усиление импортными пассионариями и, наконец, пассионарное идуцирование ими своего этноса, хорошо описанное Л.Гумилевым). А всего-то достаточно приструнить своих ксенофобов и психопатов. Альтернатива - бесплодно положить жизнь своих сыновей, фактически, по бесполезности, противоестественности и богопротивности - совершить ими человеческое жертвоприношение. Это культурный этап, пройденный еще за "год А.Зелинского"(2160 лет) до нашей эры (в библейской мифологии - Авраамом, не убившим сына Исаака, а принесшим взамен него в жертву агнца).

"Масса народу" - от иранцев до угрофинов - присоединилась в разной форме к русским гораздо, на много столетий раньше. А вот что было впервые, так это присоединение в XVI веке государств - царств (ханств) Казанского и Астраханского и Ногайской орды, т.е. физико-географической страны Поволжья с последующим присоединением трех огромных физико-географических стран (Урал, Западная и Восточная Сибири), а в целом - гигантской этно-географической страны масштаба субконтинента, которая в средние века называлась Татарией.

Однако это было присоединение не к России, так как России еще не существовало и, в отличие от Татарии, не значилось на географических картах, а присоединение к Московскому государству, которое называлось Московским княжеством или просто Московией, но не было еще и не именовалось Московским царством (не признавалось таковым миром), хотя при Иване Грозном и уже даже при Иване III оно имело признаки державы. Именно за татарский 400-летний цикл 1200-1600 гг была начата Александром Невским с татарами Сартака, продолжена и, в основном, завершена потомками Невского с другими татарами сборка России из осколков северо-восточной части Киевской Руси, расколовшейся в 1100-е - начале 1200-х гг, Северной и Волго-Уральской Угро-финляндии и гигантской Волго-Урало-Сибирской Татарии. К концу XVII века, к Петру Первому в целом завершилось формирование России и началось ее продвижение к своим естественно-географическим границам и незамерзающим портам и ее оформление в процессе вестернизации. Таким образом, в узком смысле создателями России были русские как основной субъект государствообразования и татары (тюрки и монголоиды) не только как объект, но и как субъект - комиссар остернизации Московского государства и, по выражению евразийцев, государствообразующая сила, а в широком смысле - также угро-фины и все народы России. Завершив успешно свою функцию комиссара остернизации и государствообразующей силы, татары постепенно уступили комиссарское место, поскольку начался процесс вестернизации, немцам.

В погоне за евровеличием, и при немецкой мании создать Римскую или хоть какую-либо империю, "тысячелетний" (по реальному микроциклу - двенадцатилетний: 1933-1945 гг) рейх, Россия взяла название Российской империи (будучи империей "наоборот", то есть не империей, а Великой Державой), и это название помогло позднее протащить разрушителям ярлык "тюрьмы народов" (а сейчас - "империи зла"), хотя он адекватен в такой же степени, в какой семью и свой дом можно называть тюрьмой. И немало молодых людей и девушек, впавших в страстное состояние, так и называют свой дом и свою семью тюрьмой (а свою дачу - каторгой и злом). Между тем их назначение - сохранять жизнь, поддерживать ее. Русское, адекватное самоназвание собственной формы государственности при полиэтничности и производится от корня "держ" - держава. И это свое назначение Россия исполняла, поддержав жизнь и сохранив даже самые малые и слабые народы, конечно, с помощью самых сильных и активных ее народов, прежде всего - русского. Эта форма - сугубо русская и российская. Будучи уникальным продуктом социально-исторического творчества русского и сотворчества других российских народов она не имеет эквивалента в других языках и должна была бы оставаться непереводимой на другие языки, как слово "спутник". Однако вместо этого она переводится на английский язык как Рower - сила, мощность, власть. Это совершенно не соответствует не только сущности российской державности, но и просто русскому менталитету: "не в силе бог, а в правде". Не "тюрьма народов" - и татары с немцами здесь были царями, и евреи - канцлерами и премьерами (и скоро будут царями), а негры - первыми поэтами и всеобщими любимцами. Что было - желающие стать царем (венчаться на царство) должны принять православие, так же как невеста-иноверка, желающая венчаться, должна была перейти в веру мужа (выходя за татарина, русская переходила в ислам). Точно так же мусульманина не берут в президенты Израиля или США, хотя мусульман там много. Причина одна - не допустить раздрая. Не "тюрьма народов", а опять-таки семья. Сила - не самоцель и не сущность Российской державы, и даже не атрибут, а всего лишь адаптер, преходящий способ самореализации сущности, детерминированный реальными условиями окружающей среды. Россия бывала и бессильной, например, перед Японией в 1905 г или сейчас перед Чечней, но оставалась державой. США - сверхдержава и Рower, истреблявшая индейцев, но державой США никогда не являлись. В то же время английские keeр, retain и suррort (хранить, сохранять, поддерживать) - не эквивалентны державе, как и imрeria.

Наиболее обычной прарусской и затем русской этнокоммунологической формой, заложившейся в русский социокультурный генетический код, были симбиозы и союзы. На время серьезных военных действий выдвигался общий вождь (было единоначалие), но при нем из вождей племен, в каждом из которых существовал совет старейшин и "военспецов", образовывался по аналогии совет, на котором совместно обсуждались вести, со-вести, и вопросы решались по совести, по-другому это называлось: по правде. Совет и совесть были обязательной двойной принадлежностью возникавших союзов. Исчезновение хотя бы одной из двух разрушало союз, обессиливало эти народы и делало их легкой добычей очередных агрессоров, даже "нищих беженцев", убежавших со своих земель от более сильного агрессора или более сильной жертвы (схема домино). То есть на территориях, которые потом стали называть русскою землею, еще в начале нашей эры при возникновении военного положения естественным путем (стихийно) возникала совестско-советская система и симбиоз прарусичей, скифов-сарматов (иранцев) и прататар-булгар (тюрков), который правильно называть, объединяя два однокоренных слова в одно, "совецкий симбиоз" и "совецкий союз". С той поры программа такой формы симбиотизации заложилась в генетический код пограничной евразийской, впоследствии российской, цивилизации.

На протяжении своей истории славяно-русы и русские вступали в кровавые и мирные контакты с 20 основными "скотоводческо-кочевыми" народами, за которыми в культурологии (менее других евроцентристской науке) более или менее признают наличие одноименных культур (а не только дикости)

По порядку контактирования эти скотоводческо-кочевые или полукочевые народы следующие: киммерийцы, скифы, сарматы и савроматы, гунны, азовские българы (Волго-Камские булгары и Дунайские болгары - не кочевники), хазары, авары (обры), печенеги, половцы (кипчаки), татаро-монголы, постордынские татары (не русские татары и не казанские - они не кочевники), крымский сбор, ногаи, калмыки, башкиры, казахи (кайсак-киргизы), юго-сибиряки (савиры, хакасы и др.), северокавказцы, среднеазиаты (частично), монголы (современные).

