UCOZ Реклама

Татарское историческое общество

 

Р. Сабитов
Этнические стереотипы во взаимоотношениях военнослужащих

После распада Советского Союза практически у всех народов, населяющих Российскую Федерацию, наблюдался интенсивный рост национального самосознания. Одним из последствий этого было изменение значимости этнической принадлежности в системе индивидуальной идентификации людей и повышение роли этнических стереотипов в восприятии людьми друг друга, особенно в ситуации межэтнического взаимодействия.

Армия в России не является замкнутой профессиональной группой. Поэтому она не осталась в стороне от процессов, характерных для российского общества в целом. Помимо того, что воинские подразделения нередко принимают участие в разрешении этнических конфликтов, этнический состав самой российской армии, как и этническая структура населения России, многонационален. Иначе говоря, и повседневная жизнь, и военная деятельность воинских коллективов почти всегда протекает в условиях межэтнического взаимодействия. И здесь есть своя специфика по сравнению с гражданскими многонациональными коллективами. Она состоит прежде всего в том, что в этнополитическом и административном смысле армия экстерриториальна: межнациональные отношения типа «коренной житель — приезжий» внутри армии лишены смысла.

В течение службы в армии человек, в силу специфики своих обязанностей и социального статуса, как бы выпадает из сферы влияния тех или иных национально-государственных идеологий. И сталкиваясь с представителями других национальностей, он едва ли может использовать аргументы и стереотипы этих идеологий — тем более, что армейские коллективы — это группы скорее инструментальные, чем социальные и скорее реальные, чем статистические. Поэтому использование каких бы то ни было общих социальных стереотипов, в том числе и этнических, здесь неэффективно. А в некоторых ситуациях могут формироваться собственные — армейские — варианты этих стереотипов.

Кроме того, в отличие от трудовых и иных гражданских коллективов, армейские подразделения подвержены интенсивной ротации кадров, причем свободный выбор коллектива практически исключен. Член армейского коллектива постоянно находится в маргинальной ситуации между вновь поступившим и старожилом. Современные военные технологии предполагают уровень группового взаимопонимания и взаимодействия адекватный тесным межличностным отношениям в организации воинской службы и формировании воинских групп, поэтому особую важность приобретает учет роли стереотипного восприятия людьми друг друга. Привлекает внимание в том числе и использование этнических авто- и гетеростереотипов в коллективах военнослужащих.

С этой точки зрения интересен опыт создания военными психологами экспресс-методик для исследования этнических стереотипов. Одна из таких методик — количественной оценки этнических стереотипов и отношений — была разработана группой военных психологов под руководством доктора психологических наук

 

А.Я. Анцупова и использовалась на кафедре социальной и военной психологии Гуманитарной академии вооруженных сил.

В указанной методике принята симметричная десятибалльная шкала. Оценка «+5» соответствует полному эмоциональному принятию военнослужащим представителя другой национальности, оценка «-5» — полному неприятию его, оценка «О»

— несформировавшемуся либо безразличному отношению. Методика направлена и на выявление источников формирования стереотипов, сложившихся у воинов-призывников; она фиксирует их знания культурных особенностей, обычаев, традиций людей других национальностей, направленность и содержание их авто- и гетеросте-реотипов.

Кафедрой военной педагогики и психологии Киевского высшего военно-морского политического училища в свое время была предложена методика определения национальных стереотипов и влияния этих стереотипов на сплоченность подразделения. Она применяется в двух вариантах: во-первых, для проведения экспресс-анализа во время первичного знакомства с прибывшими в подразделение военнослужащими; во-вторых, для оценки состояния межнациональных отношений, выявления микрогрупп, прогнозирования вероятности возникновения конфликтов на национальной почве.

Эта методика включает шкалы социальных дистанций между представителями различных национальностей с весьма высоким значением воспроизводимости (R = 0,90—0,95), оценки значимости своей и других национальностей, психологические тесты, списки качеств для описания типичного представителя той или иной национальности.

В основу настоящего исследования были положены специально разработанная экспресс-методика количественной оценки этнических стереотипов и отношений и метод «приписывания качеств». Изучение осуществлялось путем анкетирования. Для количественной оценки этностереотипов у военнослужащих в первой анкете использовалась симметричная десятибалльная шкала. В нее входили вопросы:

1. По выявлению факторов-детерминант формирования этностереотипов у военнослужащих, как то: — личных контактов с представителями другой национальности; — информации, полученной от других людей (родственников, друзей и т.п.); — сведений, почерпнутых из средств массовой информации (телевидения, газет, радио и т.п.).