Даже ненавистники кочевников признают, что столкновения с 19 из них "не носили рокового характера. При том, что старые обиды помнились и неприятие "басурман" христианской Русью, несомненно, было, мирные, даже дружественные взаимоотношения не исключались, а к началу XIII в. даже превалировали". Настолько превалировали, что, заступаясь за половцев, русские приняли смерть от татаро-монгол на Калке - не означает ли это, что "за други своя"? И по версии Л.Гумилева все татаро-монгольские страсти русские претерпели именно из-за предоставления крова и заступничества за половцев (динлинов), преследуемых по всему двойному евразийскому континенту Чингисханом и Субудаем (динлинами), а динлины динлинов, как и русские русских (как и все пассионарии друг друга), "в плен не берут" (ген. Лебедь).

В отличие от 19 остальных, столкновение с татаро-монголами признается всеми, справедливо, судьбоносным, причем евразийцами оно признается хоть и исключительно тяжелым, но спасительным для России, поскольку была спасена "душа России", православие, а евроагентурой оно признается, естественно, роковым, самым плохим и "самым душным" периодом в истории России, в конечном счете потому, что оно не дало покончить с "исторической ошибкой" - православием. Между тем это столкновение было лишь на один-два порядка острее, чем с половцами, и закончилось в острой фазе военно-политическим поражением русских, а в последующей относительно мирной фазе - культурной победой русских с практически тем же конечным результатом, что и цивилизационное столкновение с половцами - втягиванием пассионариев с их эскадронами и окружением, включением знати в российскую элиту и этносимбиозом с ассимиляцией и евразийским синтезом. Не надо пугаться слова ассимиляция, держа перед глазами немецкий образец. Русская ассимиляция всасывает лишь того, кто сам ассимилироваться рад или не против (и для таких подталкивание есть). Не только на Руси, но и везде половцы ассимилировались. Булгары везде ассимилировались, а в России - только те, кто не был против.

Военно-хозяйственно-экологические и психологические ниши таких симбиотов-союзников были различны, что не давало серьезного источника негкомплиментарности, и они были вполне взаимодополняющими, т.е. комплементарными (в чем и состоит смысл симбиоза). Комплементарность служила естественной основой комплиментарности (достаточной взаимной расположенности, а то и симпатии - между драками, разумеется, которая преодолела существенно конфронтационное прошлое, усиленно реанимируемое сегодня евроагентурой, носящей маски как "демократов", так и "патриотов").

В социоэкономическом отношении он признается взаимодополняющим союзом земледельцев со скотоводами. В культурологии он также рассматривается как союз земледельческих культур со скотоводческо-кочевыми культурами. Однако в последнее время в культурологии все чаще подчеркивается относительность этих понятий, особенно для древности, когда было еще очень далеко до современной узкой специализации хозяйств (а значит - и образов жизни, следовательно - и культур), и все они были многоукладными и даже комплексными, а в определенном смысле их можно даже признать универсальными.

Социогенетический код русской культуры формировался в древности и в молодое средневековье, конечно, как культуры земледельческой и территориально-общинной. Но общеландшафтная северо-таежная геоподоснова северо-русского, северо-тюркского (татар и чувашей) и угрофинского (мордвы, удмуртов) народов и общность их исторической судьбы обусловливали и в целом общий для них характер земледелия и землепользования, основанных в древности (а на северо-востоке, у угрофинов, и в средневековье) на подсечно-огневой системе земледелия, связанным с ней комплексно-универсальным характером хозяйства и соответственным образом жизни (в южных районах ведущей системой земледелия был перелог, также связанный с "полукочующим земледелием"). Вот основа общероссийской - крестьянской культуры.

Но по самым древним источникам Русь - страна городов, Гардарика, или, следуя традиции "латинян", - цивильная страна. Крестьянско-городской (цивильный) комплекс - вот основа русской и общероссийской цивилизации, имеющая общую геоподоснову. К этому идеальному российскому, природно-цивильному и естественно-культурному образу жизни после долгих и кровавых социальных экспериментов, изуродовавших природу, общество и человека, устремляется сейчас "первый мир" Запада, называя эту новую идеологию - идеологией постиндустриального общества. Нельзя не отметить, что именно такой комплекс проектируется в идеологии постиндустриализма к внедрению у англосаксов в 2010-2020-е гг. (Попутно нельзя не отметить, что объединение Западноевропейских стран идет по примеру Советского Союза, показавшего, что на этом пути достигается могущество, и доказавшего также, что имеющееся могущество моментально теряется, когда сходят с этого пути. Наконец, по пути Советского Союза пошли и США во внутренней межнациональной и межрасовой политике, в том числе копируя советскую кинопропаганду дружбы народов (белых и негров) во всей примитивности этой пропаганды. По примеру же России (старой) начат диалог с внутренним мусульманским миром (а в современной России их слугами начато стравливание с мусульманами). Все это прекрасно известно, и пробивание разрушительных проектов нашими западниками-реформаторами есть обыкновенная диверсия, а уже не просто агентурность.

В военном отношении - симбиоз и союз давали объединенную (полноценную) силу с одной стороны - из мощной русской пехоты и сильного русского флота (речного и морского средиземного, но не океанического) и с другой стороны - из непревзойденной конницы кочевников. Современный горожанин не представляет ни мощности этих подразделений, ни причины их огромного превосходства, ни их военно-технологического уровня, ни кооперативного (синергического) эффекта от их грамотного объединения.

Русский пехотинец-крестьянин не просто с детства приобретал навык, сноровку и затем мастерство владения вилами и топором плотника и дровосека, то ж боевым аналогом: копьем и боевым топором - этим владело большинство оседлых народов мира. В почвенно-климатических условиях России, когда "день год кормит", вырос крестьянин с несколько "особой физиологией" (так можно говорить, раз можно говорить о некоторых особенностях психического регулирования своих физиологических процессов иогами), адекватной "особой физиологии" прирожденного бойца. В частности - способность мобилизовать силы и задействовать обычно неизвлекаемый резерв (НЗ) организма на сутки-двое непрерывного сверхнапряжения без сна, еды, питья и, извините, туалета (последнее представляет интересную биохимическую задачу). Использование боевой фразеологии в отношении русской страды (штурм, фронт, борьба за урожай, победа и победители и т.д.) есть корректное физическое моделирование с очевидным подобием модели и оригинала, а насмешка интеллигента определенного склада над этим как над милитаристским русским духом связана с тем, что сам он ни в боевых, ни в крестьянских трудах сознательно не участвовал и при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что даже будучи принудительно мобилизован на них, прослыл в микроколлективе "сачком" или того хуже. Желчь же - от испытанного тогда комплекса неполноценности и презрения коллектива (обычно не высказанного, из-за общинной деликатности: вдруг человек не сачок, а просто психически болен - так, кстати, чаще всего и оказывалось). Этого с лихвой достаточно для затаенной ненависти - "необъяснимым" прорывом которой нас теперь обдает от идеологов "реформаторства".

Не мешает понять и корни непревзойденности конницы кочевников. Дело не только в том, что кочевник рождался и жил в седле, стрелял без промаха на скаку, владел арканом и рубил (больше отпиливал, чем рубил) саблей с опорой на стремя. Но и в том, что его военная техника, технологии, организация и тактика представляли собой ноу-хау своего времени: сабля принципиально превосходила меч, сложно-составной лук - обычный (по Л.Гумилеву по дальности стрельбы - почти в два раза, если это так, то были не бои, а облавная охота, а то и расстрелы) и т.д. Однако корни лежат в том, что это была особая кавалерийская культура со своеобразной школой военного искусства, выращивающей народ воинов-кавалеристов. Ее основой, кроме индивидуальной подготовки, служила коллективная облавная охота с совершенно незначительной гранью, отделяющей ее от военных действий - идентичны были подразделения, состав, численость, вооружение, управление, согласование командных действий облавщиков и армии. Существовала, как и военная, всеобщая облавно-охотничья повинность, декретированная культурными нормами: было обязательным участие в ней для каждого рода или улуса, для каждого мужчины рода и для каждого мальчика, достигшего 12-13 лет. С.Жамбалова ссылается на средневековые письменные источники, согласно которым гунны занимались облавной охотой в несколько десятков тысяч конницы - это численное обеспечение конницей армии в крупном сражении, например, в Куликовской битве. Проведенная С.Жамбаловой по бурятским материалам реконструкция модели облавной охоты как феномена кочевническо-скотоводческой культуры показала, что в ней соединялось утилитарное охотничье-хозяйственное, военное и педагогическое назначение с большим культовым содержанием и культурным воспитанием. Облавная охота была существенной ступенью социализации мальчиков в обществе, их испытание было фактически инициационным. Структура, семантика и ритуалистика ее соотносились с традиционной для общества картиной мира и сущностью самого традиционного общества.

В более или менее полной мере силу такого непобедимого союза демонстрировал позднее Святослав. Византийский полководец и затем император Цимисхий писал об армии Святослава: "Русские в своих краях слыли непобедимыми, а мы - в своих. И никто никому не хотел уступить. Легче было погибнуть".

Разобравшись в этом вопросе, византийский император Константин Багрянородный оставил всем наследникам Римской империи свой завет (геополитическое завещание): не допускать союза славян и кочевников, земледельцев и скотоводов - руси, иранцев и тюрков (татар), а если он возникает - стравливанием и хитростью разрушать его, разделять и властвовать. Все наследники Римской империи ("латиняне") с Х века следовали этому завету. Следовали ему и все внешние и внутренние "агенты вестернизации", включая сегодняшних, открыто заявивших о своей цели - расчленении России (СССР) и частично уже достигших ее. В их диверсионно-пропагандистском материале, обычно замаскированном под науку, публицистику и художественную литературу, подбирается лишь часть фактов, а именно - связанных с конфликтами 400-летней, 800-летней давности и охватывающих менее четверти времени общей исторической судьбы. И ведь действительно, летописный материал позволяет и даже как бы обязывает поступать так, потому что летописи не особенно старались и торопились сообщать о рядовой, обыденной жизни народов: работе и труде, брачевании и домостроительстве, рождении и воспитании детей, их обучении, питании и сне, болезни и лечении, покупках и торговле, похоронах стариков и поминках. Но летописи немедленно отмечали природные катастрофы и знамения, серьезные междоусобицы, столкновения с соседями и войны с пришельцами, причем особенно горячо и с особой ненавистью, если они нанесли поражение и учинили грабеж и насилие. Вот и получается видимость, что это и было основным содержанием жизни и общей исторической судьбы. А при необъективности и предубежденности на основе такого материала можно делать любые заказанные выводы.

Константин Багрянородный имел в виду оба отношения, но главным образом, конечно, - военный аспект. Оба отношения, и военные, и экономические, достаточно хорошо рассмотрены в литературе. Но в ней мало освещены демографические и почти не отмечены культурологические и этнопсихологические смыслы.

Почему российские этносы - угрофины, татары-булгары и будущие великоросы - выбрали зону, неблагоприятную для жизни? Ведь благоприятная лучше во всех смыслах, кроме военной безопасности. Значит, она была для них важнее всего. В силу разных причин, в том числе этновозрастных, это были наименее воинственные и наименее агрессивные этносы (угрофины) и части этносов (будущие великоросы и волжско-камские булгары). Если неагрессивность наших угрофинов общеизвестна (в отношении венгров и финнов это не так), а Волжско-Камских булгар легко доказуема, то утверждение о неагрессивности русских отметается "с порога" с указанием на 1/6 часть света и на то, что это военный народ (хотя "военный" и "агрессивный" вовсе не синонимы). Это все равно, что затопление низин при разливе рек объяснять агрессивными намерениями молекул воды.

До сих пор проявления жестокости даже в военных акциях для русских не типичны, а для когда-то действительно православных было внутренне невозможным - загубить душу свою. Начиная с Прокопия, многими отмечается как типичное ненормально мягкое и даже патерналистское и любовное отношение русских к побежденным иностранцам (компенсируемое? - жестокостью к своим соплеменникам, особенно при "бунте, бессмысленном и беспощадном"). Многие социопсихологи и такие философы как Н.Бердяев говорят и пишут о женской душе России. При всем уважении к женственности, гуманизму и желательности его для всего мира нельзя не признать, что, к сожалению, реальный мир не женственен, в реальном мире неизолированным народам без агрессивности и жесткости приходится крайне тяжело (лишь за своими хозяевами российская евроагентура признает правомочным такое воспитание молодежи - см. американские фильмы). А если уж возникли военные отношения, необходимыми оказываются и жестокие акции устрашения ("исторический урок") - необходимыми не только американцам, чья безопасность гарантирована "океанами и проливами". Конечно, наш интеллигент, сугубо лакей по натуре, признает право на жестокое устрашение только за тем, кого он сознательно или подсознательно признает своим хозяином. Поэтому только за ним признается и даже воспевается право на акции жестокого устрашения и даже государственного терроризма - и на "Бури в пустыне", и на умные ракеты в "форточку" бомбоубежища с детьми, и на убийства или выкрадывание спецслужбами иногосударственных деятелей вплоть до президентов, и на танковые расстрелы парламентов, и даже на этнические чистки (!) и т.д. Симбиоз и союз со степняками восполнял и всю эту русскую недостаточность. Это еще одна, и существенная причина ненависти к ним.