2. О социальном положении солдата.

3. О его национальности.

4. Об уровне его образования и сопутствующих обстоятельствах.

Вторая анкета, сконструированная по методу «приписывания качеств», использовалась для выявления стереотипа «типичного представителя некой национальности». В настоящем исследовании, участниками которого были военнослужащие русской и татарской национальностей, опрашиваемые должны были нарисовать «портреты» «типичного русского» и «типичного татарина», используя 15 качеств, выбранных из предложенного набора, состоявшего из 70 качеств.

Вот какая картина вырисовывается из предварительного анализа данных; полученных при опросе по второй анкете 40 военнослужащих (20 русских и 20 татар), проведенном в начале и в конце их срочной службы. Такой динамический анализ   позволяет выявить некоторые закономерности изменения этнических стереотипов у военнослужащих под влиянием их активных контактов с людьми других национальностей в рамках армейского подразделения.

Прежде всего надо отметить, что авто- и гетеростереотипы имели безусловную положительную направленность. Изменился собственно набор качеств, активно используемых (т.е. отмеченных более чем 20% опрошенных) для характеристики «типичных» представителей русской и татарской национальностей.

Это касается прежде всего количества характеристик, используемых в стереотипе, что может служить показателем его когнитивной сложности и частоты использования. Если в начале срочной службы при построении стереотипа опрошенные активно использовали набор из 22 качеств, то к концу службы это число сократилось до семи (в целом по авто- и гетеростереотипам). Автостереотипы состояли из несколько большего числа качеств — как в начале, так и в конце службы: для русских, соответственно, 23 и 11, для татар — 25 и 9. В гетеростереотипах количество активно используемых качеств было немного меньше среднего уровня: для русских, соответственно, 15 и 8, для татар — 18 и 10. Различия в изменениях авто- и гетеростереотипов можно объяснить исходя из их функционального различия, отмеченного Г.У. Солдатовой. Автостереотип ею трактуется как образ собственно этнической группы, демонстрируемый другим, а гетеростереотип — как образ-ожидание другой группы1. В таком случае данные исследования говорят о наличии у военнослужащих известной маргинальности (неполноты) этнической идентичности: с одной стороны, они в течение всего срока службы осознают себя представителями своей национальности, но, с другой стороны, все меньше воспринимают своих коллег по службе как представителей другой национальности.

Более точное объяснение этого явления можно дать, проанализировав качественные изменения в обоих этнических стереотипах за время службы опрошенных. Используя метод экспертных оценок, участники исследования подразделили весь предлагавшийся опрашиваемым набор качеств на две категории: характеристики собственно оценочные (например, «оптимистичные», «гуманные», «патриотичные» и т.п.) и характеристики взаимодействия («дружелюбные», «самодовольные», «замкнутые», «искренние» и т.п.). С учетом этого различия сравнение данных опросов в начале и в конце службы показало, во-первых, что доля собственно оценочных качеств в этническом стереотипе к концу службы заметно снижается. Другими словами, этнический стереотип приобретает ориентированность на взаимодействие и существенно преобладающими в нем становятся оценки возможностей взаимодействия (в среднем доля характеристик первой категории снижается на 15% и соответственно возрастает доля характеристик второй категории). Во-вторых, величина снижения доли оценочных характеристик больше в случае гетеростереотипов (на 25%), чем автостереотипов (примерно на 6%).

Таким образом, можно сделать вывод, что специфика межэтнического взаимодействия в условиях армии приводит к возникновению маргинальной (неполной) этнической идентичности, для которой характерны, с одной стороны, относительно слабая развитость гетеростереотипа (т.е. образа «их») и ориентация на представителя другой национальности прежде всего как на партнера по взаимодействию а, с другой стороны, сравнительно стабильное осознание себя представителем собственной этнической группы, но не за счет снижения образа «их», а благодаря относительному усложнению деятельностных параметров стереотипа.

Хочется надеяться, что этот вывод будет полезен при организации групповой коррекции этнической предубежденности. В заключение отметим, что сделанные выводы относятся к функционированию воинских подразделений только в условиях мирного времени.

Примечания

1. См. Дробижева Л.М. и др. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации 90-х гг. М., 1997. С. 317.

Социально-культурные и этнические стереотипы. Материалы научной конференции молодых ученых и аспирантов. Москва. Октябрь 1996 г. 

 

Обсудить на форуме

 

Новостройки Москвы, от 10000 за м2. Недвижимость новостройка, купить квартиру в Москве . Сайт 1001qfo.info: Каково давление на дне океана

Hosted by uCoz