Тема эта весьма деликатная. Но по частям осколки информции уже просунуты в публикации: понуждение к дезертирству целых воинских европейских подразделений "убояхуся одного имени татарове", использование этого устрашающего имени или самих татар во внешних и внутренних профилактиках, угрозах, устрашениях, "уроках", акциях мести и жестокости. В том числе против "татар" же: и в Куликовской битве и во взятии Казани, когда из всего 150-тысячного войска Ивана Грозного было 60 тысяч московских и касимовских (Шагалиевских) татар, в том числе подавляющая часть конницы. Именно они первыми пошли в прорыв - в пролом стены после подкопного подрыва Бутлером - и учинили главные из устрашающих и "проучающих" акций (русские, которым необходимо чувствовать себя правыми, не могли этого "как следует", пока не наткнулись на десятки тысяч русских рабов - вот от таких встреч они всегда "звереют", и в 1944-1945 гг., после освобождения русских рабов гитлеровских концлагерей, попридержать их мог только Сталин). И что же? Не так уж малочисленным остаткам перебитых булгар (вместе с пребывавшими в Казанском ханстве половцами-кипчаками, чувашами и малочисленными ногаями) было присвоено имя (этноним) татар, которое исправно служит до сих пор пугалом, усмиряющим возможное беспокойство разнообразных народов Поволжья и их военно-террористические междусобойчики, аналогичные кавказским, о которых уже забыли за 300 лет под "русским кровом" (как о том напомнил Менделеев). Удмурт говорит: "Русские - медведь, татары - волк, а мы, удмурты - рябчик".

Тут важно еще нахождение в разных фазах:

- Фазах этногенеза, по Л.Гумилеву, обеспечивающее боевую защиту стареньких этносов молодыми, у которых кровь играет, и культурную защиту - молодых пожилыми.

- Разных фазах военных действий: татаро-монгольскому эскадрону Неврюя, уже прошедшему с боями полтора континента и втянувшемуся в резню с кем угодно и кого угодно гораздо легче производить многие действия и акции, чем русским новобранцам из деревень, которым еще надо втянуться в бойню.

- И малозаметная, но очень много значащая разница в фазах цикла централизация-децентрализация, т.е. тенденций государственничество-распад.

В XII в. - начале XIII в. на Руси был в разгаре процесс распада на княжества и междоусобицы, а жестоко явившиеся татаро-монголы обладали в это время потрясающим потенциалом "милитарно-государствообразующей силы", как выражались евразийцы, даже можно сказать, что это была у татаро-монгол идея-фикс, саранчевая тяга. Ее потрясающую энергию мы уже оценили выше - в десятки мегагумил, как минимум, а то и до гигагумил. И не воспользоваться этой гигантской природно-стихийной тягой, коль бог дал способность ее запрягать, а то и наказ, как он дал это Александру Невскому? Осуждение этого "выбора", "совет" не запрягать эту тягу, более того - встать у нее на пути, такой совет, да задним числом, может давать лишь крайний недоброжелатель, а откровенно говоря - только враг, причем, скорее всего, такой враг, который и сам-то изо всех сил пытался и пытается запрячь эту или подобную тягу, да бог не дал добро, поскольку сам не делал добро. Тот, кто не пытался, например, удмурт, тот такой шипучей ненависти не испытывает, не хранит ее и не лелеет столетиями. Очень похоже, что это ненависть, питаемая завистью неудачника.

И действительно. Вот Прибалтика, самая европейская из российских провинций, с наибольшей змеиностью, презрением и брезгливостью шипящая на русско-кочевнический симбиоз и союз. Не картофельная республика первой половины ХХ века, а мощнейшее Великое княжество Литовское конца XIV-XV вв. Поджигатель Москвы (1382 года) Тохтамыш, побитый Тимуром, отсиживается у своего литовского союзника Витовта, предоставившего ему с его уланами и мурзами Лидскую волость (Белорусия). В их переговорах 1398 г. так зафиксирован в летописях план Витовта, принятый Тохтамышем:

"Аз тя посажу в Орде на царство, на Сараи, в Болгарех и на Асторхане, и на Язове, и на Заяцкой орде. А ты мене посади на Московском великом княжении... и на Новгороде Великом, и на Пскове, а Тверь и Рязань моя и есть, а Немци и сам возьму". Разгром на реке Ворскле, бунт как всегда героического Смоленска и вольнолюбивого Новгорода, а затем и конец Тохтамыша разбили этот самонадеянный план. Что это? Мимолетное увлечение Литвы и нечаянная потеря ею невинности с татарином (и американская расистка теряла ее с негром)? И раз нечаянно - то остается моральное право на насмешки над русскими за связь с татариным? В Грюнвальдскую битву Витовт просит у самого сильного потомка Тохтамыша Джелаладина татарскую конницу, и она вносит свой обычный вклад в победу. А Витовт сажает Джелаладина на ордынский трон. После его гибели сажает туда поочередно ставших уже своими татар Бетсабула, Еремфердека и других. Не нечаянно. Не мимолетные связи со "степными дикарями" и "бандитами номадами". Но и не любовь, а политический расчет учеников немецкой школы (которая всегда была бита и паразитировала на русском всепрощенстве, ибо мир держится не только железом, кровью и расчетом). Почему же все литовские татары-пассионарии (в том числе - потомки тохтамышевских) целыми родами уходят и куда? В Московию. Из Достоево уходит татарский род Челебеев, давший России великого Федора Достоевского. Уходят "из Немци", из рая "прав человека" к русским, в "тюрьму народов", "предок рода Огарковых из Золотой Орды Лев (Арслан) Огар или Огарь, муж роста великого и воин храбрый, прежде служил в Литве, а потом в 6905/1397 году из Немецкой земли выехал в Россию к великому князю Василию Дмитриевичу." Ogar~okar `высокий, великий`. "Потомки сего рода Огарковы многие Российскому престолу служили..." и видимо не только храбро, но и честно, судя по тому, что маршал Огарков отказался от предложения Горбачева стать Министром обороны СССР, т.к. Горбачев ведет политику капитуляции и значит - уничтожения нашей страны.

Ушли "из Немец" литовские татары Кильдеевы, давшие России плеяду блестящих ученых (и даже Президента Академии наук) - Келдышей (хотя их ранее обрусевший родич Ораз Гильдеев вел такой образ жизни, что возникло великое русское слово "разгильдяй" - нельзя, говоря о позитивах, не вспоминать и негативы, иначе опустимся до западников).

"В 6861/1353 году выехал в Чернигов из Немци муж честный Идрис, по крещении названный Леонтием с двумя сыновьями Константином и Федором и с ними дружины и людей их три тысячи мужей... Константин Леонтьевич имел внука Андрея Харитоновича, которого великий князь Василий Васильевич по приезде в Москву прозвал Толстым, и от него пошли Толстые" (от Идриса также роды Дурново, Даниловых, Васильчиковых и Тухачевских). "Из немцы" пришел и Радша - предок Пушкина, один из трех, о которых он сам писал.

А сколько картошки Пушкины, Достоевские, Толстые, Тухачевские, Огарковы и Келдыши смогли бы вырастить Литве на радость Европе!

Почему же из благоприятной для жизни во всех отношениях почти-Европы уходили в "тюрьму народов", к русским? - Кто даст ответ на эту ненормальную загадку? И дело не в татарах, не в их любви к деспотии: к ХХ веку точно так же почти все евреи мира оказались в России (и, разумеется, объявили ее "тюрьмой народов", а Европу, подарившую им Гитлера с газовыми камерами, - раем с правами человека)? Массовый уход же их из России начался и рос по мере ее еврокультуризации и евромодернизации, проводимых ими же. Ответ на эту загадку дал, конечно, основоположник российской этнокоммунологии Д.И.Менделеев - потому, что "мы, русские, взятые в целом, благодаря бога, кичливости чужды". Вот и вся отгадка.

Крайнее (мягко говоря) лицемерие европейцев и наших "европеоидов" всем известно и напоминать о неудачной связи Литвы с татарами даже не стоило. Можно было бы и следовало бы ожидать, что вот у рыцарских грузин не так, и грузинские "сократы", вроде Мераба Мамардашвили, обличают Русь, потерявшую невинность с татарами, с высоты своей знаменитой непорочности.

Царь Грузии Давид IV (1089-1125) женился на дочери вождя половецкого союза Отрока (Атрака), грехи именно этого недруга Руси евроагентура валит, естественно, на друга Руси хана Кончака (с особой, проникающей в подсознание и кодирующей злобой - в рассказе Ивана Евсеенко "Половецкое поле" - в рамках систематически проводимого стравливания русских и татар, православных и мусульман). На Кончака, который в своей знаменитой "арии Кончака" хотел бы быть не врагом князя Игоря и русских, "а союзником верным, а другом надежным, а братом твоим"). Для чего грузинский Царь женился на кипчак-татарке - ясно из того, что он взял у тестя и разместил в Грузии пятидесятитысячную половецкую конницу (это больше, чем чингисхановских собственно монгол, завоевавших Русь), которая сыграла решающую роль в критических событиях 1118-1125 гг, разгромила в 1121 г. тюрок и разорила г.Бардави, а в 1123 г. - сельджуков. О половецкой эффективности можно судить по тому, что султан сельджуков запросил у Давида IV "любви и мира и неразорения половцами"

Видно ли было уже тогда это негодное для российского симбиоза евросвойство, прорвавшееся в наши дни как фурункул: десятилетиями просить помощи, покровительства, спасения, получить спасение в виде Георгиевского пакта на сверхвыгодных неимперских равноправных условиях - и обгадить спасителя, как только наметился хозяин побогаче? Даже не задумываясь над тем, что будет завтра и что сказал по этому поводу Менделеев - на чета Мамардашвилям. Или оно прорастало постепенно, по мере заражения еврокультурой и трансформации в "торговую нацию", а когда-то действительно было рыцарство, вызвавшее всеобщую русскую любовь к Багратиону? Такой коррозионной силой обладает эта лавочниковая ржа?

Наконец, еще одно восполнение симбиотами (угрофинами и тюрками) двойного ключевого русского этнопсихологического изъяна: синдромов "голого короля" и "фигляра".

Неся на себе почти всю тяжесть вестернизации России и освоения еврокультуры, очень заразной, как мы все больше убеждаемся, все более существенная часть русских, оторванная от целебной силы земли (горожане), подхватывала не только физические болезни (например, французскую или теперь - СПИД) и социальные (наркомания, проституция, расизм, демократия), но также духовно-нравственные порчи и психические недуги. Один из них - потеря детской способности видеть "голого короля", т.е. внушаемость (суггестивность, манипулируемость, зомбируемость). "Голый король" все шире шествует в искусстве, социально-экономической и политической сферах жизни России.

Этот феномен не только не исследуется, но нигде вслух своими словами и не называется. Исключение составил, повидимому, лишь Д.Рагозин, лидер Конгресса русских общин: "... есть еще некоторая бесхребетность русская, когда никто не решается крикнуть, что король - голый". Но хребет есть, как раз наши симбиоты, в том числе - обрусевшие. Но русские уже сто лет, как ухитрились выскользнуть из этого своего хребта.

Наши симбиоты действительно в этой части - отсталые народы, они еще в детстве, а может быть - мудрые старики, впавшие в детство, но их "устами младенца глаголет истина". Потому-то на поверку (тщательную и честную) самым мудрым и видящим насквозь голого короля оказывается чувашский народ (посмотрите, крепкие задним умом, на результаты президентских голосований, на конкретные выступления в "судьбоносных" дискуссиях на партконференциях и т.д. - на то, что уже отстоялось).

В России, в том числе в советской России, существовал институт - Совет национальностей, где каждый народ, независимо от его численности, имел голос, к которому никто не имел права не прислушаться, он не позволял не услышать младенческий глагол истины. И приходилось многократно согласовывать и утрясать, искать общеприемлемое решение, если, например, мудрая и всегда молчаливая мордва вдруг высказалась против и заупрямилась. А теперь: целые народы упорно голосуют против евроразрушителя страны, а русские тоже упорно держат голого короля за харизматика и ждут, когда же европропагандисты прикажут по TV считать его "теперь" не вполне соответствующим и назначат нового голого короля.

Тысячелетний опыт ста пятидесяти народов, проживших не на острове или за океаном, а в самой гуще исторических событий, и выживших, охватывает все ситуации, какие бывали и какие могут возникнуть. К концу ХХ века Совет национальностей постепенно выродили и завершили клоуном Рафиком Нишановичем. А кучка политиканов, представлявших интерес только "европеоидов", стала гордиться тем, как ловко она протаскивает, по откровениям Бурбулиса, решения против ясно высказанной воли подавляющего большинства народа, как ловко положила она Россию на "операционный стол" и вспорола грудь.

Другое, близкое к этому русское этнопсихологическое свойство социопсихолог Лариса Васильева определила так:

"Есть в харатере странное свойство:

Перед смертью не плакать, а петь,

Не бояться несметного войска,

Перед жалким фигляром робеть".

И для угрофина, и для тюрка (татарина или башкирина) фигляр остается фигляром, как голый король - голым мужчиной. Голый фигляр-король или иной сверхруководитель может один (с экзодрузьями) решить судьбу подвластной страны. Симбиот дает шанс увидеть и не допустить. А кто и как распорядится шансом - другой вопрос. Для русской этнокультурной общности, а значит - и всего российского суперэтноса, этот вопрос имеет чрезвычайное значение, так как русский социальный биотип - вожаческая стая/стадо. Образ квазивождя - козла, ведущего стадо баранов на бойню, эта реальная модель вовсе не спроста гуляет в народе. Поскольку по мифологической модели Борхеса культурогенеза Каин убил Авеля, т.е. земледелец убил скотовода во всех смыслах, в том числе морально, и дискредитировал его в собственных глазах, такой естественный биосоциум, как стадо, стал метафорой презрения, и именно так эту метафору использует Пушкин в знаменитом "Паситесь, мирные народы!" Математик Пушкин как всегда точен: стадо - социальный биотип русского народа в его мирном состоянии (даже если уже началась война). В христианском самосознании, и прежде всего в православном, в соответствии с библией, это не оскорбление: пастырь и пастор это пастухи, а Агнец - это ягненок, барашек. Однако для самосознания русских, чья жизнь никогда не была мирной, а каждое поколение имело свою большую войну и несколько - малых, "стадо" - оскорбительно. Поэтому культурологи смягчают, в общем, не греша против истины: русский социальный биотип - вожаческая стая, без вожака - стадо. Однако даже в первых фазах больших оборонительных войн, по инерции, русский социум остается "стадом" без вожака (Барклай); стадом уже с вожаком (Кутузовым) - и кто видел самопостроение и поведение стада (особенно дикого) и разъяренных быков при нападении волков, тот знает, что это - Бородинская битва; на маршруте Бородино - Москва - Калужское шоссе, великий Крылов моделирует адекватно, это уже свора волкодавов в руках старого и опытного псаря, превращающаяся от Калужского шоссе в "гончих стаю", а далее-то - в волчью стаю. Это, вожаческая свора-стая, - нормальное военное состояние русского (а также тюркского, здесь полная системная совместимость) социума, а значит - и в целом Российского суперэтноса.

Группировки психопатов, асоциальных и криминальных элементов ищут квазивожаков, в качестве которых могут выступать фигляры и психопатологические личности. И В.Высоцкий, видимо знакомый с криминальной патопсихологией, из учебников или из жизни - не столь важно, фиксирует адекватно: "Мы не сделали скандала - / Нам вождя не доставало:/ Настоящих буйных мало - / Вот и нету вожаков." Группа с коллективным суггестивным воздействием может индуцировать психопатологии в окружающих, обрастая ими и вырастая в немалочисленное образование или движение.

"Лидером преступной группы с мощным суггестивным воздействием может быть и душевнобольной",- пишут патопсихологи Антонян Ю.М. и Гульдан В.В.,- "За счет чего психически больной человек становится лидером группы? Это кажется абсурдным, противоречит житейским представлениям о психических заболеваниях и социальных отношениях. Тем не менее охваченность доминирующей идеей, некоррегируемая убежденность в своей исключительности, патологичность, маскируемая парадоксальностью и афористичностью высказываний, отражающие нарушения мышления и эмоциональной сферы, для внешнего наблюдателя могут складываться в облик необычности, силы, призванности, стойкости, могут оказаться привлекательными для определенной категории лиц". Так сказать: вот вам пассионарий, вот вам и харизматик-маразматик. Эти связи еще не изучались.

Хорошо моделируют стайное квазивожаческое поведение людей следующие социобиологические эксперименты. В косяк рыб, который обычно рыщет в поисках кормового поля, следуя за очередными уверенно вырывающимися рыбинами, почуявшими поле, запускают оперированную рыбину с удаленными участками мозга, лишенную таким образом самокоррекции и "сомнений", и весь косяк идет за этим безмозглым, но "абсолютно решительным" экземпляром до конца.

Охватить суггестикой сто разнородных групп, каждая из которых имеет свой, несколько отличный от всех других, участок спектра суггестивных воздействий, практически невозможно. Участки же этносов, выросших в столь различющихся вмещающих их ландшафтах, как лесной и степной, расходятся значительно, и их совецкий союз удерживает от непоправимых ошибок, пока он по существу, а не формально, союз, основанный на совете и на совести.

Совмещение ряда особенных этнопсихологических и культурно-генетических свойств в степняке - не внушаемости в русском участке спектра суггестивности, родовой привычки брать в экстремальных условиях ответственность на себя, без совещаний и оглядки на будущую реакцию "коллег" (- где все это в степи?), решительность, дисциплинированность семьи и послушание главе, вольность и верность ("тупая" - в понимании нашего "европеоида") - все это тоже оказывается дополнением в необходимое в реальной жизни разнообразие реакций симбиоза, являющееся основой его устойчивости и самозащиты.

 

 

 

 

Выводы из татарского цикла

Этот татарский миницикл 1200-1600 гг дает несколько уточнений в естественную теорию России, которые позволяют понимать современный процесс цикла вестернизации (1600-2000 гг) и отбрасывать грубые ошибки или мошенничества наших и зарубежных политологов, политиков, политиканов и идеологической обслуги.

1) Русский этнос (и через него - остальные) осваивает генетический секрет совершенно определенного направления могущества, в данном случае - военно-политического. Татары берутся именно в военную и политическую элиту и знать. Их притязания на иную элитность и иное "командование" - например, общекультурное, экономическое и т.п. были бы бессмысленными, а воспринимались бы как мерзость (и когда позднее такие притязания случались - они так и воспринимались обществом). В наш цикл - цикл вестернизации 1600-2000 гг, комиссарами которого на последних этапах были русские немцы в XIX веке и сменившие их в XX веке русские евреи, такое необоснованное расширение сфер притязаний стало характерно. На это резко обратил внимание Д.И.Менделеев:

"Всем известно, что преимущественно по религиозным причинам нигде народ не любит евреев, хотя народец этот обладает многими способностями и свою пользу странам приносит, конечно, не своими кагальными или масонскими приемами и политиканством, а своим торговым посредничеством, которого очень недостает в России" [с.45].

(Менделеевский рецепт: "Отказаться от кичливой заносчивости и встать в ряды обычных тружеников, так как, по мне, русские люди охотно подружатся даже и с евреями". По конфессиональным причинам тогда, в 1905 г., это было нереально, но "атеистическая" советская власть такую возможность создала и реализовала - другое дело, что мировая сионистская верхушка приложила колоссальные усилия, чтобы ликвидировать эту возможность).

2) Соединяемый могущественный этнос клеймится ("обзывается") в народную память. В данном случае - "басурман" (русское произношение религиозной принадлежности многих татар - мусульман, как позднее - религиозной принадлежности многих евреев иудаизму, jude, первая буква у русских читалась как "жи", в "клеймо" жид) и "незваный гость хуже поганого татарина" : дословно "поганый" - язычник, но стало "клеймом". Немец (немой - не знающий языка) и есть приросшее обзывательство германца, дойча. И вместе с клеймом дается власть над жизнями и судьбами людей, и степень индульгенции, терпеливости и незлопамятства к ее "инородческим" издевательствам и истязаниям, которая поражает. Лишь бы он выполнил свою функцию: помог спасти народ в целом, страну и культурное ядро от истребительной угрозы (обычно - внешней) и открыл (вольно или невольно) свой генетический кащеевский секрет могущества. Да - значит бесследно прощается все. Но требовать не только абсолютного подчинения, жертвенности и всепрощенства, а и любви к себе и восхищения (басурмановосхищения или жидовосхищения), требовать от целого народа этого запредельного рабо-мазохизма - абсурд и мерзость или маразм. (Достаточно поклонения басурманской "заднице и ее окрестностям" и газмании огромной армии так называемых "новых русских", которое ежедневно рекламируется по телевидению). Но именно этого двести лет требуют и добиваются те, кто прошел школу рабства - не липового "монгольского рабства", о котором непрерывно кричал Маркс, а настоящего, классического, египетского и/или римского.

3) Означает ли все это, что такой "инородческий" элемент не может повлиять на русскую и в целом российскую культуру и культурное ядро? Да, пока он исполняет свою основную функцию - "работу", "грязную работу" по русским понятиям (зло и похоть), он не имеет никаких прав на "работу по совместительству", и что с ним сотворят, если он из-за этого не исполнит свою основную функцию - истории пока, слава богу, не известно. Такого не бывало: русский этнос на самом деле всегда держал власти в ежовских рукавицах. Другие наши этносы, включая даже украинский (!), этому так и не научились, а о татарах и башкирах и говорить нечего: своих обкомовских ханов и райкомовских мини-хамов они сразу после смерти Сталина распустили до невозможной, традиционной степени и защиту от них находили потом только в Москве, пока она с 1970-х годов не стала выдавать с головой татар и башкир их хамам, поощряя даже использование в выявлении жалующихся анонимов Комитета Государственной Безопасности (можно ли после этого удивляться тому, что КГБ, жировавший в государственной кормушке, стал разрушителем государства и весь его клятвопреступный офицерский состав подлежит военному трибуналу?).

4) Означает ли это, что вообще нет возможности? Нет. Во временных пределах своего цикла (татарский: 1200-1600 гг) "инородческий элемент" исполняет свою основную, но лишь переходную функцию. По окончании цикла его социальная ниша и функция постепенно меняется. Почти до конца XVII в. татары, как правило, возглавляют войска, даже и в XVIII в. они встречаются в этой роли. Во второй половине цикла вестернизации потомки татар исчезают из высшей военной сферы. И вскоре (через 200 лет по завершению своего цикла) они обнаруживаются в высшей культурной сфере: Кантемир (Хан-Темир), Карамзин (Кара-Мурзы), Державин (Нарбековы), Толстой (Идрисовы), Достоевский (Челебей), Тургенев (Арслан Турген), Куприн и др. - бесчисленно.

Но не немедленно, не указом, не беспардонным саморекламированием, сговором и мошенничеством, угрозой и истериками, не конкурентным вытеснением и подавлением русских ростков или террором. То есть, если комиссары современного российского цикла, вестернизации, - немцы и евреи - вылетев из власти соответственно в XX и XXI веке, проявят терпение и трудолюбие (по Менделееву), в качестве награды, аналогично генералу Ермолову (Er `мужчина, герой` + molla<араб. mulla> `ученый, священнослужитель`: "Предок рода Ермоловых Арслан мурза Ермола, а по крещении названный Иоанном, в 7014/1506 году выехал к великому князю Василию Ивановичу из Золотой Орды"; в ответ на государев запрос: "Какую награду тебе назначить?" русский татарин Ермолов ответил: "Государь, назначь меня немцем!"), будут просить назначить их китайцами или японцами - кто там будет властвовать в России, то в XXII веке они начнут определять лицо российской культуры. А сейчас не следует ревновать к Пушкину и пытаться с ненавистью "сбрасывать его с корабля современности" или дискредитировать его имя и облик в пошлых кинолентах. Не следует ревновать ко Льву Толстому и возмущаться тем, что роман В.Гроссмана "Жизнь и судьба" русские не ставят в один ряд с "Войной и миром", хотя, посмотрите, заголовки одинакового вида. Не стоит расстраиваться от того, что Леонид Утесов в своем влиянии на русскую культуру не тянет против Гаврилы Державина, а Нобелевский лауреат Иосиф Бродский против нелауреата Пушкина - в степени их влиния на русскую культуру и душу народов России. И из таких сравнений не следует тайно сомневаться в своих способностях, что имеет место у нетерпеливых. И так "преждевременно" (по сравнению с теоретическим временем), еще до наступления "своего" века, Левитан, Надсон, Рубинштейн и Антокольский оставили неизгладимый след в русской культуре.

5) Как высоко во власть может подняться такой "инородческий" представитель и когда? Татарский цикл, как и нордический, показывает - неограниченно высоко. А на завершении цикла - повышена вероятность его приглашения даже в самодержцы (цари): известные примеры - Саин Бикбулат и Борис Годунов. Саина Бикбулата (по крещению - Симеона Бикбулатовича) Иван Грозный назначал за себя царем вовсе не из придури, как считал В.Пикуль, знавший, но не понимавший российской истории, и не только как марионетку, как считают многие (большинство) историков. Не берут Казань русские (со своими, касимовскими и московскими, татарами как ударной силой), если не продемонстрируют над собою татарина-царя (конечно, верного и не торгующего честью, что в "европеоидном" понимании равносильно - дурак: такой ярлык на Симеона и повешен историками). Не бомбят Чечню, если не продемонстрируют над собою чеченца - Председателя Верховного Совета, Хасбулатова. И трясись, Татарстан и Казахстан, если своим президентом русские выберут татарина по матери, казаха по отцу и русского по воспитавшему его отчиму Амангельды Моджагалиевича Тулеева.

"Горестные" сетования известных советологов на то, что из-за еврейских корней не выберут в президенты Немцова, Явлинского, Чубайса и т.п. (в остальном, мол, они хороши) и их "радость", что потому же не выберут Жириновского или Льва Рохлина, есть прежде всего подлая клевета на весь российский суперэтнос - и не известно, на кого больше: на русских, татар или на евреев (Эти строчки написаны до убийства Рохлина и до того как премьером России стал гражданин Израиля по фамилии Израитэль или по-русски Кириенко. А сегодня в премьерах и Примаков, который в такой же малой степени не русский, а русский еврей Киршблат, в какой Борис Годунов - не русский, а русский татарин Чет - механизм один). Это сознательное оболгание русской истории. На русских - понятно. На них с ловкостью, какой обладает лишь один народ на свете, вешается ярлык антисемитов, совершенно не обоснованный во всех смыслах семитства. И если президентом-царем выберут даже не просто еврея (что наиболее вероятно), а иудея, эти обвинения не снимутся, как представляется нормальному, "первобытному" народному мышлению, а тысячекратно возрастут, взорвутся - потому что, если теперь обнаружится хотя бы один человек из ста миллионов (а гонорар за такое обнаружение - не проблема), который не выражает ежеминутно и повсеместно восхищения таким президентом, весь стомиллионный русский народ будет обвинен всем цивилизованным человечеством в экстремистском антисемитизме и соответственно фашизме и один за другим украден в гаагский трибунал.

Почему же это клевета и на российских евреев? Потому что их комиссарство (явное и скрытное, тактическое и стратегическое командование и лидерство) во внешнеполитическом посредничестве, в вестернизации и жизненно необходимой модернизации России ХХ века, в революциях 1905 и 1917 годов, гражданской войне, расстреле царской семьи, концлагерной системе, уничтожении казачества, крестьянства и "неперспективных деревень", в индустриализации, культурной революции, сциентизации, овладении атомной энергией, внешнеполитических бесспорных победах и т.д. и т.п. - словом, в становлении сверхдержавы и высшем взлете России за всю ее историю - это оказывается тогда всего лишь ритуальным человеческим жертвоприношением своему богу, а не необходимой жертвой России-СССР в ее модернизации и мобилизации к самой страшной за всю историю человечества беспощадной и истребительной мировой войне с применением оружия массового уничтожения-устрашения. Войне, в которой российский суперэтнос оказался не "один на один" с объединенным блоком четырех мощнейших в мире этносов (англосаксов, германского, японского и иудейского), распоряжающихся практически всеми, кроме российских, мировыми ресурсами, а во многом, если не в основном, благодаря российским евреям - в соотношении 3:2 в нашу пользу, что, как известно, оставляет хороший шанс для обороняющейся стороны, в отличие от соотношения 4:1 в пользу внезапно нападающего врага, которое никаких шансов выжить не оставляет.

Не предвидя в точности всего этого, всякий русский мужик, расстреливая в 1918 году под команду чернобородого еврея-комиссара своего русоголового голубоглазого офицера, что описано в литературе, шел к этому единственному шансу в решающий момент истории и вел к нему всю Россию, решая в невозможных условиях выявленную Менделеевым стратегическую задачу России - уцелеть и продолжить свой независимый рост. Полное непонимание российской истории, полную веру русофобской клевете на русский народ проявляла "патриотическая оппозиция", когда ожидала с наступлением перестройки, что распространение в России книги А.Гладкого "Евреи в России и СССР" с впечатляющей фактографией полного еврейского засилья во всех руководящих сферах и всем начальстве концлагерей (как русских татар в конце татарского цикла, почти магическая цифра - 83%) вызовет всенародный взрыв. Бесполезно было объяснять ей, что народ все в общем не только знал, но и санкционировал, больше того - с огромным трудом и издержками организовал это, что это его периодически повторяющийся в истории "фирменный" способ самосохранения в своем культурном целом как народа, когда выжить нет шансов, обновления и победы, когда кроме сплошного поражения и Разгрома ничего не просматривается и не имеет оснований.

6) Исполнив основную, переходную свою функцию, и благополучно завершив свой цикл, не весь же этнос - комиссар завершенного цикла - становится царями и великими русскими писателями. Этнос уходит в свою мирную жизнь, к охране которой привлекается новый этнос, идентифицированный русскими как сильнейший. По какой "статье" сильнейший и по каким признакам - никому не известно.

Цикл вестернизации 1600-2000 гг заканчивается. Его отличие в том, что Запад как по частям, так и в целом, более того - с привличением Ближнего и Дальнего Востока, так и не выдержал испытания, а суворовское "русские прусских всегда бивали" засело в подсознании этноса. Этого нельзя было сказать ни о скифах, ни о варягах, ни о византийцах, ни, тем более, о татарах. Достигнув паритета с объединенным блоком четырех мощнейших в мире этносов, Россия повторила трюк Ивана Поддубного, который поднял соперника, лег лопатками на ковер и положил "победителя" на себя. И "победитель" объявил себя победителем. Это позволило продолжить незавершенный поиск секрета завтрашнего могущества России. Он уже частично ассимилирован (секрет культурный итало-французский и секрет научно-технический германо-англосаксонский), а частично - нет (секрет финансово-торговый конспиративный иудейско-протестантский). И пока этот процесс не завершится, русский этнос не успокоится и будет все более настойчиво с приближением срока идти на любые жертвы, лишения, беды, самоунижения и провокации. Он "чувствует", что старый цикл заканчивается и подходит новый цикл 2000-2400 гг, который может оборваться в 2160-е годы. Словом, он необычно начинается совмещен&#